Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Год спекулянта

17.02.2010 | Николаев Игорь, директор департамента стратегического анализа компании ФБК | № 05 от 15 февраля 2010 года


Первые лица государства в публичных выступлениях последних недель упорно внушают нам мысль о том, что все самое худшее в экономике осталось позади. Правительственные прогнозисты торопятся подтвердить эту риторику благоприятной цифирью.
Министерство экономического развития в самом конце минувшего года пересмотрело свой же прогноз по росту ВВП в 2010 году с 1,6% (что заложено в федеральном бюджете) до 3,1%. А в случае эффективной реализации антикризисных и модернизационных мер, улучшения внешнеэкономической ­конъюнктуры правительство сулит уже и 3,5% роста. Среди аналитиков различных компаний началось своеобразное соревнование в оптимизме: кто предложит еще более высокую цифру экономического роста на год («лидеры» уже дошли до 7%). В общем, эйфория. Неужели действительно проехали кризис? Чтобы дать четкий ответ на этот вопрос, необходимо еще раз вернуться к причинам его возникновения в России. Если их не про­анализировать, то новый всплеск, волна, виток — называйте, как хотите, — лишь вопрос времени.
Нынешний кризис — это крах сложившейся в стране спекулятивной модели экономики, когда основным генератором роста выступает стремление не производить что-либо, а покупать товары или активы для последующей перепродажи. В итоге вложения в ценные бумаги росли в разы быстрее, чем инвестиции в основной капитал, в развитие и обновление основных средств. Как следствие, биржевые котировки и нефтяные фьючерсы все больше становились «виртуальной реальностью», имеющей мало общего с действительностью. Такая спекулятивная перекупленность активов привела в конечном итоге к обвалу рынков и коллапсу реального сектора экономики.
Конечно, это не только российская проблема. Однако если в большинстве стран присутствует хотя бы верное осознание опасности и даже кое-что предпринимается (к примеру, в Китае с 1 января 2010 года банкам запрещено платить агентам по недвижимости комиссионные вознаграждения за привлечение клиентов по ипотечному кредитованию), то в России этого пока нет. За кризисный год правительство даже не попыталось расшатать основы спекулятивной модели экономики.
В качестве доказательства этого тезиса достаточно посмотреть на динамику оптовых продаж в торговле. Ведь, по определению Росстата, оптовая торговля — это перепродажа товаров, то есть не что иное, как узаконенная форма спекуляции. Даже если коммерсант приобретает одну единицу товара для последующей перепродажи, эта операция должна учитываться в статданных как оптовая торговля.
Так вот, в январе–сентябре 2009 года оптовые продажи, к примеру, соли выросли по сравнению с соответствующим периодом 2008-го почти в 7 раз, растительного масла — в 2,5 раза, макаронных изделий — на 50%, мяса — почти на 37%... Притом что розничные продажи почти по всем товарам упали. А каждая перепродажа — новая добавленная стоимость, маленький «пузырь», который торговцы надули для потребителя.
Накачав различные отрасли бюджетными деньгами в острый кризисный период и не попытавшись изменить модель их функционирования, правительство, по существу, заложило под экономическое поле мину — причем, возможно, и не такого уж замедленного действия.
Упрочившаяся спекулятивность современной модели экономического развития России — главная опасность 2010 года. Даже если и будет по его итогам зафиксирован рост ВВП (по нашей оценке, ожидается спад — 2–4%), он не сможет быть долговременным и устойчивым.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.