Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Если завтра война...

22.02.2010 | Аронов Никита , Базанова Екатерина, Белоомут —Каданок — Москва Фото автора | № 06 от 22 февраля 2010 года

От кого и чем российская армия собирается защищать страну



Если завтра война. Главная задача государства — обеспечение безопасности своих граждан. По итогам военной реформы численность российской армии должна сократиться до 1 млн человек. С кем готовится воевать реформированная российская армия, от кого ей предстоит защищать страну? Накануне 23 февраля, Дня защитника Отечества, The New Times обратился к военным экспертам, чтобы узнать, кто и почему угрожает России

Судя по новой военной доктрине (см. стр. 10), как, впрочем, и по риторике первых лиц, можно сделать вывод: главным врагом России по-прежнему, как и во времена холодной ­войны, остаются НАТО и США. Но российские эксперты на первое место ставят совсем другие угрозы.

Бомба в чемодане

По мнению Федора Лукьянова, главного редактора журнала «Россия в глобальной политике», с точки зрения немедленной угрозы наиболее опасен Пакистан: «Шансы, что к власти там придут безответственные радикальные силы, пожалуй, довольно велики». Ситуация в Пакистане нестабильна. Уже не первый год часть страны находится под контролем террористов, которые стремятся завладеть ядерным оружием. «С Пакистаном должно произойти что-то чрезвычайное, чтобы ядерное оружие оказалось в чьих-то руках, но это возможно. Страна в очень скверном состоянии, — считает ведущий научный сотрудник Института исследований проблем мира в Осло Павел Баев. — В ней много разных групп, которые способны на захват ядерного оружия. Это не только «Талибан» и исламские группировки в совершенно неуправляемом городе Карачи, но и группы, связанные с военной разведкой». А в случае захвата ядерного оружия экстремистами абсолютно непонятно, откуда ждать удара. «Как только мы говорим о том, что оружие применит не государство, то речь идет уже не о ракетах и самолетах, а скорее о попытке доставить ядерное оружие на территорию врага каким-то иным способом, — говорит эксперт. — Например, в чемодане или в контейнере. От такой угрозы и защита нужна совсем другая. Огромные объемы коммерческих контейнерных перевозок, которые невозможно контролировать. Контрабанда. Эта опасность пугает, потому что с этим никто и никогда не сталкивался».

Ракеты чучхе

«Северная Корея для аналитиков — черный ящик. Здесь все совершенно непрогнозируемо, — говорит Павел Баев. — Страна постоянно балансирует на грани внутреннего коллапса. Как оружие хранится, кто держит руку на кнопке — непонятно». Александр Храмчихин, заведующий информационно-аналитическим отделом Института политического и военного анализа, убежден, что России корейских ракет бояться не стоит: «Для КНДР это только предмет торговли, прежде всего с Южной Кореей». Но от случайного попадания корейских ракет никто из соседей не застрахован. «Их ракеты обладают опасным свойством лететь куда угодно, — говорит президент Института стратегических оценок Александр Коновалов. — Не так давно две из них упали в море в 60 километрах от Находки. Наши военные утверждают, что отслеживали их постоянно. Но когда ракета идет и неизвестно, что она несет, зачем ее запустили, а она уже в 60 километрах от твоего крупного города, то ее надо сбивать, а потом уже разбираться. А сбивать ракеты ни там, ни в другом месте нам нечем». Павел Баев еще более пессимистичен: «Если шальная северокорейская ракета залетит на территорию РФ, мы даже не сможем ее обнаружить. О запусках этих ракет мы чаще всего узнаем из западной прессы: наша система оповещения до сих пор была ориентирована на пуски ракет США».

Бомба им. Ахмадинежада

Иран со временем создаст ядерное оружие, но наибольшую опасность оно будет представлять для Израиля — в этом сходится большинство экспертов. «Ядерное оружие Иран, конечно, сделает, но будет использовать его для угроз, на боевое применение не пойдет, — считает профессор МАИ Юрий Чудецкий. — Ведь Иран в ответ просто сотрут с лица земли». Если же Тегеран решится на ядерные удары, то они могут быть нанесены в первую очередь по Израилю, который будет полностью уничтожен в случае ядерной атаки. «Поэтому США будут держать Иран под прицелом со своих баз в Персидском заливе и укреплять щит Израиля. Кроме того, американцы могут прикрывать Израиль при помощи противоракетных систем, размещенных на кораблях в Средиземном море», — прогнозирует Дмитрий Тренин, председатель научного совета Московского центра Карнеги. Впрочем, некоторые аналитики убеждены, что Израиль не будет ждать развития ситуации и сам нанесет удар по ядерным объектам на иранской территории. Так, Федор Лукьянов считает, что Израиль может счесть чересчур опасной иранскую ядерную угрозу и нанести превентивный удар. А это предполагает ввязывание США еще в один региональный конфликт. Такой сценарий, говорит эксперт, в ближайшие пару лет вполне реалистичен. «Интересы Израиля в соответствии с его концепцией национальной безопасности могут быть обеспечены только в том случае, если он останется единственной ядерной державой в регионе, — поддерживает его Александр Коновалов. — Узнав о попытках Ирана произвести свое ядерное оружие, он сразу начнет действовать». В любом случае главная опасность для России, по мнению аналитика, будет заключаться в том, что ей придется выбирать — стать союзником Израиля или Ирана в грядущем конфликте.
Ирану пока нечего противопоставить израильской авиации. «Системы ПВО «Тор», которые Россия продала Ирану, эффективны далеко не против всех самолетов, — поясняет Дмитрий Тренин. — Сейчас заключена сделка по поставке в Иран системы С-300, которая полностью Иран не прикрыла бы, но могла бы сильно смягчить удар. Она до сих пор Ирану не поставлена». По мнению Коновалова, Иран способен создать проблемы мировому сообществу и без ядерного оружия: «У берегов Ирана есть такая «улочка», Ормузский пролив, по которому день и ночь идет сплошной поток танкеров из Персидского залива. С помощью нескольких дизельных подлодок, построенных еще в СССР, и противокорабельных систем берегового базирования Иран может перекрыть пролив. Это вызовет катастрофу на биржах и рынках».

Буря из Поднебесной

Традиционным аргументом России в случае конфликта с Китаем считается ядерное оружие. «У России есть система ПРО вокруг Москвы, прикрыть от массированного удара она не способна, но она была более или менее эффективной защитой от Китая, — считает Дмитрий Тренин. — В конце 60-х годов, когда эта система была размещена, у Советского Союза была более реальная вероятность военного столкновения с Китаем, чем с США». Но Александр Храмчихин призывает не обольщаться: «По межконтинентальным ракетам у нас пока еще огромное преимущество. Но оно быстро сокращается. Кроме того, наши МКБР направлены на сдерживание США, и по отношению к Китаю они просто избыточны по дальности: для многих из них часть Китая оказывается в мертвой зоне. А у Китая есть много ракет средней дальности, которых у нас нет совсем. По отношению к России их можно вполне считать стратегическими. Даже из восточных районов Китая они достают практически до любой точки России. Полагаю, что в случае нападения Китай не будет первым наносить атомный удар, но заявит о своей готовности это сделать в случае применения российской стороной ядерного оружия. Расчет прост: нынешнее руководство страны скорее согласится на территориальные уступки, чем подставит себя под ядерные боеголовки». Если дело дойдет до обычного оружия, тягаться с Пекином тоже будет непросто. «Сила Китая в том, что он может двинуть многомиллионные армии в любом направлении, — считает Александр Коновалов. — И если они будут современными и хорошо вооружены обычным высокоточным оружием, то это очень грозный аргумент». А Россия, в чем уверен Александр Храмчихин, не может противостоять вторжению обычным вооружением: «Силы общего назначения России и Китая совершенно несопоставимы. Даже те два из семи китайских военных округов, которые прилегают к нашей границе, Шэньянский и Пекинский, в общем-то сильнее всех наших Сухопутных войск от Калининграда до Камчатки. Скоро у нас в войсках останется максимум 3 тыс. танков и еще примерно столько же на базах хранения, где состояние техники, мягко говоря, не очень хорошее. А у Китая порядка 8 тыс. танков, из которых как минимум 2 тыс. вполне современны», — заключает эксперт. Федор Лукьянов считает подобные расчеты слишком умозрительными: «Военные конфликты с участием Китая в ближайшие годы точно исключены. Это перспектива сугубо гипотетическая и нереальная — на ближайшие лет 20».

Война миров

Казалось, идея глобального конфликта с Соединенными Штатами осталась во временах холодной войны, но некоторые эксперты все равно допускают столкновение с США. «Обезоруживающий удар по нашим стратегическим ядерным силам со стороны США — один из двух наиболее вероятных сценариев, — уверен Александр Храмчихин. — Речь идет об атаке крылатыми ракетами с неядерным снаряжением, которые не засекут на старте наши спутники предупреждения. Об атаке мы узнаем только тогда, когда большая часть нашего ядерного щита уже будет уничтожена. А единицы ракет, которые останутся после удара, уже не смогут преодолеть американскую ПРО. Если мы продолжим нынешними темпами сокращать стратегические вооружения, а американцы продолжат наращивать ПРО, этот сценарий может быть реализован уже лет через пять». Профессор Чудецкий, который много лет создавал ракетный щит Родины, напротив, уверен, что Америка не способна без серьезных потерь вывести из строя российские ядерные силы: «Если они бьют по всем нашим стартовым позициям, должно выжить примерно 10% — это приблизительная цифра, которая периодически пересчитывается. Этого должно быть достаточно, чтобы нанести США невосполнимый урон». Храмчихин считает, что отставание отечественных ядерных вооружений становится критическим: «За период президентства Путина и Медведева наши ядерные силы сократились вдвое. По боеголовкам сокращение катастрофическое: вместо ракет с разделяемой боевой частью закупаются ракеты с одной боеголовкой. В результате за годы «возрождения боевой мощи» мы списали более 1 тыс. боеголовок, а закупили лишь 40».
Другим увеличивающим разрыв фактором стало развитие американской системы ПРО, после того как 12 июня 2002 года США в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. У США есть позиционные районы на Аляске и в Калифорнии. В Центральной Европе планируется разместить третий позиционный район. По мнению экспертов, американская ПРО пока не очень эффективна. «Американцы считают, что улучшат системы в Калифорнии и на Аляске по ходу дела, и их оставили для охраны национальной территории, — поясняет Александр Коновалов. — Значительным потенциалом обладает американская система ракет SM-3 (Standard Missile), на базе которой американцы собираются строить новую систему ПРО для Европы». «Всего предполагается установить порядка 1400 объектов, способных перехватить до 300 ядерных зарядов, — добавляет президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов. — Развиваются системы ПРО морского базирования, в этом году успешно испытали Боинг-747 с химическим лазером, развиваются системы для перехвата зарядов, прорвавшихся вглубь страны». Пока возможности американской системы оповещения о ядерном ударе заметно превышают возможности перехвата. «У США есть целая цепочка радаров по территории Канады, — рассказывает Павел Баев. — Система развернутых радаров всегда была ориентирована на то, что ракета летит с севера через полюс со стороны Советского Союза. Радар, стоящий в Норвегии, покрывает наш Кольский полуостров. Спутники фиксируют пуск, а радар засекает ракету уже на траектории». Россия пока развивает только системы оповещения. «Новые радары, которые сейчас Россия строит, вполне адекватные, — оценивает Павел Баев. — Один в Ленинградской области на смену тому, который мы потеряли в Эстонии. И еще один в Ставропольском крае — вместо двух РЛС на территории Украины. Кроме того, есть станции в Азербайджане и на Дальнем Востоке. Со спутниками у нас сложнее, большая часть их довольно быстро выходит из строя».
Обычным вооружениям в возможном конфликте будет отведена второстепенная роль. Эксперты сходятся на том, что сухопутные силы России американцам не соперники. «Что касается обычного вооружения, то американцы оторвались от нас на целое поколение, на порядок», — признает генерал-полковник Леонид Ивашов. Впрочем, абсолютное большинство экспертов, в том числе и глава Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, полагают войну с США крайне маловероятной: «Этого не будет», — считает Тренин. А вот что касается Китая — тут ситуация может повернуться по-разному, полагают эксперты.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.