Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Если гора не идет к Магомедову...

15.02.2010 | Новиков Константин | № 05 от 15 февраля 2010 года

Как новый глава Дагестана собирается наводить порядок в республике

146-16-01.jpg

Магомедсалам алейкум! В Дагестане новый президент, к власти вернулся клан Магомедовых, патриарх которого, Магомедали, руководил республикой почти 20 лет. Народное собрание Дагестана, еще в ноябре грозившееся не утвердить предложенную Кремлем кандидатуру, поддержало Магомедсалама Магомедова единогласно. Корреспондент The New Times наблюдал, как Махачкала встречала нового главу республики


В четыре часа утра на центральном проспекте Махачкалы слышатся несколько автоматных очередей, в пять тридцать над городом разносится усиленный динамиками голос муэдзина, призывающего правоверных на утренний намаз. В Махачкале постоянно дует ветер – либо северный по имени «Иван», либо южный, который называют «Магомедом». В феврале город находится под властью «Ивана» — и улицы покрылись толстой ледяной коркой.
Сквер возле городского совета пустует: обычно здесь собираются старики, чтобы за игрой в домино обсудить последние политические новости. Сейчас «Иван» и обледеневшие улицы не дают пенсионерам выйти из дома. На центральном проспекте примерно через каждые 100 метров стоят люди в камуфляже с автоматами, во дворах бродят кинологи с собаками. При попытке корреспондента The New Times достать фотоаппарат военный делает недвусмысленный жест автоматом. В Махачкале только что убили главу местного УВД, а в Избербаше взорвали начальника межрайонного отдела криминальной милиции, поэтому милиционеры и прочие люди в форме и при оружии перешли на усиленный режим работы.

Все идет по клану

Магомедсалам Магомедов — сын Магомедали Магомедова по прозвищу Дедушка, который возглавлял республику на протяжении 19 лет (с 1987 по 2006 год) и вышел в отставку в 75 лет. У бывшего лидера трое сыновей, и в республике до сих пор ходит шутка — мол, Магомедали сказал: у меня дети живут на хлебе и воде. Действительно: у Гаджимурада – ОАО «Денеб», которое производит минеральную воду, а Магомед – директор Махачкалинского комбината хлебопродуктов. «Магомедали всегда отделял своих детей от политики, не пускал в нее, — рассказывает журналист Нариман Гаджиев. — Поэтому долгое время о них ничего не было слышно».

146-16-02.jpg

146-16-03.jpg
8 февраля на центральную площадь Махачкалы один за другим прибыли кортежи. В одном из них прибыли новый президент Дагестана Магомедсалам Магомедов (в центре) и полпред президента в СКФО Александр Хлопонин

Впрочем, если детей Магомедали Магомедов и отстранил от руля управления республикой, приставив их к деньгам, то команду свою он формировал из жителей родного ему Левашинского района и родственников разной степени удаленности. В бытность Магомедали Магомедова президентом левашинцы стали мэрами четырех городов, еще один земляк президента — министром финансов. Заместителем министра внутренних дел стал племянник Магомедали Магомедова. Еще два племянника — братья Халалмагомедовы — долгое время занимали крупные посты в республике: один — председатель комитета по виноделию и владелец коньячного завода, другой — начальник портовой таможни. Но и это не все: тесть сына возглавлял Верховный суд Дагестана, а его сын и сейчас распоряжается финансами Махачкалы.

Наследник Деда

Только что утвержденный президент Дагестана поначалу выбрал научную карьеру и долгое время в этой «семейной пирамиде» не светился. Но уже в начале 2000-х (с 2001‑го по 2006-й) он возглавлял рабочую группу правительства Дагестана по освоению шельфа Каспийского моря. Чуть больше года был председателем Народного собрания Дагестана. Источники, близкие к семье, говорят, что перед приходом ныне поверженного Муху Алиева к власти с ним была достигнута договоренность о том, что Магомедсалама сделают премьером, но Муху своего обещания не сдержал. Сказал, что включит его в список от «Единой России» в Государственную думу, но и с этим вышел облом. Рассказывают, что Магомедсалам — скромный, даже нелюдимый человек, не любит фотографироваться и общаться с прессой. Еще говорят, что Магомедсалам пользуется поддержкой Сулеймана Керимова, главы холдинга «Нафта-Москва», и именно ему обязан своим назначением.* * Дозвониться до Сулеймана Керимова не удалось; его телефон в Совете Федерации — он сенатор от Дагестана — тоже молчит. Состояние Керимова оценивается в $3,1 млрд, он занимает 13-е место в списке самых богатых россиян, по версии Forbes. Отсюда надежды, что республика, в которой по официальной статистике — 20% безработных, а по экспертной — в два раза больше, получит столь необходимые ей инвестиции.

Нервный понедельник

С ноября деловой и властный Дагестан находился в подвешенном состоянии: не заключались договоры и крупные сделки, не принимались серьезные кадровые решения. Когда 21 января, за месяц до окончания срока полномочий Муху Алиева, Кремль так и не определился, кому же доверить республику, ожидание начало переходить в глухое раздражение. Появилось открытое письмо дагестанской интеллигенции Дмитрию Медведеву, в котором интеллектуальная элита Дагестана просила оставить Муху Алиева, потому что остальные кандидаты — «ставленники олигархов, кланов, лица, не имеющие никакого влияния, авторитета в рес­публике». Прошла информация о том, что Владислав Сурков в телефонном разговоре с президентом республики произнес фразу «Держитесь, Муху Гимбатович». 8 февраля стало известно, что в Махачкалу летит Александр Хлопонин с президентским решением. Город будоражили слухи. Вроде бы мэр Махачкалы даргинец Саид Амиров ведет подготовку к некоему демаршу. Говорили о группе парламентариев, которые колонной выехали в аэропорт, чтобы прямо у трапа заявить полпреду, что никакого другого президента, кроме Алиева, они не видят и видеть не хотят. «Даже если мою кандидатуру предложат, они (депутаты) проголосуют. Говорят, какие-то кандидаты (на пост президента) пытались склонить депутатов на свою сторону, но зная тех, кто там заседает, мне в это не верится: проголосуют за того, на кого укажут», — говорил The New Times главный редактор еженедельника «Новое дело» Марко Шабханов буквально накануне утверждения Магомедсалама. Ровно так и случилось.
Площадь, на которой находятся президентский дворец и администрация Махачкалы, по традиции называют «площадь двух театров». Говорят, когда в Махачкалу приезжал Владимир Путин, он спросил президента Магомедали Магомедова: «А почему у вас нет театров?» На что даргинец Магомедов, не моргнув глазом, показал на президентский дворец и мэрию и ответил: «Как нет? Вот — Большой даргинский и Малый даргинский». 8 февраля на эту площадь по очереди приезжали кортежи по 20–30 джипов с чиновниками и главами сельских администраций. Консультации велись непрерывно. В 16.00 по новостным лентам прокатилась информация: Медведев внес на рассмотрение Народного собрания Дагестана кандидатуру Магомедсалама Магомедова.* * О том, что Кремль примет именно такое решение, The New Times писал в № 1 от 18 января 2010 года. Спустя 41 час депутаты его утвердили. Против не было ни одного голоса.

Сын Деда

Уже через пару часов после объявления о выборе Кремля «авторитетный» аварский глава администрации Гергебильского района Магомед Магомедов по прозвищу Большой Махач выразил свое удовлетворение выдвижением Магомедсалама Магомедова на президентский пост. В республиканской газете «Дагестанская правда» уже 9 февраля Магомедсалама поздравили заместитель секретаря местной «Единой России» Сейфуллах Исаков, депутат Марина Абрамкина, которая, как утверждают, представляет в местном парламенте интересы «Северного альянса» — влиятельных аварцев и одного из претендентов на «кресло номер один» Сайгидгусейна Магомедова. Отдельной строкой решение президента России одобрили главы Кизлярского, Цунтинского и Цумадинского районов республики.
«Выбор Медведева остановился на Магомедсаламе, потому что он компромиссная фигура, — убежден член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. — Значительная часть общества выступала за Муху Алиева. Против другого кандидата, Магомеда Абдуллаева, было очень много людей. Магомедов — даргинец, а значит, происходит ротация. (Муху Алиев — аварец. — The New Times). Пусть федеральную власть обвиняют в традиционализме, но это попытка найти консенсус. При его отце трений на этнической почве между аварцами и даргинцами не было. Кроме того, он экономист. Центр тяжести перенесен на экономический блок, они с Хлопониным могут найти общий язык». «Он доктор экономических наук, причем его кандидатская и докторская посвящены изучению трудового потенциала республики, — говорит дагестанский политолог Зубайру Зубайруев. — То есть он знает проблему безработицы». «Задачей Медведева было найти человека, который мог бы сформировать коалицию, — считает замглавы Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Потому и остановились на Магомедсаламе Магомедове. Он человек достаточно технократичный, твердый, и в то же время у него ученая степень. При Магомедали аварцы были председателями в парламенте, кумыки — премьерами. Сейчас, скорее всего, премьером опять станет аварец».
21 февраля сын Деда Магомедсалам Магомедов приступит к новой работе. Но уже в своей первой речи новый президент Дагестана озвучил свои приоритеты — это борьба с терроризмом. Он намерен пойти по пути ингушского лидера Юнус-Бека Евкурова, то есть будет договариваться с боевиками.

«Лесные братья»

Договариваться надо максимально быстро. Ответ на заявление Магомедсалама последовал в тот же вечер: житель Каспийска попытался заминировать железную дорогу в Махачкале, но подорвался на собственном взрывном устройстве. Все последние месяцы республику «трясет». Начиная с убийства главы МВД республики Адильгерея Магомедтагирова в июне 2009 года боевикам раз за разом удавались громкие покушения на высокопоставленных силовиков. Буквально за пару дней до назначения Магомедсалама Магомедова президентом в Избербаше был убит начальник межрайонного отдела по борьбе с экстремизмом Гапиз Исаев, а в Махачкале — начальник УВД Махачкалы Ахмед Магомедов. При этом идейных боевиков, по мнению экспертов, в республике немного, а последние громкие убийства связаны с переделом сфер влияния и банальной борьбой за посты. Главный столичный милиционер, говорят, является земляком депутата Госдумы Магомеда Гаджиева по прозвищу Фикса. А Гаджиев, с одной стороны, человек Сулеймана Керимова, с другой — пришел в российский парламент во время правления Деда, а значит, по его воле.
Ахмед Магомедов до назначения на пост главы махачкалинского УВД был замминистра МВД республики, курировал криминальную милицию. «У него были в руках все информационные ресурсы, компромат на всех высокопоставленных чиновников республики», — считает источник в республиканском МВД. «В Дагестане непросто определить, где заканчиваются интересы подполья, где начинается борьба кланов, — говорит Алексей Макаркин. — Думаю, это была борьба перед назначением нового президента». «Не думаю, что была цель расшатать ситуацию перед выборами, — оппонирует Малашенко. — Это, к сожалению, будни. Когда пишут, что убит в связи со служебной деятельностью, это, как правило, так и есть».

«Лучше не будет»

...Старый Магомед каждый день приходит под мост, где в узкий тоннель может проехать только одна машина, и регулирует движение. Он не работает и никогда не работал в ГИБДД: просто кто-то должен это делать, иначе машины будут постоянно сталкиваться. Вечером 8 февраля, когда кандидатура Магомедсалама уже была озвучена, коррес­пондент The New Times сказал ему: «Теперь вашим президентом будет сын Деда». «Опять даргинцы у власти... Очень плохо», —
грустно вздыхает он. «А кто из пяти должен был прий­ти, чтобы было хорошо?» — «Да они все непонятные. Кто ни придет — лучше не будет».

146-d1.jpg
Убийство начальника УВД Махачкалы Ахмеда Магомедова (5), начальника уголовного розыска МВД Дагестана Алимсолтана Атцева (2), теракты у поста ГИБДД и здания ГУВД Махачкалы (3–4) привели к новым зачисткам (1) и продемонстрировали полную неспособность прежнего руководства справиться с ситуацией в республике


Логика назначения
Посты президента, главы правительства и председателя парламента в Дагестане традиционно делят между собой представители трех крупнейших народностей — аварцы, даргинцы, кумыки. Национальные квоты применяются и при разделе портфелей в кабинете министров или формировании парламента. Дагестаном последние полвека правили поочередно аварцы и даргинцы. Председателя Госсовета даргинца Магомедали Магомедова сменил аварец Муху Алиев. В феврале 2010 года его, по правилам, должен был сменить даргинец. Из пяти предложенных Медведеву кандидатов даргинцем являлся лишь Магомедсалам Магомедов, остальные — аварцы.

Магомедали Магомедов – архитектор клановой системы управления республикой. Говорят, отстранив от руля детей, он сформировал клан за счет земляков из Левашинского района и непрямых родственников. В бытность Магомедова президентом левашинцы стали мэрами четырех городов, судьба остальных друзей и родственников – на схеме.

146-d2.jpg


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.