#Мнение

Российская власть в 2018 году

23.04.2018 | Федор Крашенинников*

Как устроено ручное управление в стране видно из публикации разговоров Шестуна с высшими чиновниками

Публикация главой Серпуховского района Александром Шестуном записей разговоров с чиновниками и силовиками по своему значению выходит за рамки региональной тематики Подмосковья и разразившихся там «мусорных войн». Шестун, конечно же, пытается решить свои вполне конкретные проблемы и сам по себе, насколько можно судить, фигура отнюдь не однозначная, но все это не так интересно. Этот эпизод важен для всей России как моментальный срез быта и нравов современной российской власти, случайно ставший достоянием широкой публики и обнаживший все те механизмы, с помощью которых на самом деле управляется наша страна.

867322.jpg

Обращение главы Серпуховского района Александра Шестуна к президенту РФ Фото: youtube.com

Фабула проста: есть действующий глава Серпуховского района Александр Шестун, к которому накопилось определенное количество претензий у власти — он не нравится губернатору Подмосковья Воробьеву, выступает против расширения мусорного полигона, санкционирует протестные акции, не хочет уходить в отставку и отказываться от участия в предстоящих прямых выборах главы района. Поэтому на него давят со всех сторон, вплоть до выселения из дома и угрозы его сноса — вдруг выяснилось, что дом Шестуна построен незаконно. Давят, ничуть не скрываясь, прямым текстом излагая и угрозы, и предложения.

Эти диалоги должны еще раз убедить всех и каждого, что теория «малых дел» в современной России не работает и одинокий борец с системной на нижних ее уровнях обречен быть «перееханным», как формулируют свои угрозы собеседники главы Серпуховского района

Для любого, кто давно наблюдает за ситуацией в стране, в обнародованных разговорах нет ничего нового: «попер» человек на власть — и «получает» по полной программе со всех уровней. Но одно дело — знать в теории, совсем другое — услышать оригинальные монологи чиновников и генералов, узнать, как они все это формулируют, как действуют механизмы ручного управления политическими процессами. Записи разговоров, обнародованные Шестуном, должны еще раз убедить всех и каждого, что теория «малых дел» в современной России не работает и одинокий борец с системной на нижних ее уровнях обречен быть «перееханным», как формулируют свои угрозы собеседники главы Серпуховского района.

Структура политического режима путинской России образца 2018 года, как ее можно понять после представленных записей, выглядит так: есть царящий в недосягаемой вышине президент, к которому можно лишь смиренно взывать, и есть оперативно управляющая Россией от его имени администрация президента, вопреки всему написанному в Конституции де-факто и являющаяся высшей законодательной, исполнительной и судебной властью в стране. Есть утвержденные президентом губернаторы, которые, в свою очередь, могут для реализации согласованных с начальством целей привлекать любые ресурсы администрации, всех силовых ведомств и судов. Кроме того, есть всесильные генералы, которые хоть и служат в ведомствах, якобы существующих для защиты прав граждан, борьбы со шпионами, террористами и экстремистами, но на самом деле занятые контролем за политической ситуацией на местах и ничуть этого не стесняющиеся.

Есть царящий в недосягаемой вышине президент, к которому можно лишь смиренно взывать, и есть оперативно управляющая Россией от его имени администрация президента, вопреки всему написанному в Конституции де-факто и являющаяся высшей законодательной, исполнительной и судебной властью в стране

Про суды особенно интересно, хотя вовсе и не ново. Суд в обнародованных разговорах фигурирует как совершенно покорная воле начальства структура, и это особенно важно услышать сейчас и всем тем, кто продолжает относиться к российской судебной системе сколько-нибудь серьезно. Один из тезисов против Павла Дурова и мессенджера Telegram — есть, мол, решение суда, и если мы хотим жить в правовом государстве, то должны его выполнять. Но если суд просто делает то, что удобно силовикам и санкционировано администрацией президента, — можно ли относиться к этому органу и его решениям с таким же пиететом, какой справедливо и заслуженно вызывают суды тех стран, где судебная власть надежно отделена от исполнительной?

Собеседники Шестуна воспринимают судей как пассивных и безвольных исполнителей и заранее гарантируют ему негативные для него решения суда в случае отказа выполнить требования. То есть чиновники и генералы ни на секунду не сомневаются в том, что отважных и честных судей, которые воспротивятся давлению на себя и вдруг примут решение в пользу Шестуна, не существует. Собственно, это все, что надо знать про российские суды, их решения и их место в структуре власти Российской Федерации.

Помимо оперативного руководства судами и силовиками, администрация президента, как следует из разговоров, напрямую руководит еще и травлей неугодных в СМИ. Во всяком случае, человек, представленный как начальник управления АП Ярин, прямо обещает Шестуну прекращение «медийной травли», если тот пойдет навстречу требованиям начальства. На фоне всевластия силовиков и оперативной подчиненности суда чиновникам это уже не кажется чем-то особенно впечатляющим, но оттого не становится нормальным.

Власть, окончательно превратившаяся в закулисное шушуканье, не любит двух вещей — публичных скандалов и людей на улицах. Поэтому самый никчемный и проворовавшийся чиновник получает шанс уйти тихо, а любой, кто пытается хлопнуть дверью или отказывается уйти, попадает под прессинг

Любопытно обратить внимание и на то, чего добиваются от Шептуна: тихо уйти. Стоит только написать заявление об отставке без даты, как все проблемы немедленно закончатся, и, как величайшая милость, ему даже позволят «сохранить лицо». Послушав, как пугают главу района, легко можно представить себе, как именно шла обработка некогда влиятельных мэров и губернаторов, в разное время согласившихся «тихо уйти», тем более что в разговорах прямо ссылаются на историю бывшего руководителя Марий Эл Леонида Маркелова и других отставных губернаторов. Скорее всего, в аналогичных разговорах с руководителями региона вместо Ярина участвовал глава администрации или его заместитель, да и от силовиков могли быть люди в более высоких званиях, но структура и содержание бесед вполне ясны: «Хотите, чтобы вас переехали? Нет? Тогда подписывайте».

Власть, окончательно превратившаяся в закулисное шушуканье, не любит двух вещей — публичных скандалов и людей на улицах. Поэтому самый никчемный и проворовавшийся чиновник получает шанс уйти тихо, а любой, кто пытается хлопнуть дверью или отказывается уйти, попадает под прессинг и рискует быть «перееханным» по команде сверху.

После всего вышесказанного нет смысла удивляться тому, что во всех этих разговорах нет ни слова о гражданах, которые по все еще действующей Конституции считаются носителями высшей власти в стране. Кто пойдет на выборы, кто не пойдет на выборы, кто победит на выборах — решают генералы и чиновники, и это прямо проговаривается в одном из эпизодов. И про губернатора Воробьева и его перспективы генералы знают все заранее — мол, ему тоже недолго осталось. Что про губернатора Воробьева или главу района Шестуна думает население — никого совершенно не интересует.

Вот так выглядит устройство власти в России весны 2018 года, во всяком случае таковым оно представляется после прослушивания записей Александра Шестуна. Говоря откровенно, картина совершенно безрадостная.

* Политолог, постоянный колумнист NT

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.