#Политика

Кремль проиграл выборы в Хабаровске

23.09.2018 | Леонид Волков, ФБК —специально для The New Times

Кандидат от ЛДПР с отрывом в 40% побеждает кандидата власти. Политик Леонид Волков в связи с этим задает вопросы соучастникам 


Разгромное поражение единоросса Вячеслава Шпорта (он возглавлял край с 30 апреля 2009 года) во втором туре выборов губернатора Хабаровского края от технического кандидата от ЛДПРСергея Фургала, не может не вызывать вопросов. Позволю себе их назвать соучастникам этого позора.  

  Вот, например, пара вопросов для Владимира Путина и Сергея Кириенко:
  • Когда вводился муниципальный фильтр, это делалось под соусом «недопуска криминала во власть». Бизнесмен Сергей Фургал в период «первоначального накопления капитала» занимался деятельностью в сфере скупки металлолома и торговли лесом: я свечку не держал, конечно, но более криминальных секторов экономики (тем более, на Дальнем Востоке), кажется, не существует. Однако, муниципальный фильтр Фургал прошел. Вы удовлетворены?
  • Вы сделали все, что могли, для проталкивания кандидатов, поддержанных партией «Единая Россия» и лично Путиным Владимиром Владимировичем — так было с Тарасенко в Приморье и с Шпортом в Хабаровске. Результат известен. Куда же делись всенародная поддержка и всенародное доверие президенту России?  
У Вячеслава Шпорта хочется спросить:
  • В первом туре вы получили 126 тыс. голосов (это, к слову, меньше 10% от населения края), и во втором туре почти ровно столько же — и это при том, что мы наблюдали могучую административную мобилизацию всех, кого только можно было мобилизовать. А какой у вас на самом деле рейтинг, без мобилизации, без бюджетников и военных? Больше нуля или вообще отрицательный?
  • Кажется, впервые в истории современной России вам удалось разгромно проиграть техническому кандидату, вами же одобренному, который под вашим давлением еще и за вас агитировал перед вторым туром. И каковы ощущения от роли краевого посмешища?  

  Впрочем, и Сергея Фургала тоже есть, что спросить:
  • Когда вы вступите в партию «Единая Россия»?
  • Когда ФБК попросили наш хабаровский штаб записать видео для избирателей перед вторым туром, штаб отказался: мол, Фургал ничем не лучше Шпорта, и репутация у него в регионе соответствующая; приличные люди не должны такого кандидата поддерживать. Вы осознаете, что в Хабаровском крае голосовали не за вас, а против обрыдлого единоросса?
  •  А вот этот цирк с совместным со Шпортом обращением о «работе на благо родного края»: это было за деньги, под давлением или по глупости? И если вы так не хотели выигрывать, то зачем баллотировались? 

Есть несколько вопросов исторически-ностальгического свойства: 
  • Сергей Семенович Собянин и Анастасия Владимировна Ракова пять лет тому назад в глубокой ночи с 8 на 9 сентября 2013 года сделали маленькое чудо, когда вдруг из 45% за Собянина по экзит-поллам и 49% по данным «Голоса» получились 51% (сначала, конечно, систему ГАС «Выборы» пришлось выключить на несколько часов). Если бы этого чуда не было бы, как закончился бы второй тур, при каком мэре Москва стала бы современным городом, комфортным и европейским?
  • Каждый раз, когда не допуск оппозиции на выборы объясняют тем, что «ну так все равно у них рейтинг 2%», когда по надуманным причинам не допускают Евгения Ройзмана в Екатеринбурге или вот совсем недавно Алексея Ворсина в Хабаровске на мэрских выборах — есть ли сомнение в том, что причина всем этим шагам —страх и только страх?
Не могу удержаться и не спросить «анонимные телеграмм-каналы», сливные бачки администрации президента:
  • Сразу после завершения этих выборов, все «незыгари» и «караульные» радостно стали постить результаты «экзит-поллов»: у Шпорта, дескать, 57%, а у Фургала — 43%. Нужны ли более яркие доказательства тому, что вся кремлевская социология заключается в придумывании, рисовании и распространении случайных цифр?
  • Люди, которые продолжают читать эти каналы, пересылать друг другу сообщения из них и ссылаться на них как на источник информации — вы понимаете, что просто подыгрываете АП в замусоривании информационной картины, и ничего более?
Есть несколько вопросов и к Элле Памфиловой. Эти вопросы удобно задавать, глядя на карту России, которая, если кто вдруг забыл, очень наглядно показывает, что Хабаровский край и Приморский край — это соседние регионы Дальнего Востока, схожие политически, экономически и демографически.
  • Скажите, Элла Александровна, вот ровно неделю назад вы убеждали нас в том, что «крест Памфиловой» (геометрическая фигура, проявившаяся на графиках голосования за кандидатов в Приморье, когда параллельные прямые результатов Ищенко и Тарасенко внезапно пересеклись в последний момент) — это нормально, это так и должно быть, ничего математически невозможного тут нет: а почему в Хабаровске «крест Памфиловой» не наблюдался?
  •  Ровно неделю назад, на втором туре выборов во Владивостоке, которые вы решили признать несостоявшимися (без каких-либо на то законных причин), ваши лучшие избирательные комиссии в Приморье не могли посчитать бюллетени до утра, выгоняли наблюдателей с помощью МЧС и МВД. Вы тогда защищали свои избиркомы, и говорили, что это «не по-мужски, предъявлять претензии к несчастным женщинам, председателям УИКов». Но вот прошла неделя, и в Хабаровске удалось посчитать голоса за несколько часов, без надрыва, без МЧСа и без переписывания протоколов. Что же изменилось? И, может быть, все-таки надо расследовать преступления против избирательной системы и выносить приговоры фальсификаторам?
Часть из этих вопросов носит риторический характер. Часть — допускает простые и ясные ответы. Чего пока нет — так это ответа на главный вопрос: что надо сделать для того, чтобы отстранить от управления страной нелегитимную, морально обанкротившуюся на всех фронтах власть, которая не пользуется никакой поддержкой населения? Давайте вместе работать над решением этого вопроса. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.