Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Ш против Z

15.03.2010 | Новиков Константин | № 09 от 15 марта 2010 года

Два единоросса не поделили пост мэра Омска


150-06-01.jpg
 Кампания по выборам мэра Омска поставила своеобразный рекорд. Такого обилия «черного пиара» здесь не видели уже очень давно. Билборд с фразой «Ша на дембель, рейдер!» — далеко не самый резкий выпад в адрес действующего мэра Виктора Шрейдера. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что в борьбе за пост главы города схлестнулись однопартийцы, члены политсовета омского регионального отделения «Единой России»


Выбор у омичей изначально был небольшой: всерьез бороться за пост главы города решили лишь два кандидата — единороссы Игорь Зуга и Виктор Шрейдер. Еще двое — «независимый» Владимир Друковский и жириновец Ян Зелинский — кандидатами были сугубо техническими. «Мне пришла газета от ЛДПР, — рассказывает председатель омского отделения партии «Яблоко» Сергей Костарев, — с примерно таким текстом: выбирай, за кого тебе голосовать: за немца Шрейдера, еврея Друковского, чеченца Зугу или за русского парня с польской фамилией Ян Зелинский». Главной задачей «русского парня с польской фамилией» было перетянуть внушительный электорат ЛДПР (около 7%) на сторону кандидата Зуги. Привычный лозунг сторонников Жириновского «Вырвем коррупцию из тела России» в Омске обернулся листовками «Уважаешь Жириновского — голосуй за Игоря Зугу. Только он вырвет коррупцию из тела города».

Чукотский синдром

«У Зуги нет шансов победить,— говорил за несколько дней до выборов источник в областном правительстве. — Его задача — оттянуть на себя максимальное количество голосов у действующего мэра. Эту задачу ему поставил губернатор». Сторонние наблюдатели также отмечали тесную связь кандидата Зуги с губернатором Полежаевым. Когда глава региона неожиданно заболел, Зуга настолько растерялся, что даже начал снимать с телеэфира свои ролики. Объяснение этому странному тандему простое: в 2010 году Леониду Полежаеву исполнилось 70 лет, и, учитывая отношение Кремля к губернаторам-долгожителям, вряд ли он встретит свой следующий день рождения в этом же кресле (срок полномочий Полежаева истекает осенью 2010 года). Кандидатура его преемника пока неизвестна, хотя потенциальный список претендентов уже вовсю обсуждается. Омская область считается территорией нефтяников: здесь расположен Омский нефтеперерабатывающий завод, а у бывшего владельца «Сибнефти» Романа Абрамовича есть скромная усадьба в центре города. Соответственно, нефтяники заинтересованы в том, чтобы лояльного Полежаева на боевом посту сменил не менее лояльный, а лучше всего — свой человек. Потому-то фаворитом в борьбе за губернаторское кресло считается вице-спикер Чукотки Андрей Городилов. С его отцом, Виктором Городиловым, Абрамович создавал в свое время «Сибнефть».
Если бы Виктор Шрейдер набрал предполагаемые 80% голосов на выборах мэра, он автоматически стал бы кандидатом №1 на губернаторское кресло. Учитывая, что 70% населения региона живет в Омске, такая поддержка была бы весомым аргументом в его пользу. Оттянув голоса с помощью Зуги, команда губернатора делает из него рядового, вполне заменяемого чиновника.

150-06-02.jpg
Стоит также отметить, что совсем недавно Полежаев «пустил» в Омскую область заправки «Лукойла». До этого момента монополистом на местном рынке была cначала «Сибнефть» Абрамовича, затем «Газпром нефть» — Александра Дюкова. Местные эксперты считают, что нефтяники согласились потесниться на этом рынке в обмен на поддержку Полежаевым «правильного» кандидата в губернаторы.

Непокорный член

Своего человека для выбора мэра «Единая Россия» искала путем внутрипартийных праймериз. На них с серьезным перевесом победил действующий мэр Виктор Шрейдер, и, получив благословение Бориса Грызлова, был без проблем зарегистрирован в горизбиркоме. Собеседники корреспондента The New Times в руководстве омского «Едра» рассказывают, что все кандидаты, принявшие участие в праймериз, подписали документ: они обязывались снять свои кандидатуры в случае поражения. Но Игорь Зуга проигнорировал волю партии и пошел на выборы. «Вопиющее нарушение партийной дисциплины, — считает один из партийных функционеров. — За такое его вообще должны были с треском исключить из партии. Но Зуге вынесли только предупреждение».
Непокорный единоросс развил бурную активность — из Москвы была выписана команда политтехнологов, город наводнила агрессивная политическая реклама. Поддерживавший кандидата журнал «Бизнес-курс» оценивал стоимость кампании в 25 млн рублей, при разрешенных законом 20 млн. Местные политтехнологи называли и вовсе сумасшедшие цифры — 200 млн.
Семь тыс. членов «Единой России» получили персональные письма от Зуги, в которых он объяснял свой поход во власть вопреки воле партии. Сделать такую рассылку, не имея доступа к базе данных партии, невозможно. Следовательно, Зуга какую-то поддержку единороссов таки имел. Не спешил вмешиваться в предвыборную гонку и губернатор Леонид Полежаев, который, кроме прочего, является членом высшего совета партии. За 18 лет руководства регионом Полежаев выстроил областную вертикаль власти так, что одной его команды хватило бы для того, чтобы Зуга насовсем пропал из информационного поля. Но почему-то все местные телеканалы почти непрерывно крутили рекламные ролики будто бы мятежного кандидата. С билбордов Зуга призывал «проветрить город» и отправлял Шрейдера «на дембель». Первую букву фамилии кандидата стилизовали под «знак Зорро» — Z. По городу передвигались агитационные автобусы, подолгу задерживаясь на остановках и в людных местах.

В борьбе за рейтинг

К столь агрессивной кампании конкурента градоначальник Виктор Шрейдер был не готов, хотя к выборам начал готовиться заранее. Омичам отправляли на дом отчеты о деятельности городской администрации, глава города, борясь за рейтинг, постоянно светился на ТВ. Но после начала кампании его преимущество начало таять. «В обоих штабах работают политтехнологи от «Единой России», — рассказал The New Times источник в штабе Шрейдера. — Но если у Зуги они работают агрессивно, то у наших, похоже, стоит обратная задача. Ну что это за слоган «Омские решения президентских программ»? Президентские программы — прерогатива областной власти! А нормальные идеи зарубают. Еще год назад 85% населения поддерживали действующего мэра».
В марте 2005 года за Виктора Шрейдера проголосовало почти 66% избирателей. С тех пор его популярность только выросла: в 2005 году баллотировались 27 кандидатов, еще не исчезла из бюллетеней графа «против всех» (этого кандидата поддержали 10,68% омичей). Сложилась странная и неоднозначная ситуация: Шрейдер победил на внутрипартийных праймериз, но партийный ресурс поддержал Зугу. Понимая, что помощи ждать неоткуда, мэр обратился к местным коммунистам, и те неожиданно предоставили ему под агитацию площади в своей газете. Впрямую поддержал Шрейдера депутат Госдумы Олег Смолин, завуалированно — лидер КПРФ Геннадий Зюганов и лидер местных «красных» Александр Кравец. Правда, в беседе с корреспондентом The New Times Кравец открестился от любой поддержки антинародного режима: «Газета «Красный Путь» — это единственное в городе независимое средство массовой информации, и мы имеем право размещать агитационные материалы на платной основе, — заявил он. — Газета существует на членские взносы, и мы решили дать ей возможность заработать на выборах». На вопрос о том, почему в таком случае они не разместили предвыборную агитацию Зуги, Кравец ответил довольно резко: «Мы не играем в демократию. Это наша газета, и мы размещаем того, кого считаем нужным. При этом мы не поддерживаем Шрейдера».

150-06-03.jpg

В конце концов, буквально за несколько дней до 14 марта Игорь Зуга опубликовал в местной газете открытое письмо к Геннадию Зюганову, в котором обвинил омское отделение КПРФ в сговоре с городской бюрократией и измене коммунистическим идеалам. Реакция Александра Кравца (газету принесли аккурат когда корреспондент The New Times брал у него интервью) была моментальной: в первичные организации ушла бумага, в которой омским коммунистам рекомендовалось голосовать за кого угодно, но только не за Игоря Зугу. «Мы не можем запретить нашим людям голосовать вообще — это незаконно, — пояснил свою позицию Кравец, — но мы можем по мере сил повлиять на волеизъявление наших сторонников». Борьба за голоса КПРФ в Омске — вопрос не праздный: регион в свое время входил в знаменитый «красный пояс», и позиции коммунистов здесь традиционно сильны. Кравец считает, что его сторонники составляют почти 40% электората, реальная цифра, конечно, ниже — по итогам парламентской кампании 2007 года за коммунистов отдали голоса почти 19% омичей.

Z против Ш

На стене общественно-политического центра намалевана огромная оранжевая буква Z. Еще одна такая же буква — на огромном билборде: она перечеркивает ветхую черную букву «Ш». Ветер гонит по снегу листовку с крупно набранным текстом «Шапокляк убираем, Зугу выбираем». Усталый пожилой дворник накалывает ее на шест, потом отправляет по назначению — в мусорку и, не обращаясь ни к кому конкретно и одновременнно ко всем, говорит: «Ну говнометы, когда у них только бумага кончится...»
Бумага кончилась 14 марта — в этот день жители Омска выбрали мэра, и самая «грязная» предвыборная кампания за последние 15 лет завершилась.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.