Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

«Гаити надо не восстанавливать, а строить заново»

17.02.2010 | Аккерман Галина | № 05 от 15 февраля 2010 года

Известный историк и специалист по Гаити Кристоф Варньи — The New Times

146-38-01.jpg

Дайте Гаити шанс.
17 февраля на Гаити первым из глав иностранных государств прибывает с визитом президент Франции Николя Саркози: Париж подготовил масштабную программу помощи бывшей колонии, еще не оправившейся от разрушительного землетрясения. Но гуманитарных акций недостаточно, Гаити остро нуждается в новой модели власти и общества — считает известный французский историк Кристоф Варньи. Своими идеями он поделился с The New Times


Несчастья Гаити на самом деле начались очень давно — два века назад, после провозглашения независимости. Гаити сделала это гораздо раньше других французских колоний — в 1804 году. Наполеоновская Франция не желала примириться с таким вызовом со стороны бывших рабов и в течение долгого времени скрывала сам факт существования и независимости Гаити. Во избежание французского военного вторжения Гаити пришлось в течение всего XIX века выплачивать Франции гигантский выкуп. В сегодняшних деньгах — миллиарды евро! Это была компенсация французским рабовладельцам, потерявшим свой «товар». Промышленная революция практически обошла Гаити стороной, страна более века топталась на месте под грузом «долгов».

Но потом наступил XX век. Почему страна оказалась во власти деспотических режимов?146-38-02.jpg
У несчастий Гаити были не только внешние, но и внутренние причины. Начиная с 1804 года контроль над страной надолго захватили две небольшие социальные группы: торговцы — это были почти поголовно метисы — и черные генералы, стоявшие у истоков создания освободительной армии. Им так и не удалось создать для Гаити какой-то целостный политико-экономический проект. Их занимала только борьба за власть. Основная масса гаитян так и осталась забитой и бесправной. Борьба олигархических групп за власть плюс молчание толпы — готовая почва для диктатуры. С 1957-го по 1986 год, за 30 лет правления династии Дювалье, на Гаити было совершено около 30 тыс. политических убийств. Это было сверхцентрализованное государство, державшееся на терроре гаитянской гвардии — тонтон-макутов. После падения династии Дювалье распались все прежние государственные структуры. Гаити как бы заново обрела независимость. Простые люди зажили надеждой на процветание и социальную справедливость, которые в ту пору проповедовал католический священник Жан-Бертран Аристид. Ему поверили. Но став в начале 90-х президентом, он столкнулся с сопротивлением мощных группировок, не заинтересованных в переменах: местная олигархия, армия, католические иерархи. Пробыв у власти всего 8 месяцев, Аристид был смещен в результате переворота и отправился в изгнание — в США. Потом вернулся и снова взял власть. Но постепенно и сам стал похож на традиционных для Гаити политиков с их коррупцией и деспотизмом. В 2004 году его свергли вторично — и уже навсегда.

После землетрясения 12 января многие вспомнили об африканских корнях гаитян. Президент Сенегала Вад даже предложил им вернуться на «историческую родину» — во французскую Африку, откуда в давние годы на остров привозили рабов...
Президент Вад прекрасно знает, что гаитяне на «историческую родину» не поедут, это с его стороны чистая самореклама. Репатриация — это ведь своего рода идейная ценность, философия, здешнему населению она не привита.

Землетрясение было далеко не самым мощным по шкале Рихтера. Почему же такое безумное число жертв — более 200 тыс. погибших?
Любая катастрофа на Гаити принимает куда большие масштабы, чем в более благополучной стране. В 2008 году Гаити поразили четыре циклона — тысячи людей погибли. А такой же силы циклоны в других местах, на Кубе или во Флориде, приводят лишь к единичным жертвам. Гаити — страна, где практически нет государственной власти, где ничего не предусмотрено на случай чрезвычайных ситуаций и природных катастроф. Там не соблюдаются правила урбанизма, сейсмостойкого строительства — чего угодно...

Многие критикуют сейчас США за «вмешательство на Гаити»...
О «вмешательстве» часто говорят именно те, кто сам «вмешиваться» ни во что не хочет. Президент Обама «вмешался» на Гаити в первую очередь из гуманитарных соображений. Мировое сообщество осудило бы его за бездействие. Ведь США ближе других расположены к Гаити, да и логистика для гуманитарных операций у них прекрасная. Да, сейчас американцы захватили на Гаити ведущую позицию — даже по сравнению с силами ООН. В этом нет ничего странного. Во-первых, американская политика весьма последовательна: «доктрину Монро», согласно которой американцы должны контролировать все, что происходит в Западном полушарии, в Штатах никто не отменял: единственный «прокол» в этой доктрине — Куба. Во-вторых, сейчас, после землетрясения, США вполне обоснованно опасаются, что сотни тысяч гаитянских беженцев — «боат пипл» — на плотах и надувных лодках устремятся не только в другие страны Карибского бассейна, но и к берегам Флориды. США принимают сейчас превентивные меры. Достаточны ли они — вопрос.

Не случится ли так, что на Гаити снова построят дома, которые обрушатся при первом же циклоне...
Гаити надо не восстанавливать, а строить заново. Причем не только дома — само государство. Сегодняшние гаитянские чиновники — некомпетентные воры и взяточники. Не уверен, что международные «друзья Гаити» осознают масштаб проблемы.

У вас есть что предложить в качестве альтернативы?
На ближайшие годы Гаити могла бы стать страной, которой на паритетных началах руководили бы ООН, дружественные Гаити страны со значительными гаитянскими общинами — США, Канада, Доминиканская Республика и Франция, некоторые международные неправительственные организации, законное правительство Гаити и многочисленные гаитянские ассоциации (кстати, гражданское общество на Гаити весьма активно), а также три миллиона гаитян диаспоры. Конечно, это сложная система. Но у нее есть шансы стать эффективной: одни будут контролировать других. Речь идет о принципиально новой схеме распределения властных полномочий.

То есть международный протекторат?
Гаити и так де-факто часто оказывается протекторатом. А я, повторюсь, говорю о другом — об управлении на паритетных началах. Если удастся создать равновесие, с одной стороны, между тремя категориями гаитян, а именно — правительством, гражданским обществом и диаспорой, а с другой — между странами-донорами и международными НПО, то вполне возможно, удастся найти совершенно новую модель развития для Гаити.

А не утопия ли все это? Кто может реализовать подобный проект?
Cейчас ключевую роль в восстановлении Гаити играет 42-й президент США Билл Клинтон (он спецпредставитель генсека ООН на Гаити. — The New Times). Он хорошо знает эту страну, но вряд ли способен выйти за пределы классических решений. Ему надо бы сформировать вокруг себя своего рода «паритетный комитет», в который вошли бы представители всех вышеперечисленных стран и организаций. Иначе существует риск, что на Гаити все вернется на круги своя.

Вы уже дали такой совет Клинтону?
Ну почему обязательно Клинтону?.. Я, скажем так, принадлежу к маленькой группе людей, которая сейчас пытается создать новую модель для Гаити. Землетрясение 12 января может стать уникальным шансом вывести несчастную страну из исторического тупика, как бы кощунственно это ни звучало.


Кристоф Варньи — французский историк, специалист по Гаити. Родился в 1957 году на Гаити в Порт-о-Пренсе. В 1993–1996 гг. занимал должность советника тогдашнего президента Гаити Жана-Бертрана Аристида. Автор многих статей и нескольких книг о Гаити, в том числе вышедшего в Париже в начале 2000-х бестселлера «Гаити-нет: Два века одиночества».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.