#Мнение

Сбитый Боинг: кто виноват

28.05.2018 | Федор Крашенинников*

Несут ли граждане ответственность за преступления власти

3567843.jpg

Цветы у здания аэропорта Схипхол, откуда Боинг-777 отправился в свой последний рейс Фото: Twitter / EL PAÍS

Прямые обвинения правительствами Австралии и Нидерландов руководства России в причастности к трагедии «Боинга» «Малазийских авиалиний» вновь возбудили дискуссию о том, должны ли все мы, жители России и ее граждане, нести ответственность за то, что произошло тогда, и за многие другие неприглядные деяния нашей власти.

Многие хорошие люди и в 2014-м, и в 2018-м, с готовностью приняли на себя ответственность за весь этот кошмар. Такой эмоциональный порыв вполне понятен: нормальному человеку свойственно винить себя даже за то, что он не может изменить и предотвратить, потому что осознание собственного бессилия для деятельного человека тяжелее, чем чувство вины. Поэтому надо ли говорить, что стыдиться и каяться по поводу сбитого «Боинга» принялись прежде всего и даже исключительно те, кто последовательно и с потерями для себя боролся и продолжает бороться с существующим в России режимом. В то время как непосредственные виновники, участники и граждане, одобряющие геополитические авантюры Путина и его команды, продолжают пребывать в своем обычном состоянии бесстыдной наглости и откровенно издеваются на теми, кому стыдно. Верхом такого цинизма стало ерничание одиозного телеканала «Царьград-ТВ» по поводу поста Леонида Волкова, в котором он употребил выражение «мы его сбили». «Команда Навального взяла на себя ответственность за уничтожение МН17», – не постеснялись написать на этом сайте, и, к сожалению, в этом неуместном комментарии можно увидеть отблеск того, что нам всем предстоит когда-то потом.

Дело в том, что «виноваты все» в практическом смысле значит лишь то, что никто не виноват. По такой логике судить за преступление надо поголовно всех, а это невозможно, поэтому в итоге рождается компромисс: торжественно и публично присудить к долгим срокам несколько крупных начальников, которые уже никак не отвертятся или которые к моменту суда вовсе померли, и сделать вид, что справедливость восторжествовала. Всем остальным предписывается в ответ на неудобные вопросы произносить ритуальное покаяние: «да-да, и я тоже виноват, мне очень стыдно, а теперь отстаньте!».

Если все виноваты, то какая разница, кто виноват больше, а кто меньше? Зачем суды, зачем люстрация, зачем искать и наказывать спустя годы продажных судей, провокаторов, садистов и палачей, глумившихся над беззащитными жертвами в застенках?

Стыд приличных людей за то, что творится в том числе и от их имени, — это правильное чувство, и плохо, если его нет. В эти годы стыдно должно быть каждому приличному человеку, и не стоит думать, что худшее уже позади. Но стыд и признание за собой вины за то, что делали другие, вполне конкретные люди, — совершенно разные вещи. Более того, мазохистское удовольствие от самобичевания и покаяния за грехи совершенно посторонних и вовсе не склонных каяться негодяев скорее ведет к «стокгольмскому синдрому», чем к оздоровлению общества.

Если все виноваты, то какая разница, кто виноват больше, а кто меньше? Зачем суды, зачем люстрация, зачем искать и наказывать спустя годы продажных судей, провокаторов, садистов и палачей, глумившихся над беззащитными жертвами в застенках? Так что не стоит сомневаться, что во главе хора призывающих ко всеобщему покаянию и разделению ответственности на всех без исключения в итоге окажутся именно те, кому действительно есть за что ответить лично.

В начале 21 века общество в развитых странах – и России в том числе — атомизировано. Никаких массовых партий или четкого деления на классы давно не существует. Нет никаких «простых россиян», нет никаких «обычных бюджетников», есть сотни тысяч ситуаций и образов жизни, есть миллионы индивидуумов. И утверждать, что произвольно отнесенные статистикой или публицистикой к одной категории граждане действительно единодушны в своих чувствах и мнениях, одинаково все осознают и потому должны нести общую ответственность — это упрощение и самообман.

Коллективное покаяние, без углубления в подробности соучастия каждого конкретного человека — это совсем не то, что стоит считать этически верным методом для 21 века. В наше время можно в деталях установить, кто и как себя вел, что писал и где находился в момент совершения преступлений, составить адекватную картину личной причастности к преступлению буквально всех: кто-то нажимал на кнопку, кто-то давал команду, кто-то радовался на своей страничке в соцсетях и тиражировал глупости про «самолет с трупами» и прочий стыдный бред — и все они оставили следы, которые не убрать. И все они, безусловно, виноваты и причастны.

Но есть и более широкий круг ответственных — те, кто принимал политические решения, создал всю эту ситуацию, те кто сделал возможным атаку на мирный самолет, те кто врал и придумывал противоречивые версии.

Наконец, самый широкий круг — это те, кто добросовестно заблуждался или же цинично делал вид, что «доказательств нет». Эти люди несомненно и очевидно виноваты в том, что при их попустительстве, под их радостные вопли ими одобряемые руководители совершали преступления. В конце концов, ответственность за злосчастный «Боинг» и его жертвы можно возложить и на всех тех, кто голосовал за Владимира Путина и тем самым дал ему санкцию на правление в 2012–2018 годах.

Но каким образом в гибели малайзийского «Боинга» и прочих преступлениях виноваты те, кто не голосовал за Путина? В чем вина тех, кто не просто молча не проголосовал, но все эти годы пытался что-то сделать, боролся, выходил на митинги протеста? Кому станет лучше от того, что эти люди будут говорить о своей вине, в то время как истинные виновники — издеваться над ними?

Конечно, рассуждая о покаянии и воздаянии мы говорим о неопределенном будущем времени — и не факт, что это время вообще наступит или уж тем более наступит быстро. Но если оно все-таки придет, то надо быть бдительными и помнить: те, кто своими руками совершал преступления, никуда не делись, они среди нас и очень хотят спрятать свою конкретную вину за общенациональным самобичеванием.

Но прежде всего виноваты те, кто стоит во главе — вся структура власти в том виде, в котором она сформировалась за последние годы. Они выгодоприобретатели теории «коллективной ответственности», с ее помощью они захотят уйти от персональной ответственности за свое участие в преступлениях

Виноваты те, кто одобряет и поощряет. Виноваты те, кто участвует и соучаствует, кто соглашается выполнять преступные приказы и кто эти приказы отдает. Виноваты те, кто не нашел в себе сил уйти в отставку, сложить полномочия под любым предлогом, чтоб не провозглашать с трибун чудовищные лозунги, не лгать и не лжесвидетельствовать, не провожать на Донбасс конвои и не благословлять банды боевиков. Виноваты те, кто врет себе и окружающим, что его миссия — изменить систему изнутри, и если, мол, это не будет делать он, то сделает другой. Безусловно виноваты проповедники лжи и ненависти из СМИ и те, кто тиражировал их ложь.

Но прежде всего, виноваты те, кто стоит во главе — вся структура власти в том виде, в котором она сформировалась за последние годы. И именно эти люди — главные выгодоприобретатели теории «коллективной ответственности», именно они с ее помощью захотят уйти от персональной ответственности за свое личное участие в преступлениях. Поэтому всю ту энергию, которая оппозиционная общественность тратит на призывы друг друга к покаянию за преступления власти лучше бы все-таки направить на борьбу с постыдным режимом, который уже прямо обвиняется правительствами других стран в уголовных преступлениях.

* Политолог, постоянный колумнист NT

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.