#Россия и мир

UK: как защититься от русских денег

29.03.2018 | Ирина Демченко, Лондон

Международный комитет британского парламента обсудил меры по фильтрации поступающих из России средств

867567.jpg

Фото: contentful.com

Является ли коррупция в России угрозой национальной безопасности Соединенного Королевства, и, если да, то как можно защитить страну от притока «грязных» денег, обсуждалось в среду на заседании комитета по международным отношениям Палаты общин британского парламента. Сначала на вопросы членов комитета отвечали британские журналисты, проводящие расследования в этой области для своих изданий, затем — россияне из НКО, занимающихся этими проблемами. Депутаты, как и правительственные чиновники Великобритании, занимаются выработкой мер, обещанных премьером Терезой Мэй в ответ на отравление экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, его дочери и еще нескольких человек, которое в Лондоне расценили как химическую атаку из России.

Как отличить коррупционеров

Председатель комитета Том Хугендхат и его коллеги настойчиво расспрашивали приглашенных экспертов, какими дырами в британском законодательстве пользуются инвесторы и компании для отмывания нечестно заработанных денег через финансовые структуры и инструменты, через британские офшоры и покупку недвижимости и как можно отделить «грязные» деньги от «чистых» и заработанных честно. Эксперты говорили о том, что круг людей, получивших доступ к ошеломляющего размера богатствам в России за счет близости к президенту Владимиру Путина, на самом деле не превышает 120–150 человек, и критиковали британские органы власти за отсутствие политической воли к применению инструментов против них.

«Трудно сейчас ответить на вопрос, сколько коррупционных денег уже было отмыто в Британии, потому что процесс шел много лет, — сказал историк и писатель, бывший журналист Reuters в России Оливер Буллоу. — Я бы сказал, что мы говорим минимум о миллиарде фунтов стерлингов в месяц, но, возможно, и о сотнях миллиардов в год».

По его словам, «грязные» деньги отмываются в основном через покупку драгоценностей, предметов искусства и антиквариата, недвижимости и частное школьное образование, где среди иностранных детей по количеству обучающихся в Великобритании лидируют школьники из Китая, Гонконга и России. Среди иностранцев, приехавших в Британию по визе инвестора, также лидируют китайцы и россияне, и это тоже один из способов отмывания денег.

«Грязные» деньги отмываются в основном через покупку драгоценностей, предметов искусства и антиквариата, недвижимости и частное школьное образование, где среди иностранных детей по количеству обучающихся в Великобритании лидируют школьники из Китая, Гонконга и России»

По словам Тома Китинга, директора центра финансовых преступлений института RUSI, расследование способов, которыми отмываются деньги, требуют кропотливой работы, которая занимает обычно очень много времени — и этого времени и средств нет у британских государственных организаций, которые обязаны это делать.

«Когда я смотрю ретроспективно на некоторые сделки, на которые мы пошли за последние 20 лет, я думаю: пошли бы мы на них сейчас? Некоторые активы, которые были выставлены на британских фондовых рынках... Лондон хотел заполучить этот бизнес, чтобы он не ушел в Нью-Йорк или еще куда-то, и Лондон ускорял процесс, чтобы это произошло тут, а не где-то еще», — сказал он, добавив, что, по сути, лондонское Сити сознательно делало себя инвестиционно-привлекательным, не слишком заботясь о происхождении денег, которые оно переваривало.

Эксперты критиковали крупнейшие британские аудиторские и финансовые компании, которые готовы работать с «грязными» деньгами российских и других олигархов с постсоветского пространства, игнорируя любые подозрения в их происхождении, обращали внимание членов парламента на то, какую реакцию в Кремле вызвала массовая мировая поддержка действий Британии по высылке российских дипломатов, и говорили о том, что такого рода солидарность стран Запада сама по себе является сильным оружием.

Три признака путинского олигарха

Российские эксперты, которые были привлечены к слушаниям комитета — соратник Алексея Навального бывший топ-менеджер «Альфа-групп» Владимир Ашурков (организовывавший сбор средств на мэрскую кампанию Навального), директор Антикоррупционного фонда, и Роман Борисович, финансист и антикоррупционный деятель, герой расследовательского фильма «Из России — с наличностью», рассказали, как зарабатывают свои деньги российские олигархи из ближнего круга Путина и как они получают «жирные» контракты в ответ на то, что являются, по сути, «кошельками» российского руководства в разных проектах.

«Политическая элита грабит страну, забирая деньги налогоплательщиков. Но эти деньги не остаются в России. Как только они украдены, они выводятся и после краткой отмывки в «прачечной» на британских офшорных территориях они поступают прямо сюда. Они не лежат под пальмой на Каймановых островах — их инвестируют в акции, облигации, бонды, недвижимость, яхты, самолеты... В репутационное отмывание тоже. Разорвать эту цепочку, уничтожить вашу «прачечную» — это единственный способ борьбы с этим режимом», — сказал Борисович.

Эксперты настаивали на том, что британские меры по борьбе с коррупцией должны быть очень конкретными — исключение из листинга Лондонской фондовой биржи российских государственных компаний и банков, возвращение российских денег в Россию и невозможность вывода их оттуда

Он добавил, что у всех олигархов путинского круга, каким бы разным ни было их прошлое, есть, по крайней мере, три признака, по которым их можно отделить от всех остальных предпринимателей.

1. Ни один из них не был «человеком, который сделал себя сам», по американской модели. Каждый из них заработал деньги на отношениях с российским правительством. Они или купили что-то за копейки, что стоило миллионы, или продали правительству за огромные деньги что-то, что ничего не стоило, а самые умные сделали и то и другое. А некоторые — вообще уникальные: все годы были госслужащими, возглавлявшими государственные компании, и стали потрясающе богатыми.

2. Все они совершили на пути к богатству поступки, которые в России считаются преступлениями. И они избежали наказания только потому, что или мафия, или правительство (иногда в России это может быть одно и то же) их прикрыли и позволили им продолжать оставаться богатыми.

3. Их связь с российскими властями началась, когда они сделали свои первые деньги и продолжается до сих пор, и эта связь заставляет их делать все, чего желает Путин, озвучил он свое желание или нет. Это может быть пожертвование какой-то партии европейской страны во время выборов или поддержка think-tank в другой стране. Мы не видим и почти ничего не знаем об этой активности.

Описывая структуру современной российской власти, бывший журналист The Guardian и автор нескольких книг о России Люк Хардинг призвал не относиться к ней как к обычному государству, а скорее как к квази-криминальному синдикату, где «сто с лишним олигархов» из окружения Путина заняты только тем, чтобы украсть деньги и вывести их через офшоры, потому что они не уверены ни в своем будущем, ни в будущем всей системы, и они, «с одной стороны, в ужасе, что они все потеряют, с другой стороны, что у них все отнимут свои же».

«Путин структурировал все это: олигарх в России — это совсем не то же, что бизнесмен в Англии, — сказал Хардинг. — Это такая структура, где Путин находится наверху, а его окружают олигархи, многие из которых одновременно кремлевские чиновники, и, да, кстати, они еще и мультимиллиардеры... И они — типа одна команда. Мы можем тут много говорить о гипотетическом богатстве Путина, но очевидно, что он формально не владеет теми $200–300 млрд (о которых обычно говорят), но он может их использовать — для политических проектов, для личных проектов и для проектов внутри страны».

Чем можно ответить

В ходе слушаний затрагивался вопрос о возможности ограничения вещания на территории Британии телеканала RT и закрытии канала Sputnik. Эксперты сказали, что по факту влияние этих СМИ на общественное мнение очень невелико, но их закрытие вызовет высылку всех британских корреспондентов из России, что, по их мнению, было бы нежелательно.

Обсуждая вопрос об использовании Москвой «мягкой силы», которая сама по себе не является оружием, для нагнетания в обществе агрессии, которая уже может привести к силовым столкновениям, Люк Хардинг сказал: «Есть в этом что-то зловещее: заявлять, что правды вообще нет на свете, критическое мышление не существует и везде правят теории заговора, и все политики на свете, включая этот парламент, продажны, коррумпированы, жадны, беспринципны. И создавая такую атмосферу универсального цинизма, Россия может уже проводить свою линию. И если рассматривать под этим углом то, что случилось со Скрипалями, — с рациональной точки зрения это не имеет никакого смысла. Но с точки зрения распространения страха на международном уровне и внутри российской элиты — это было очень эффективным инструментом».

Эксперты российского происхождения настаивали на том, что британские меры по борьбе с коррупцией должны быть очень конкретными — исключение из листинга Лондонской фондовой биржи российских государственных компаний и банков, возвращение российских денег в Россию и невозможность вывода их оттуда.

В ходе слушаний эксперты предлагали расширить список российских чиновников, которым запрещен въезд в Великобританию до, условно говоря, 5 тыс. человек из верхушки, а также запретить въезд в страну их детям, многие из которых учатся в Великобритании. Среди других мер предлагалось изменить правила работы британских офшорных зон, прекратить листинг российских государственных компаний на фондовой бирже. Но самое главное из их предложений было — сделать для всех британских институтов приоритетом желание покончить с отмыванием «грязных» денег в стране.

При этом, с одной стороны, все время подчеркивалось, что честно заработавшие свои деньги россияне не должны пострадать, а с другой стороны — что некоторые осевшие в Лондоне мультимиллиардеры, владеющие крупными объектами типа футбольных клубов или элитной недвижимости, априори не могли бы достичь такого богатства, не входи они в ближний круг и не будь они готовы выполнить любое пожелание главы государства. «Право короля», как назвал это Люк Хардинг.

Закрывая обсуждение, Том Хугендхат сказал, что теперь стало понятно, почему обсуждение вопроса о правах человека в России в отрыве от вопроса об экономических правах в России не имеет смысла.

Во время этих слушаний газета The Guardian сообщила, что, по данным ее источников, Тереза Мэй обдумывает возможность запретить лондонскому Сити торговлю российскими долговыми обязательствами.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.