Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Рамки утопии

19.03.2010 | Черникова Юлия | № 09 от 15 марта 2010 года

В Центре современной культуры «Гараж» проходят две выставки — «Футурология» и «Русские утопии»

150-42-01.jpg
Илья Гапонов, Кирилл Котешов. Нулевые люди. Кузбасс. 2010

По замыслу кураторов, они демонстрируют развитие традиций русского авангарда. Разглядеть «Черный квадрат» Малевича в работах современных художников пытался The New Times

Вначале экспозиции стоит стог сена, напоминающий архитектурное сооружение — «Зиккурат» Николая Полисского. По его периметру расположены небольшие, но симпатичные огнетушители. Получается весьма символично: русский народный зиккурат с исходящей от него неясной, но неприятной опасностью, и тут же стоящие наготове огнетушители. Правда, автор инсталляции огнетушители в виду не имел, они появились в соответствии с инструкцией по пожарной безопасности. Это довольно характерная вещь для современного искусства: оно не против добавлений, интерпретаций и вообще вмешательств извне. В этом смысле «Черный квадрат» Малевича и стог Полисского ничем не отличаются.  

150-42-03.jpg
Группа «ПГ» (Илья Фальковский, Алексей Каталкин, Борис Спиридонов). Шива. 2001

«Футурология» идет по левую руку, а «Русские утопии» — по правую. Куратор «Утопий» Юлия Аксенова уверена, что их не перепутаешь: «Футурология объясняет будущее через прошлое. А утопическое мышление продуцирует качественно новые системы. Художники не только могут представить, но и воплотить сегодняшний день абсолютно по-другому». 

150-42-02.jpg
Алексей Булдаков. Секс Лисицкий. 2007

Может быть, и по-другому — если сравнивать с новостями и газетами, но нельзя сказать, что по-новому. Дмитрий Гутов продолжает делать концептуальные объекты из проволоки. Борис Орлов все так же пускает декоративные узоры по обломкам никак не гибнущей империи: по каркасу советского самолета и бюстам Сталина цветет пышным цветом хохлома. Снова можно увидеть компьютерную анимацию Алексея Булдакова, на которой занимаются любовью геометрические фигуры с полотен супрематиста Эль Лисицкого. «Футурология» несколько свежее: все произведения созданы специально для выставки по просьбе независимого куратора Эрве Михайлова. В 2007 году он устраивал групповую выставку молодых русских художников в Париже. В Москве продолжил работать с современным русским искусством, разделив его на две части — на тех, кто больше «про авангард», то есть продолжающих абстрактную и экспериментальную линию Малевича, и тех, кто больше склонен к фигуративности, — также продолжающих Малевича, только позднего, вернувшегося от квадратов с кругами к портретам русских крестьян. В первую группу, например, попал Андрей Молодкин с «Новым архитектоном»: он повторил объекты Малевича в новых материалах — неоновых лампах и трубках, наполненных сырой нефтью. Здесь же оказался Сергей (Африка) Бугаев, построивший целую лабораторию абстрактной живописи. Наследниками позднего Малевича неожиданно стали Илья Гапонов и Кирилл Котешов, изобразившие «нулевых людей» — суровых шахтеров Кузбасса с землистыми лицами (в составе краски концептуально использовался уголь), а также Иван Плющ, придумавший серию приключений советских парковых скульптур.

150-42-04.jpg
Николай Полисский. Границы империи. 2001–2007

Несмотря на то что обе выставки посвящены будущему, из них следует, что современное искусство хорошо умеет работать с прошлым — из намеков на русский авангард и обращения к советскому времени получаются не произведения, а конфетки. Но тут есть опасность. После часа блужданий по «Гаражу» охватывает крепкая уверенность в том, что современные художники готовы делать конфетки из всего. Даже из «Черного квадрата». Как-то несерьезно для русского авангарда.

150-42-05.jpg
Илья Коробков. «К радости…» 2009

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.