Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Старикам доход не писан

03.03.2010 | Логинов Дмитрий , Щеткин Андрей, Москва | № 07 от 01 марта 2010 года

Прибыль пенсионных фондов — ниже уровня инфляции

148-36-01.jpg

Копейка на старость. Негосударственные пенсионные фонды подвели итоги своей деятельности за 2009 год: подавляющее большинство из них смогло обеспечить клиентам доходность, существенно превышающую уровень инфляции. Даже консервативный Внешэкономбанк, управляющий средствами «молчунов», отчитался о рекордно высоком проценте: 10,14%. Однако за победными реляциями скрываются большие проблемы — убедился The New Times

39-летний финансист Ян изначально не верил в пенсионную реформу и потому добровольно отнес себя к категории «молчунов». Однако на днях, получив очередное «письмо счастья» от Пенсионного фонда России, решил посмотреть, что же у него «накапало» за последние 5 лет. Результат поразил его до глубины души: за это время из его доходов на страховую часть пенсии забрали 153 тыс. рублей, взамен осчастливив доходом в… 595 рублей 94 копейки. «Да если бы я просто положил эти деньги на депозит любого российского банка, я получил бы доход тысяч 70–80», — со знанием дела говорит Ян. «Как они вообще умудрились получить эти копейки? — возмущается финансист. — Нет, на старость надо зарабатывать сейчас, а не надеяться на какие-то пенсионные системы».

Ускользающая доходность

Средняя доходность крупнейших управляющих компаний по работе с пенсионными накоплениями составила по итогам 2009 года 15–30%, что в разы больше инфляции. Евгений Якушев, руководитель компании «Пенсионные и актуарные консультации», считает такие результаты свидетельством того, что «в России окончательно сложилась и успешно функционирует система негосударственных пенсионных фондов (НПФ)». По логике эксперта, раз уж в кризисный год они смогли обыграть инфляцию, то дальше система будет только крепнуть.
Впрочем, радоваться полученным процентам именно в кризисный год как-то странно: как известно, рост российского фондового рынка в 2009 году составил аж 130%. Более или менее профессиональные управляющие компании, вкладывающие средства своих клиентов в высокодоходные бумаги фондового рынка, просто обязаны были показывать положительный результат. Они его и показали: из 60 управляющих компаний, работающих по договору с Пенсионным фондом России, только одна — «Агана» — не смогла обыграть инфляцию: ее доходность составила лишь 7,56%.
Однако при ближайшем рассмотрении картина получается не столь радужной. Ведь росту фондового рынка предшествовал его спад.* * По итогам 2008 года, согласно данным Мин­здравсоцразвития, средняя доходность инвестирования пенсионных накоплений составила минус 29%.
И если, объективности ради, по­смотреть показатели НПФ за более длительный отрезок времени — 5 лет, то особых поводов для оптимизма не находится. Опередить суммарную инфляцию (она за 5 лет составила, по данным Росстата, 86,3%) смогли лишь 4 НПФ (см. таблицу). Деятельность же всех остальных фактически свелась к тому, что они потеряли часть пенсионных денег своих клиентов. Аутсайдером стал «Металлинвесттраст», который за пятилетку добился суммарной доходности аж... 2,48%. Управляющий директор УК Алексей Чумаков объяснил неудачу выбором агрессивной стратегии вложений на фондовом рынке, которая на фоне кризиса себя не оправдала.

Неповоротливый управленец

На сегодняшний день в России в систему обязательного пенсионного страхования* * Позволяет гражданам формировать личные пенсионные накопления из налогов, выплачиваемых работодателем: 6% от  заработной платы.
включено 50 млн человек. Однако из них лишь 5,6 млн человек перевели свои накопления в НПФ — остальные являются «молчунами», их накоплениями управляет ВЭБ.
Во Внешэкономбанке очень гордятся тем, что по итогам 2009 года смогли показать доходность 10,14%, что выше уровня инфляции (8,8%). Справедливости ради стоит заметить, что в прошлые годы ВЭБ проигрывал темпам роста цен не по своей воле: согласно закону он имел право вкладываться лишь в «консервативный портфель», состоящий исключительно из государственных ценных бумаг. С ноября 2009 года правительство изменило правила игры: теперь госкорпорация получила возможность инвестировать накопительную часть пенсии в более доходные инструменты, чем госбумаги. Результат не заставил себя ждать: пенсионные накопления граждан, не выразивших конкретных пожеланий по управлению своими средствами, по умолчанию перешли в так называемый «расширенный портфель» ВЭБа, то есть инвестировались в корпоративные и ипотечные облигации. Доход от инвестирования по этому портфелю и обеспечил банку победу над инфляцией. При этом специалисты подсчитали: если бы вложения делались по-старому — только в госбумаги, то доходность получилась бы едва различимой: 1,12%.

148-36-g.jpg

Если же результаты ВЭБа подсчитать за 5 лет, то суммарная доходность получается 47%. В общем списке управляющих компаний он занял бы 33-е место. «Действительно, наша доходность в последние годы, кроме 2009-го, отставала от инфляции, — комментирует директор департамента доверительного управления ВЭБа Александр Попов. — Однако при нашей консервативной стратегии место в середине списка — не самый плохой результат». Если говорить не о сравнении с инфляцией, а о доходности как таковой, то Попов и здесь находит свои положительные стороны: «Может быть, у нас и небольшие плюсы, зато в отличие от некоторых НПФ мы ни разу не были в минусе».
Иная точка зрения у руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина: «Как любое государственное финансовое учреждение, ВЭБ крайне неповоротлив и не очень быстро реагирует на изменения на рынке. К тому же любая его деятельность отягощена большими управленческими расходами на содержание аппарата, что заведомо снижает тот процент дохода, на который могли бы рассчитывать его клиенты».

148-36-02.jpgКонсерваторы поневоле

Большинство экспертов пенсионного рынка, опрошенных Тhe New Тimes, считают, что и ВЭБу, и НПФ будет крайне проблематично повторить успех 2009-го в текущем году. Никаких оснований для нового рекордного подъема фондового рынка сегодня нет: экономика России растет очень медленно, а мировые цены на нефть после отыгранного падения тоже не очень-то стремятся вверх. Когда рынок живет по принципу «шаг вперед—два назад», консервативные инвестиции «длинных» денег не могут принести особой выгоды. А это значит, что по итогам 2010 года у большинства НПФ опять возможны убытки. Косвенным свидетельством, что негативный сценарий может реализоваться, является тот факт, что управляющие компании все менее охотно берут деньги НПФ в управление. Что, между прочим, несет угрозу существованию самих этих фондов. Например, в Нижегородской области в январе 2010 года закрылся последний местный НПФ. Остались лишь филиалы крупных московских фондов. По словам Михаила Делягина, такая монополизация рынка невыгодна ни самим пенсионным фондам, ни их клиентам. У крупных НПФ и инвестиции консервативные, так что на хорошую дополнительную пенсию без конкуренции среди негосударственных пенсионных фондов вкладчику будет рассчитывать сложно.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.