#Путин. Итоги/Сирия

#Сирия

Америка окопалась в сирийской пустыне

14.03.2018 | Дэниел Уильямс* — специально для The Тew Times, Бейрут

Что пошло не так и почему Путин больше не главный на Ближнем Востоке

867567.jpg

Алеппо, Сирия, январь 2013 года Фото: Flickr / Ottavia Massimo

Всего лишь год с небольшим назад казалось, что военная кампания, начатая Владимиром Путиным осенью 2015 года в Сирии, зависимом от России государстве, где Москва пытается спасти своего союзника, президента Башара Асада, складывается для хозяина Кремля как нельзя лучше. Массированные воздушные атаки российской авиации вкупе с усилиями иранского ополчения, воюющего на стороне Дамаска, помогли Асаду вернуть под свой контроль Алеппо, второй по численности населения город, экономическую столицу Сирии: после нескольких недель жестоких бомбардировок армия Асада заняла позиции повстанцев.

Применяемую в Сирии военную тактику Россия отточила еще во времена Второй чеченской войны (автор был корреспондентом The Washington Post во времена Второй чеченской войны и много времени провел, передавая репортажи из Чечни.NT). И состоит она в следующем: города, где окопались нелояльные Асаду силы, берутся в кольцо, подвоз продовольствия в них полностью блокируется, после чего начинаются массированные бомбардировки, продолжающиеся до тех пор, пока обезумевшее от страха и голода гражданское население не побежит куда глаза глядят, а повстанцы не начинают переговоры относительно возможности перебазироваться в другие районы в обмен на полное прекращение сопротивления.

Путин создал альянс с исламским Ираном и прежде враждебной Турцией с целью сохранить у власти Асада, а самому укрепиться в роли султана, который станет руководить бесхозным ближневосточным халифатом прямо из Кремля

Когда в Белом доме сидел осмотрительный Барак Обама, Соединенные Штаты потратили месяцы, пытаясь убедить Путина прекратить военные действия, заставить Асада уйти, а ему на смену привести некое правительство национального единства. Тогдашний госсекретарь США Джон Керри совершал дипломатические «набеги» в Москву, пытаясь договориться хотя бы о (длительном) прекращении огня. Но все было тщетно.

Да и с чего бы тогда Путин стал слушать американцев? Обама держался в стороне от сирийского конфликта и собирался продолжать в том же духе. Воспользовавшись этим, Путин создал альянс с исламским Ираном и прежде враждебной Турцией с целью сохранить у власти Асада, а самому укрепиться в роли султана, который станет руководить бесхозным ближневосточным халифатом прямо из Кремля.

Все это, однако, осталось в прошлом.

С приходом Трампа ситуация изменилась. Похоже, теперь задача американской администрации состоит в том, чтобы не дать Путину добиться господства в регионе и, в частности, не позволить ему реализовать его планы на Сирию. По данным сирийских правительственных источников, Трамп намерен добиться того, чтобы урегулирование сирийского конфликта стало невозможным без участия Вашингтона. Именно с этой целью Трамп, заручившись номинальной поддержкой выступающих против Асада курдских и арабских племен, разместил на востоке и юге Сирии постоянный американский контингент. По словам одного из сирийских чиновников, «Трамп сделал США званым гостем за этим столом».

По большому счету Вашингтон скопировал страничку из путинского свода правил по ведению гибридной войны, отточенных на практике в Крыму и на Востоке Украины, — это когда силы из числа коренного населения используются в качестве фронтального прикрытия для собственного военного вмешательства

Перенимая российский опыт

Основные зоны проведения американских операций расположены вблизи города Дэйр-эс-Зор на востоке Сирии и с недавних пор — в районе населенного пункта Ат-Танф, в провинции Хомс на юге страны. В обоих случаях речь идет об американском присутствии вблизи основных транспортных артерий, ведущих в Ирак. Кроме того, недалеко от Дэйр-эс-Зора Америка и ее союзники перекрыли Асаду доступ к одному из важнейших месторождений природного газа.

По большому счету Вашингтон скопировал страничку из путинского свода правил по ведению гибридной войны, отточенных на практике в Крыму и на Востоке Украины, — это когда силы из числа коренного населения используются в качестве фронтального прикрытия для собственного военного вмешательства.

Маневры Трампа носят откровенно устрашающий характер. Уже было несколько прямых столкновений с сирийскими правительственными силами, в ходе которых американцы наносили удары с воздуха. А в одном из последних таких боестолкновений на противоположной от американцев стороне оказалась и Россия.

7 февраля войска сирийской регулярной армии вместе с проасадовскими ополченцами из числа местных племен и подготовленными в Иране иностранными подразделениями пытались перейти реку Евфрат к югу от Дэйр-эс-Зора и продвинуться на восток, в зону, подконтрольную американцам. Атака была отбита, после чего США нанесли по лояльным Асаду войскам ответный удар с помощью артиллерии и беспилотников. При этом неподалеку от населенного пункта Табия была атакована группа российских наемников, приписанных к подразделению, известному как ЧВК «Вагнера»: число жертв среди россиян называют самое разное — от 15 до 200. Кремль почти ничего не говорил об этой бойне — возможно, из-за того, что не полностью контролирует «группу Вагнера».

867567.jpg

Один из жилых районов сирийского города Дейр-эз-Зор после минометного обстрела Фото: Ammar Safafjalani / Xinhua

Буфер по имени «Ат-Танф»

В то же время Москва во всеуслышание пожаловалась на прибытие сотен американских солдат к сирийскому анклаву Ат-Танф, расположенному вдоль дороги на Ирак, рядом с границей c Иорданией. В свое время США создали в Ат-Танфе учебный лагерь, базу для подготовки бойцов для борьбы с «Исламским государством»**, джихадистской группировкой, противостоявшей Асаду. Теперь же Россия задается вопросом: ИГИЛ** повержена, а американцы и их союзники по-прежнему остаются в Ат-Танфе — почему?

19 февраля российский министр иностранных дел Сергей Лавров выразил недовольство тем, что США «в одностороннем порядке» провозгласили 55-километровый участок местности в районе Ат-Танфа «зоной своего влияния». И добавил, что с Россией подобной договоренности не было.

При этом, по словам Лаврова, данная территория используется террористами как тыловая буферная зона, где они могут восстанавливать моральные и физические силы, а потому ее следует «незамедлительно закрыть».

Администрация Трампа оставила это без комментариев. В январе 2018 года один из сотрудников Госдепартамента намекнул на основную причину блокировки (американцами) дорог, ведущих из Дейр-эс-Зора и Ат-Танфа в Ирак: Америка хочет перекрыть иранским сухопутным силам доступ из Ирака, контролируемого Ираном, в Сирию и дальше в Ливан, где базируются финансируемые Тегераном боевики шиитской радикальной группировки «Хезболла». США хотят «не только в целом сократить присутствие Ирана в Сирии, но и защитить наших союзников от вполне реальной угрозы, которую для них на юго-западе Сирии представляет «Хезболла», — заявил на слушаниях в Сенате Дэвид Сэттерфилд, высокопоставленный американский дипломат, занимающийся делами Ближнего Востока. Под «союзниками» он имел в виду Израиль и Иорданию.

867570.jpg

Фото: Flickr / Ottavia Massimo

Страна на собственных похоронах

Такой сценарий подразумевает длительное присутствие Америки в Сирии и разбивает путинские устремления единолично планировать дальнейшую сирийскую судьбу. Изначально на Ближнем Востоке Путину приходилось считаться только с амбициями Ирана (также стремившегося реализовать в регионе свою власть и влияние) и Турции, озабоченной тревожными проявлениями курдского сепаратизма в Сирии. Именно этот альянс — Москвы, Тегерана и Анкары — определял происходившее на военной и дипломатической сцене Сирии в течение двух последних лет.

Вашингтон больше не отправляет своего главного дипломата в Москву с мольбой о прекращении войны. Теперь напротив — Лавров уговаривает Вашингтон остепениться

Теперь же Путин обязан соперничать с двумя другими игроками, интересы которых встают в противоречие с его собственными.

Первый игрок — Израиль, нервничающий из-за постепенного приближения Ирана к его границам и периодически устраивающий бомбардировки иранских позиций.

Второй — Америка Дональда Трампа, который разместил на суше американские войска, тем самым придав сирийскому конфликту антииранский характер. При этом Вашингтон больше не отправляет своего главного дипломата в Москву с мольбой о прекращении войны. Теперь напротив — Лавров уговаривает Вашингтон остепениться.

В свете противостояния в Сирии Дональд Трамп, с которым Россия надеялась установить отношения лучше, чем были с Обамой, должен сейчас особенно сильно раздражать Путина. Существует реальная опасность прямого конфликта между Россией и США — в воздухе или на суше. По этой же, кстати, причине изначально вызывала тревогу и потенциальная реакция Кремля на сообщения о погибших российских наемниках.

Впрочем, при любом сценарии никого из сторонних игроков не будут особенно волновать страдания самой Сирии, где продолжают гибнуть люди и разрушается все остальное. Еще бы, ведь все увлечены политическими маневрами: Россия и Иран против США, Израиль против Ирана, Турция против курдов... А смертельно раненая Сирия так и останется свидетелем собственной кончины.

* Дэниел Уильямс — постоянный автор NT, экс-корреспондент The Washington Post на Ближнем Востоке и в Москве, автор книги о трагедии ближневосточных христиан «Forsaken: The Persecution of Christians in Today's Middle East»

** «Исламское государство», ИГ, ИГИЛ — организация, запрещенная в России как террористическая


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.