Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Расследование

"Меня зовут Евгений Чичваркин"

17.11.2010 | Альбац Евгения | № 08 от 08 марта 2010 года

Так начинается черновик письма президенту страны предпринимателя, которого интернет-аудитория вывела на первое место в рейтинге «признания бизнес-лидеров».* В этом онлайновом опросе Чичваркин обошел и зэка Ходорковского, и компьютерного гения Касперского, и владельца «Челси» Абрамовича. Однако следователи СКП при Генпрокуратуре считают, что место Чичваркина — в тюрьме. В начале марта его дело вновь было выделено в отдельное производство. The New Times удалось увидеть документы

23-1a.jpg
Чичваркину в Лондоне неуютно. Хотя и дом есть в престижном районе города, где традиционно селятся русские, и дети уже болтают по-английски, и консультируют его известные адвокаты Великобритании, и жена Тоня рядом, а все равно, что называется, хватает ртом воздух. Уже нет той панковской косички, за которую силовики на разных этажах, вплоть до весьма высоких, называли его не иначе как «цветастым пидором», и на смену кроссовкам со стразами пришли вполне обычные, и взгляд какой-то больной, и заметно располнел — вместо алкоголя «тушит» нервную систему обильной едой и сладким, и вопросы задает: «А через сколько вы почувствовали, что больше за границей находиться не можете?»

Экспозиция

Зачем писал это многостраничное письмо президенту, которое передал корреспонденту The New Times, не распространяется — он вообще при кажущейся распахнутости лишнего не говорит. Почему так и не отправил адресату? «Да как-то решил, что не надо». Его адвокат Юрий Гервис рассказывает, что следователь по особо важным делам Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Романов, который ведет дело, обсуждал с ним вопрос об изменении меры пресечения Чичваркину — с заочного ареста на подписку о невыезде,* * 22 декабря 2008 года Евгений Чичваркин улетел в Лондон, 15 января 2009 года было вынесено постановление о привлечении его к уголовной ответственности, а 11 марта выдана санкция на международный розыск. при условии, что тот подробно ответит на вопросы следствия, ну и залог внесет $1 млн. 
Однако обсуждения эти так и остались разговорами. Почему? Следователь Александр Романов отвечать на вопросы The New Times отказался, заявив, что вся информация есть на сайте СКП (последнее помечено 03.09.2009 г. и содержит информацию о предъявлении «обвинения в окончательной редакции» начальнику службы безопасности «Евросети» Борису Левину, шести его сотрудникам и бывшему милиционеру Александру Курте). Адвокат же утверждает, что следствие понимает, что у уголовного дела против Чичваркина «нет никакой судебной перспективы», но и закрыть его не может — слишком серьезны интересы тех, кто это дело открывал.  

Обвинение

«Чичваркин Е.А. способствовал незаконной деятельности организованной группы в отношении сотрудников компаний, заподозренных службой безопасности в хищении товарно-материальных ценностей «Евросети» путем предоставления денежных средств, необходимых для ее функционирования, дачей советов и указаний, заранее обещая скрыть преступную деятельность организованной группы, принадлежность каждого из членов к такой группе, следы совершенных ими преступлений и предметы, добытые преступным путем» — так определена роль Чичваркина в обвинении, предъявленном его прежнему коллеге и бывшему руководителю службы безопасности «Евросети» Борису Левину, который сам проходит как организатор этой самой ОПГ.
 

Из интервью с адвокатом Юрием Гервисом, Москва, 2 марта 2010 года:
«Никаких показаний, уличающих Евгения в организации преступления, связанного с похищением человека (бывшего экспедитора компании Андрея Власкина), вымогательством и насильственным отъемом имущества, в деле нет. Все «улики» на уровне «Чичваркин должен был знать» или «при мне Левин звонил Чичваркину». Не дал нужных показаний и заключивший сделку со следствием бывший сотрудник службы безопасности «Евросети» Сергей Каторгин.

Из интервью Евгения Чичваркина — The New Times, Лондон, 1–2 февраля 2010 года:
«Было ли самоуправство со стороны сотрудников компании? Было. Дом (в качестве компенсации за нанесенный компании ущерб. — The New Times) переписали не по суду. А что было делать? Человек украл почти на миллион долларов, его милиция объявила в федеральный розыск, потом нашла, а потом отпустила. А Власкин, между прочим, дважды пытался убить сотрудника службы учета Канунникова, который заподозрил, что тот ворует. Первый раз растянул гранату у входной двери в квартиру Канунникова, которая, к счастью, не сработала, — уголовное дело № 40097, второй раз нанял киллера — 6 ножевых ранений».  
 
Потерпевшие

Из показаний Андрея Власкина от 28 декабря 2003 года:
«Я с 01 декабря 2000 года являюсь сотрудником ООО «Илед М».* * Одна из дочерних компаний ООО «Торговый дом Евросеть».
/…/ Когда первый раз я совершил хищение товара — я сказать точно не могу, примерно февраль-март 2001 г. С тех пор я регулярно стал совершать хищение товара при доставке его на склад ООО «Илед М»... /…/ Товар я продавал из автомашины, встречаясь с покупателем в районе «Братеево», просто перегружая коробки из своей автомашины в автомашину покупателя».



149-25-1a.jpg

В своих показаниях от 04.06.2004 Андрей Власкин писал: «Дацкевич предложил заплатить Канунникову 3 тысячи долларов, чтобы он уволился с работы. За эту услугу я должен был заплатить 2 тыс. долларов. Я согласился. Дня через два-три я узнал на работе, что Канунникову дома на входной двери квартиры неизвестные поставили гранату с растяжкой»

 

Из показаний Дмитрия Смургина (он также, как и Власкин, проходит по делу потерпевшим) от 12 сентября 2008 года: 
 

24-1a.jpg
«Примерно с весны 2003 года, когда меня перевели на должность экспедитора в отдел закупок, Власкин стал мне рассказывать и показывать, как и где необходимо забирать товар /…/ Власкин стал мне давать периодически деньги, по 100–300 долларов США.
В месяц получалось около 1500 долларов США. Кроме того, пока я с ним ездил, несколько раз он созванивался с каким-то Димой, мы встречались в городе. Я оставался в машине, а Власкин вместе с Димой выходили из машины и перегружали часть телефонов /…/ Со временем я стал догадываться, что он совершает хищения телефонов, при этом для того, чтобы запутать следы, он перевозил от поставщика в «Евросеть» не сразу всю партию телефонов, а разбивал ее на части и перевозил в течение нескольких дней /…/»

Из показаний Андрея Власкина от 25 июля 2008 года:

24-2a.jpg
«/…/ Примерно с января 2002 года я перестал получать заработную плату, по той причине, что товар, который я перевозил, нигде не учитывался, и я время от времени брал коробку с мобильными телефонами, которую продавал на рынке в Митино, через человека по имени Дмитрий /…/ В месяц с продаж мобильных телефонов получал около 30 тысяч долларов США. Такой заработок у меня был в течение полутора лет /…/»

Свои первые показания, в декабре 2003 года, Андрей Власкин давал в следственной части УВД Южного округа Москвы в качестве обвиняемого — мерой пресечения ему тогда была избрана подписка о невыезде. В 2008-м его допрашивали уже в Следственном комитете при Генеральной прокуратуре — сначала как свидетеля, а потом как потерпевшего в рамках дела об «устойчивой организованной преступной группе», выявленной в ООО «Торговый дом «Евросеть». Теперь следствие считает, что уголовное дело против Власкина в 2003 году было возбуждено незаконно «оборотнями в погонах» в сговоре с сотрудниками службы безопасности «Евросети», а потому еще 24 июня 2009 года (Чичваркин, напомним, уже был в Лондоне) «уголовное дело № 49872 в отношении Власкина А.П. прекращено /…/ в связи с отсутствием события преступления».
События не было, а имущество, которое Власкин указал на допросе в декабре 2003 года, было: квартира в Москве ценой $45 тыс., коттедж с землей ценой $195 тыс., автомашина «БМВ Х-5» — $56 тыс., «Мерседес 220» — $56 тыс., еще один мерседес, и еще один, плюс «Ауди А6» плюс катер «Бомбардье» и два снегохода…

От автора : Срочно ищу работу экспедитора по закупке сотовых телефонов и прочей оргтехники. Зарплаты не надо.


Дело

Из показаний свидетеля Алексея Олесика от 24 сентября 2008 года:

24-3a.jpg 

«/…/ Летом 2003 года, точной даты я не помню, в этот момент я работал сотрудником ЧОП «АБ «Евросеть», утром, когда я пришел на работу, начальник отдела контроля Рогов Ю.Н. довел до работников нашей смены, о том, что Власкин А.П. ворует со склада мобильные телефоны /…/»

 
Из интервью Евгения Чичваркина — The New Times:
«В 2003 году объем продаж рос очень быстро. Для примеру скажу, что к концу 2003-го дневной оборот компании достигал 3 млн долларов. А товарный учет отставал примерно на 6 месяцев — потому воровства было много. Когда Левин возглавил службу безопасности, он начал наводить порядок: суммарные уголовные сроки бывших сотрудников составили 172 года — он их ловил за руку и отдавал в руки милиции».

Из показаний свидетеля Алексея Олесика от 24 сентября 2008 года:
«/…/ Когда мы пересели в автомобиль Левина, то увидели, что в нем находится Власкин… его руки были скручены спереди наручниками в районе запястий /…/ Левин нам пояснил, что Власкин некоторое время будет проживать в квартире, которую мы сняли, и нам необходимо находиться с ним /…/» Вопрос следователя: «Мог ли Власкин самостоятельно покинуть квартиру?» Олескин: «Нет, не мог. Власкин спросил у меня, для чего его привезли на данную квартиру. Я ему сказал, чтобы он не волновался и после того как он вернет то, что он украл, его отпустят. Легли мы спать в одной комнате. Наручники мы на него не надевали /…/»

Власкина, как утверждает следствие, похитили аккурат после допроса в УВД Южного округа, когда следователь Тарасова отпустила его под подписку о невыезде. Как говорит тогдашний глава службы безопасности «Евросети» Борис Левин (он был арестован еще летом 2008 года), милиционеры предложили ему самому разобраться с воришкой. Как уж он разбирался с 28 декабря 2003-го по 24 января 2004-го, когда Власкин от своих охранников сбежал, — остается только догадываться. Андрей Власкин в своих показаниях в качестве потерпевшего утверждает, что его и били, и приковывали наручниками к батарее, и надевали черный пластиковый мешок на голову, душили — все для того, чтобы он переписал свое имущество на «Евросеть» и тем возместил то, что украл. О побоях рассказывает и Дмитрий Смургин.
Однако в показаниях охранников встречаются и совершенно поразительные признания. Например, тот же Олесик рассказывает следователю: «У нас были с Власкиным доверительные, дружеские отношения, и я знал, что он не сбежит, хотя он мог физически это сделать. Я, Власкин, Ильин и еще четыре женщины поехали на дискотеку, на Рязанском проспекте, где провели время до вечера 01.01.2004…» Так или иначе, а понятно, что служба безопасности «Евросети» разбиралась с проворовавшимися сотрудниками по понятиям. И в апреле 2004 года «Евросеть» подала заявление в УВД Южного округа Мос­квы с просьбой о прекращении уголовного дела против Власкина А.П. Казалось бы, на том эта история и закончилась. Ан нет.

Новые дрожжи

Прошло 4 года. За это время «Евросеть» стала белой и пушистой компанией, которая, по словам Евгения Чичваркина, еще «в течение осени 2005 года первая перешла на прямые контакты с ведущими мировыми производителями (в переводе на русский — отказалась от черных и серых схем. — The New Times), сама начала оплачивать все причитающиеся налоги — НДС и пошлины за ввозимый товар». Компания насчитывала 5 тыс. магазинов в 8 странах СНГ, в ней работали уже 30 тыс. сотрудников, а годовой оборот составлял $5,7 млрд. Даже в кризис, по словам Чичваркина, выручка «Евросети» составляла $15 млн в день.

Из черновика письма Евгения Чичваркина президенту:

24-4a.jpg
                                                                   ∗∗∗


                                                                  ∗∗∗



                                                                ∗∗∗



За те же 4 года Чичваркин прошел через серию громких скандалов — в том числе и с незаконным  арестом у «Евросети» 167 тыс. абсолютно легально ввезенных телефонов «Моторола», насмерть разругался с Управлением «К» МВД (см. интервью Евгения Чичваркина — The New Times в № 33 от 21 сентября 2009 года ), участвовал в предвыборной кампании Медведева, вошел в руководство «Правого дела», заручился поддержкой высокого начальства — от помощника президента Дворковича до первого вице-премьера Шувалова, который 10 сентября 2008 года поздравлял его с днем рождения — «нам нужны такие бизнесмены, как Вы»…
А 22 декабря того же года Чичваркин заказал билет на самолет, взял загранпаспорт и тайно, на полу автомашины, приехал в аэропорт Домодедово, откуда в 9 вечера и улетел в эмиграцию, в Лондон.

Из черновика письма Евгения Чичваркина президенту:

27-2a.jpg


Кому же он так помешал?

Из интервью Евгения Чичваркина — The New Times:
«Весной 2007 года допросы по старому делу о контрабанде, возбужденному против одного из менеджеров компании еще в 2005 году, возобновились с новой силой. На этот раз уже была Генеральная прокуратура. Посредники из «оборотней» называли сумму порядка 18 млн долларов за прекращение уголовного дела».

Платить он отказался. Впрочем, признает, что эти самые «оборотни» были скорее исполнителями. Заказчиками были другие.
27-4a.jpg
Из интервью Евгения Чичваркина — The New Times:
«В начале 2008 года мы решили продать компанию. Мы понимали, что будет кризис, а у нас — $660 млн — долгов поставщикам, $850 млн — банкам. В нормальных условиях это при наших оборотах не проблема, в кризис — тяжело. В июне приняли предложение от Мобильных телесистем и заключили с этой компанией договор, который истекал 20 сентября 2008 года. Но Борис Левин был очень против этого: он сказал мне, что со стороны МТС готовится рейдерский захват компании за 0 рублей 0 копеек. Я ему не поверил — МТС нам всегда помогала. А 2 сентября Левина арестовали».

Как известно, в результате Чичваркин продал «Евросеть» конкурентам МТС: 51% купил предприниматель Александр Мамут, 49% — подконтрольный Альфа-Банку «Вымпелком».
Чичваркин не раз в ходе разговора подчеркивал: он не верит, что его заказали конкуренты. Но явно и всего не говорит. Нет, впрочем, замечает, что про него некий генерал (источник называет руководителя таможенной службы, генерал-лейтенанта Бельянинова) наговорил всяких гадостей премьеру Путину. Когда летом 2008 года Чичваркин лоббировал отмену 5-процентной пошлины на мобильные телефоны (он уверен, что отмена пошлин убивает остатки черного рынка и снижает коррупционные возможности силовиков), Путин обрушился с яростной критикой на это предложение.
По рынку ходит и другой слух: когда Владислав Сурков пришел просить премьера за Чичваркина, тот на него чуть ли не накричал: «Еще раз об этом уголовнике заикнешься — пойдешь на улицу» или что-то вроде того, но слово «уголовник», утверждают, звучало.

Из интервью Евгения Чичваркина — The New Times:
«18 декабря (2008 года — за 4 дня до отлета в Лондон. — The New Times) c меня были сняты пробы голоса (на предмет идентификации прослушек. — The New Times). К тому времени меня прослушивали уже четыре с половиной года — слушали все: офис, дом, дачу… Все это происходило в комнате, на стенах которой висели портреты Ходорковского. А на плакат ЮКОСа «Нам десять лет» сотрудниками СКП был наклеен стикер от холодильника «Индезит»: «Гарантия 2 года».

Из интервью с адвокатом Юрием Гервисом:
«Если бы Чичваркин не уехал, его бы арестовали?» — «Вряд ли. Но ему все время подбрасывали информацию: готовится его арест. Называли и дату: 24 декабря. А уехал — значит, по определению виноват. Всех устраивает, что Чичваркина в Москве нет».
И действительно: молодой, богатый, прошедший «школу жизни» — от палатки на рынке в Лужниках до собственного торгового дома, не олигарх, ничего не приватизировал — построил компанию с нуля, такой классический self-made — человек, сделавший себя сам, в меру независим — отказался платить откаты силовикам, приближен был к первому лицу и любим молодым интернетом — «свой». Разве он не опасен? И разве такие, как Чичваркин, не нужны стране?


Из черновика письма Евгения Чичваркина президенту:

27-1a.jpg


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.