#Путин: перспективы

На что надеется Путин? На чудо!

21.11.2018 | Федор Крашенинников

Президент полагает, что обстоятельства сами изменятся в его пользу, считает колумнист Федор Крашенинников
krasheninnikov-fedor-400.jpg

Политика ожидания

«Буду верить в чудо!» Как кажется, именно так и можно ответить на вопрос, на что вообще надеется Владимир Путин, продолжая свою авантюристическую и все более опасную внешнеполитическую игру на фоне нарастающих экономических трудностей внутри страны: он надеется на чудо, на то, что рано или поздно обстоятельства сами изменятся в его пользу. Или же представится случай сделать что-то, что радикальным образом изменит расстановку сил.

Насколько эти ожидания реалистичны — это отдельный вопрос. Но то, что как политическая стратегия ожидание внезапных перемен к лучшему имеет право на жизнь, способна оставаться вполне востребованной и вдохновлять находящуюся под давлением элиту — это несомненно.

Нельзя списывать со счетов и субъективный фактор: западным элитам и оппозиционно настроенным к современной российской власти наблюдателям положение Путина может казаться гораздо более драматичным, чем он сам его ощущает. Скорее всего, и сам он, и его окружение видят мир иначе и в их представлении как раз-таки страны Запада находятся на полшага от того, чтоб переругаться между собой и наперегонки побежать в Москву — мириться с оказавшимся правым российским лидером и заключать с ним сепаратные договора, в пику недавним союзникам.

И такая политика Путина — не уникальна, она имеет исторические аналоги.

«Чудо Бранденбургского дома»

Во второй половине 18 века Пруссия была источником постоянной напряженности в Европе. Агрессивная политика ее короля Фридриха втянула страну в серию затяжных войн с сильными соседями, прежде всего с Австрией и Россией. Несопоставимая экономика и демография воюющих сторон делала поражение Пруссии неизбежным. В 1759 году австрийские и российские войска нанесли армиям короля Фридриха поражение во время битвы при Кунерсорфе. Вечером после сражения отчаявшийся король написал своему министру: «У меня больше нет никаких резервов…я верю в то, что все потеряно. Гибели своего Отечества я не переживу. Прощайте навсегда!».

Скорее всего, и сам Путин, и его окружение видят мир иначе и в их представлении как раз-таки страны Запада находятся на полшага от того, чтоб переругаться между собой и наперегонки побежать в Москву

Тем не менее, неизбежного казалось бы краха Пруссии и, соответственно, правящего в ней Бранденбургского королевского дома, не случилось, причем вовсе не благодаря гению Фридриха, а исключительно из-за неспособности командования австрийских и российских войск довести разгром прусских армий до конца. Через четыре дня Фридрих обнаружил, что добивать его никто не собирается, радостно сообщил своему брату, что произошло чудо, которое спасло Бранденбургский дом.

Но это чудо было не последним: 5 января 1761 года умерла российская императрица Елизавета Петровна, которая была последовательной противницей Фридриха, и к власти в России пришел ее племянник, известный как Петр Третий (урожденный Карл Петер Ульрих). У него были свои взгляды на европейскую политику и он закончил войну с полуразгромленной Пруссией, став ее союзником.

Несмотря на то, что два этих «чуда» случились с разницей в полтора года, в целом «чудо Бранденбургского дома» можно описать как спасение государства и его руководителя в ситуации, которая по всем показателям должна была бы кончиться его окончательным разгромом и гибелью. Причем спасение пришло извне, благодаря стечению ряда обстоятельств – тактической беспомощности атакующей стороны и радикальных перемен в руководстве одной их воющих держав.

История 18 века внушала надежды руководству Германии весной 1945 года: после смерти президента США Рузвельта и на фоне нарастающих противоречий между странами антигитлеровской коалиции, Геббельс активно ссылался на чудесное спасение Пруссии и пророчествовал, что и в этот раз чудо повторится, союзники переругаются буквально у стен Берлина и это даст нацистском режиму шанс на выживание. Как мы все помним, ничего подобного не произошло, а союзники рассорились уже после того, как от Третьего Рейха ничего не осталось, а его лидеры или покончили жизнь самоубийством, или были казнены.

При чем тут Путин?

Прямые аналогии с 18 веком и тем более с Третьим Рейхом совершенно не уместны, тем не менее приведенные истории демонстрируют, что надежда на чудо в международной политике вовсе не такое наивное и бесполезное дело. Главное – не капитулировать раньше времени и верить в свою звезду. Поэтому очевидная стратегия надеющихся на чудо – тянуть время и ждать, пока условная Елизавета Петровна умрет и на ее место придет кто-то более сговорчивый, ну или пока руководство атакующих сил наделает ошибок, которые и позволят если не выпутаться из ситуации окончательно, то хотя бы получить передышку.

В отличие от Фридриха Прусского, который в традициях своего времени делал ставку на военный успех, Путин пытается приблизить чудо, а потому всеми доступными ему методами влияет на политику и общественное мнение западных стран

Положение Владимира Путина не так отчаянно, как положение короля Фридриха: на дворе 21 век и речь к счастью идет не о вражеских армиях, а политическом противостоянии.

Не надо быть великим политиком, чтобы увидеть два возможных исхода сложившейся ситуации: или Россия будет в итоге вынуждена отступить со своим сегодняшних политических позиций под внешним давлением и из-за нарастания внутренних проблем, или же сумеет их сохранить. При этом очевидно, что второе невозможно с помощью военных побед или экономических успехов. Единственным шансом для Путина сохранить себя и Россию в нынешнем состоянии – это кризис внутри противостоящего ему блока западных демократий, ссора между ними и его распад с отказом от претензий к России по поводу Крыма, Донбасса, Сирии и всего прочего.

В отличие от Фридриха Прусского, который в традициях своего времени делал ставку на военный успех, Путин пытается приблизить чудо, а потому всеми доступными ему методами влияет на политику и общественное мнение западных стран. Между прочим, нельзя сказать, что ему это совсем не удается: насколько ощутимым был вклад России в Брекзит, победу Трампа и другие сотрясающие западный мир ситуации, можно и нужно дискутировать, но очевидно, что все эти ситуации Путин использует по максимуму в свою пользу.

С одной стороны, надежды на развал западного блока из-за экономических проблем Греции, Брекзита, победы Трампа, а равно как и ставки на победу во Франции Марин Ле Пен оказались битыми. Но с другой стороны, засобиралась в отставку Ангела Меркель, падает рейтинг Эммануэля Макрона, Трамп чудит – словом, при желании во всем этом можно снова и снова находить поводы верить в то, что вот-вот случится оно самое, чудо.

Для верности можно и в проверенном монастыре свечку поставить и к мощам приложиться - хуже не будет, а вдруг сработает?


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.