#Мнение

Мост в прошлое

16.05.2018 | Иван Давыдов*

Под разговоры о технологических прорывах власть модернизирует технологию поиска врагов страны и пополняет их список

653567.jpg

Крымский мост, 15 мая 2018 года Фото: kremlin.ru

Бессменный президент России Владимир Путин катался на «КамАЗе» по свежеоткрытому Керченскому мосту. Кстати, хорошо, что открыли: войны кончатся, а мост останется. Премьер-министр Дмитрий Медведев (тоже, похоже, теперь бессменный), терпеливо ждал, пока президент накатается, чтобы рассказать ему об идее создания министерства цифрового развития для «реализации цифровой повестки дня». Звучит, конечно, загадочно, не факт, что и сам премьер до конца понимает значение этих слов, но слова ведь красивые. Слова, да и виды моста тоже, наводят на мысли об устремленности в будущее, фантастических технологиях и неизбежности скорого процветания. Причем о неизбежности процветания не только Аркадия Ротенберга, чья компания «Стройгазмонтаж» была генеральным подрядчиком проекта Керченского моста, но и всех прочих, малозаментных жителей РФ. Может быть, даже и о собственном процветании тоже.

Но бывают слова и слова. Примерно тогда же, когда Путин катался, а Медведев ждал своего часа, в Саратове на выездном заседании Совбеза выступал глава этого грозного ведомства Николай Патрушев. И, как положено человеку, ответственному за безопасность отечества, картины Патрушев рисовал мрачные. Страшно подумать, что творят с молодежью разнообразные подлецы, пока великие люди ездят по мостам, реализуют цифровую повестку и размышляют о перспективах отделения просвещения от образования.

Патрушев рассказывал о «факторах, формирующих предпосылки для возникновения экстремизма в молодежной среде». К таковым относятся «низкие уровень и качество образования, проблемы с трудоустройством, социальное неравенство, отсутствие доступной культурно-досуговой среды», но это, конечно, мелочь. Главное здесь — «деятельность спецслужб и организаций иностранных государств и курируемых ими российских оппозиционных структур, направленная на подрыв нравственных устоев, исторических основ и патриотических традиций, размывание традиционных культурных и духовных ценностей».

Но и это не полный список угроз нашей (коммунистической, хочется почему-то добавить, но нет) молодежи, нашему воплощенному будущему: «Следует жестко пресекать попытки вовлечения несовершеннолетних, в том числе фанатских групп, в незаконные публичные мероприятия, а также в деструктивные организации, включая религиозные организации, тоталитарные секты, исповедующие идеи неоязычества, оккультизма и сатанизма».

Проклятые оппозиционеры, руководимые западными спецслужбами, — а откуда и взяться другим, может ли вообще появиться без происков врага оппозиция в нашей счастливой стране, — развели здесь социальное неравенство, и подрывают устои, а также размывают традиции, втягивая невинных детишек в сатанизм. Тут даже не о лагерях для преступников задумаешься, а о кострах, пожалуй. Как еще бороться с подельниками самого Люцифера?

Глядишь, и «цифровая повестка» окажется всего лишь повесткой в суд. Судить станут за участие в сатанистских камланиях оппозиции, устроенных на деньги западных спецслужб. А получить цифровую повестку можно будет в единственном государственном мессенджере «Стук-стук»

Портяночный язык советской агитки, который, Оруэллу вопреки, следует, наверное, называть староязом — «подрыв устоев». Анекдотические рассуждения о коварстве оккультистов. Это даже и в современной России выглядит все-таки пародией, развернутой цитатой из модной антиутопии середины нулевых (если помните, в романе Владимира Сорокина «День опричника» фигурировал как раз «батюшка Николай Платонович»). К этому невозможно, кажется, отнестись всерьез, особенно если помнить про цифровую повестку дня и прочие перспективные инновации.

Невозможно, а надо бы: нехитрую схему для очередного витка борьбы с «экстремизмом в молодежной среде» набрасывает не кто-нибудь — человек, вхожий в ближний круг президента, глава одного из ключевых органов настоящей, теневой власти, девять лет занимавший пост директора ФСБ России. Что там будет с цифровыми прорывами, новой экономикой и всеобщим процветанием — вопросы гадательные. А вот новые технологии выявления врагов государства и борьбы с ними — вещь для современного российского государства всегда актуальная, востребованный и ходовой товар. Глядишь, и «цифровая повестка» окажется всего лишь повесткой в суд. Судить станут тебя же — за участие в сатанистских камланиях оппозиции, устроенных на деньги западных спецслужб, разумеется. А получить цифровую повестку можно будет в единственном государственном мессенджере «Стук-стук», который разработает компания какого-нибудь Ротенберга, потратив не один миллиард бюджетных денег. Должен ведь кто-то здесь процветать!

Слова Патрушева — они тоже как мост. Мост в выдуманное Мединским и прочими троечниками с крадеными диссертациями прошлое, которое при этом выглядит более реальным, более ощутимым, более настоящим, чем даже мост через Керченский пролив. И уж точно более реалистичным, чем любые мечты про цифровые прорывы.

В конце концов, иногда прорыв — это просто дыра.

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.