Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

«Газпром» накроется сланцем?

17.02.2010 | Гавшина Оксана, marker.ru | № 05 от 15 февраля 2010 года

Структура мирового рынка газа меняется на глазах

Сланцевый бум. Премьер Владимир Путин только что побывал в Финляндии, где убеждал европейских партнеров согласиться на прокладку газопровода Nord Stream по дну Балтийского моря. Убедил. Между тем эксперты высказывают сомнение в необходимости новых экспортных мощностей для «Газпрома»: Европе может не понадобиться столько голубого топлива из России. Структура мирового рынка газа меняется буквально на глазах — во многом благодаря резкому росту производства сланцевого газа. Чем это чревато для «Газпрома» — выяснял The New Times

Самый амбициозный проект «Газпрома» последнего десятилетия — освоение Штокмановского месторождения — официально приостановлен. Пока только на три года, до «прояснения» ситуации на мировых газовых рынках. Решение приостановить освоение Штокмана в «Газпроме» объясняют переизбытком газа в Европе и Америке — основных для проекта рынках сбыта. «Рост предложения на европейском и американском рынках объясняется не только снизившимся из-за кризиса спросом. В ЕС также значительно увеличились закупки сжиженного природного газа (СПГ) из Африки и Персидского залива — он обходится примерно на 45% дешевле, чем российский трубопроводный. Эти поставки были переориентированы с американского рынка, который сейчас перенасыщен из-за роста производства сланцевого газа», — поясняет аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин.

Сланцевый бум

«Сегодня США де-факто являются экспортером сжиженного газа», — считает эксперт Международного энергетического агентства Иан Кроншоу. Примечательно, что еще четыре года назад аналитики МЭА прогнозировали существенный рост импорта сжиженного природного газа в США. На американский рынок были нацелены многочисленные проекты по производству СПГ, в том числе и российский Штокман. 146-30-g.jpg
Все изменилось в одночасье — рост цен на энергоносители и развитие технологий превратили малоперспективные месторождения сланцевого газа в коммерчески привлекательные активы. Оценки газовых запасов США мгновенно выросли с 36,8 трлн кубометров до 52–58 трлн кубометров. Добыча сланцевого газа начала расти впечатляющими темпами: с 34 млрд кубометров в 2007 году до 90 млрд кубометров в 2009-м.
Новые реалии представляются американским экспертным сообществом настоящим прорывом, способным кардинально изменить расклад сил на мировом газовом рынке. Во многом этому будет способствовать дальнейшее развитие технологии и снижение себестоимости добычи. «Революция продолжается: цена окупаемости добытого газа по отдельным категориям сланцев снизилась до $2,50 за тысячу кубических футов.* * Менее $90 за тысячу кубометров, для сравнения: для Европы цена российского газа в конце минувшего года составляла $230–250 за тысячу кубометров. Это ниже цены на газ для промышленных потребителей России в IV квартале 2010 года», — говорит глава East European Gas Analysis (США) Михаил Корчемкин.
По его оценкам, к 2015 году объем добычи сланцевого газа в США удвоится и составит более 180 млрд кубометров в год. Импорт СПГ упадет до 1 млрд кубометров в год. «Кстати, именно в этот период «Газпром» планирует захватить до 10% американского газового рынка», — отмечает эксперт, полагая, что этим планам российской монополии едва ли суждено сбыться. «Сланцевый бум» грозит ослабить позиции «Газпрома» и в Европе — значительные запасы газосодержащих сланцев найдены в Нидерландах, Польше, Франции, Швеции и Германии. По оценкам экспертов ВР, в ближайшие ­несколько лет к мировым запасам газа могут добавиться 113 трлн кубометров, из которых на Европу придется порядка 14–17 трлн кубометров.

Монопольная мифология

В «Газпроме» к подобным перспективам относятся скептически. «О добыче сланцевого газа сложено слишком много мифов», — считает глава «Газпром экспорта» Александр Медведев. По мнению представителей монополии, из-за специфики технологии, требующей постоянных инвестиций для поддержания объема добычи, сланцевый газ обходится не дешевле природного. С этим согласен аналитик «БрокерКредитСервис» Андрей Полищук: «Средний «срок жизни» традиционных газовых скважин составляет порядка 30–40 лет. В случае сланцевого газа он может быть всего 5–8 лет. При этом «отдача» месторождения может упасть в 4–5 раз уже после первых нескольких лет эксплуатации».
Для поддержания первоначального уровня добычи компании необходимо постоянно пробуривать все новые и новые скважины, компенсируя истощение предыдущих. Это существенно снижает рентабельность проектов для густонаселенной Европы. «В ЕС территория добычи ограниченна, компании не смогут себе позволить бурить десятки тысяч скважин», — считает Полищук. По его мнению, серьезным препятствием для развития новой технологии в Европе также станут экологические требования: добыча сланцевого газа предполагает использование больших объемов воды, которая смешивается с песком и химвеществами. Проведенные исследования показали, что эти вещества способны проникать в грунтовые воды, что может вызвать недовольство европейских экологов.
Впрочем, пока ситуация складывается противоположным образом: на фоне скепсиса, звучащего из уст руководства «Газпрома», европейские газовые корпорации активно инвестируют миллиарды долларов в разработку сланцевых месторождений. Так, французская Total приобрела 25-процентную долю в сланцевых проектах Chesapeake, норвежская StatoilHydro создала СП с Chesapeake Energy, вложив в него $3,4 млрд. В добычу сланцевого газа на территории США в прошлом году инвестировали британские BP и BG, а также итальянская Eni. 
Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин призывает не переоценивать роль сланцевого газа в ближайшей перспективе: «На сегодняшний день объемы его добычи нельзя назвать промышленными, их недостаточно для обеспечения растущего энергопотребления на ближайшие ­10–15 лет. Сланцевый газ не транспортируется на большие расстояния, просто потому, что это не потоки на десятилетия, как, например, Штокман или месторождения Ямала. Он используется локально — потребителями на местах. Интерес европейских компаний к проектам по добыче сланцевого газа вполне понятен — это вклад в будущее энергетики. Однако в ближайшие годы основой развития по-прежнему будут оставаться нефть и природный газ».

Большой передел

Новые инвестпроекты европейских партнеров «Газпрома» едва ли в ближайшее время приведут к пересмотру контрактов с российской монополией, считают эксперты. Однако в дальнейшем их корректировка неизбежна. «Уже в этом году газпромовский газ оказался самым дорогим в Европе, и покупатели брали его в минимально допустимых объемах, чтобы избежать уплаты санкций из-за схемы take–or–pay.* * О принципе «бери или плати» см. подробнее в The New Times № 44 от 7 декабря 2009 г. Понятно, что де-факто в мире состоялся отход газовых цен от цен на нефть, к которым привязаны контракты «Газпрома». В силу наличия больших запасов сланцевого газа цены на природный газ будут все дальше отставать от нефтяных», — считает директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко.
Однако пока позиция «Газпрома» остается неизменной. Минэкономразвития совместно с Федеральной службой по тарифам продолжает работать над новым механизмом формирования внутренних цен на газ, который будет базироваться на стоимости экспортного топлива, зафиксированного в долгосрочных контрактах «Газпрома». Ожидается, что к концу 2014 года заработает в полную силу «принцип равнодоходности», когда газ внутри России будет определяться по той же формуле, что и при продаже за рубеж. В связи с этим Сергей Алексашенко считает, что уже через несколько лет российские потребители будут покупать газ по ценам выше среднеевропейских — ведь свободного рынка газа внутри страны, в отличие от Европы, пока никто не обещает.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.