#Мнение

Заговор обреченных

16.04.2018 | Федор Крашенинников*

Государство прямо декларирует желание подслушивать и подглядывать, даже ценой технологического отставания и стагнации

867567.jpg

Фото: Pixabay / geralt

В последнее время все очевиднее, что руководство России и те, кто примыкает к нему и называется «политической элитой», противостоят вовсе не США, не западному миру, не русофобии и прочим виртуальным химерам. Руководство нашей страны и его окружение самым незатейливым образом противостоят современности, молодости, а самое главное — будущему. Может быть, это противопоставление и покажется слишком пафосным и даже чрезмерным, но факты таковы: на наших глазах возникает новый мир, в котором единственным ограничением для развития технологий становится соблюдение прав человека и, прежде всего, его права на частную жизнь. Именно вокруг этого идут важнейшие дискуссии нашего времени. Но есть и другой, архаичный, мир, где человек — ничто, потенциальная лагерная пыль, которая не имеет никаких прав, и развитие технологий ограничивается государством, которое прямо декларирует свое желание подслушивать и подглядывать и готово сохранить за собой это право даже ценой технологического отставания и социальной стагнации.

Мир современных коммуникаций и вся информационная цивилизация ненавистны поборникам «традиционных ценностей» именно потому, что они дают каждому человеку все больше возможностей если не спрятаться от государства совсем, то хотя бы минимизировать его возможности контроля. При этом каждый локальный успех государства по получению контроля над вызывающей беспокойство технологией или площадкой в самом скором времени оборачивается поражением. Многие помнят, как ценой невероятных усилий и затрат был взят под контроль «Живой Журнал» — но прошло немного времени, и он стал никому не нужен — публика ушла в социальные сети и мессенджеры.

Руководящие нами престарелые комсомольцы и чекисты 1970–1980-х до сих пор звонят друг другу по стационарным телефонам, верят в заговоры и геополитику, получают информацию об окружающем мире из папки с распечатками, не могут, да и просто не хотят ничего менять

Вся логика развития информационной цивилизации подводит государство к превращению в большую сервисную службу, в которой нет места для несменяемых вождей и толп спецслужбистов, получающих зарплаты и звания за чтение чужих переписок. И надо ли говорить, что ни вождям, ни их обслуге такая логика не нравится, и поэтому они так решительно и не особо скрываясь воюют против современных технологий и, прежде всего, средств неподцензурной коммуникации.

Современная Россия, стараниями ее нынешних властей, целенаправленно превращается в цитадель косности, мракобесия, архаики и возведенной в культ технологической и социальной отсталости. Руководящие нами престарелые комсомольцы и чекисты 1970–1980-х до сих пор звонят друг другу по стационарным телефонам, верят в заговоры и геополитику, получают информацию об окружающем мире из папки с распечатками, не могут, да и просто не хотят ничего менять и даже понимать что-то про современные коммуникации и их значение в жизни людей. Им ничего этого не надо, их это только раздражает, им хочется, чтобы все было как когда-то давно, когда неугодные радиостанции можно было глушить, письма — вскрывать, телефонные переговоры — слушать, а микроскопические тиражи крамольного «самиздата» — изымать и уничтожать, сажая и тех, кто пишет, и тех, кто хранит. Самое смешное — они, похоже, верят, что к этому порядку можно так или иначе вернуться. Пусть не полностью, пусть не с дисковыми телефонами, но — вернуться.

Конечно, во власти хватает и технически грамотных людей, прекрасно понимающих, что прогресс необратим и так, как было раньше, уже никогда не будет. Но у них нет ни смелости, ни тем более практического интереса сообщать своим начальникам неприятные новости. Можно себе представить, как быстро сломается карьера у того, кто посмеет сказать обитателям самых главных кабинетов, что их дело обречено и поражение неизбежно. Молодые карьеристы хотят денег и власти сейчас, а потому готовы поддакивать своим благодетелям и даже поперек собственным интересам и привычкам, не говоря уже о здравом смысле, принимать самые двусмысленные позы.

Например, один из соавторов позорного закона о модерации соцсетей, вполне молодой господин Боярский, написал в своем Twitter по поводу широкого обсуждения темы обхода блокировок Telegram (который по решению Таганского суда блокируется на территории России): «Считаю обсуждение возможных обходов блокировок в СМИ — недопустимым проявлением правового нигилизма». То есть он и сам прекрасно знает, что способов обойти блокировку много и будет еще больше, но его беспокоят не они, а их публичное обсуждение в СМИ. Возможно, потому что если старшие товарищи с их дремучими представлениями о мире прочитают в своих папочках, сколь тщетны все их усилия и почему принимаемые пачками запретительные законы ничего не дают, то они могут расстроиться и сорвать злость на тех, кто сулил им легкую, скорую и окончательную победу.

Дуров — на передовой прогресса, он создает новое для всего человечества и устремлен в будущее. Путин же живет прошлым и хочет вернуть в это прошлое весь мир, потому что лично ему комфортнее жить в ситуации, когда главный не тот, кто изобрел что-то новое и небывалое, а тот, у кого армия сильнее и денег больше

По сути, депутат Боярский призывает всех к привычному в кругах, где он вращается, лицемерию: обходите блокировки, если вам так надо, главное сделайте вид, что испугались и удалили мессенджер из телефонов! А дедушки побушуют, да и забудут, так ведь каждый раз бывает: сначала намеки на зверства и строгости, а потом всем становится все равно, и в самом худшем случае страдают лишь несколько человек, осужденных и посаженных в рамках очередной кампании власти.

Депутат Боярский со своим карикатурным верноподданничеством создает прекрасную пару Павлу Дурову, который в данном случае выступает как носитель всего современного, разумного и прогрессивного. Людям изнутри системной политики попросту не понятно, зачем демонстративно ослушиваться власть, если можно с ней договориться и отлично заработать, продав свои убеждения и свою репутацию как можно дороже. Дуров же всем своим поведением демонстрирует неготовность пресмыкаться перед властями одной страны ценой утраты глобальной перспективы и глобальной же репутации. Сергей Боярский и Павел Дуров — два человека с диаметрально противоположными подходами к жизни, и они в полной мере олицетворяют собой раскол российского общества.

На самом деле, все логично: Павел Дуров и должен вызывать в Кремле ненависть — хотя бы потому, что в современном мире он гораздо более важный человек, чем Владимир Путин. Дуров — на передовой прогресса, он создает новое для всего человечества и устремлен в будущее. Путин же живет прошлым и хочет вернуть в это прошлое весь мир, потому что лично ему комфортнее жить в ситуации, когда главный не тот, кто изобрел что-то новое и небывалое, а тот, у кого армия сильнее и денег больше. Кроме того, Дуров очевидным образом моложе и уже тем опасен: будущее в любом случае за ним, хотя бы по вульгарным физиологическим причинам.

Но если копнуть глубже, то дело совсем не в Дурове. Какие-то другие ребята уже изобретают что-то новое, что окончательно обессмыслит меры против Telegram, а когда будут приняты меры против них — придет еще кто-то и придумает еще что-то. И эта ситуация будет повторяться бесчисленное количество раз, причем технологии будут все совершеннее, дешевле и надежнее. Поэтому любые попытки противостоять прогрессу — тщетны, это заговор обреченных. Telegram можно заблокировать, но наступление будущего — нет.

* Политолог, постоянный колумнист NT

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.