#Деньги

«Газпром» и кузькина мать

05.03.2018 | Михаил Крутихин, партнер компании RusEnergy

Российская монополия объявила о расторжении контрактов с украинским «Нафтогазом». Кто выиграет, а кто проиграет в новой газовой войне — The New Times обратился к эксперту

_867564-10.jpg

Фото: prafdaurfo.ru

_867564-15.jpg
Российский экономический
аналитик Михаил Крутихин 
Фото: Facebook /
Михаил Крутихин

«Газпром» запустил процедуру расторжения контракта с украинским «Нафтогазом» на поставку и транзит топлива. Это сделано в ответ на решение Стокгольмского арбитражного суда, обязавшего российскую сырьевую монополию выплатить украинским партнерам $2,56 млрд. С 1 марта поставка газа на Украину прекращена в связи с «экономической нецелесообразностью». Президент Украины Петр Порошенко уверяет, что его стране удалось восполнить дефицит газа, однако, судя по тому, что во многих украинских вузах и школах занятия прекращены как минимум до 6 марта в связи с отсутствием теплоснабжения, положение достаточно серьезное. Руководство «Нафтогаза» выразило готовность к переговорам с «Газпромом». Тот пока демонстрирует неуступчивость. Более того, как сообщил зампредправления «Газпрома» Алексей Медведев, его ведомство подаст в арбитраж Стокгольма новый иск, который «абсолютно точно» будет рассматриваться другим составом арбитров — таково требование российской стороны, недовольной тем, что предыдущий состав арбитров, как выразился глава «Газпрома» Алексей Миллер, «пошел на поводу» у «Нафтогаза».

Речь идет ни больше ни меньше о новой «газовой войне» между Россией и Украиной. Предыдущая разразилась в 2009 году, после того как стороны не смогли согласовать условия нового контракта на поставку российского газа — «Газпром» приостановил ее посреди зимы. В ответ Киев не признал факта уже сделанных поставок на 2008 год, а затем несанкционированно отобрал 65 млн кубометров газа, предназначавшегося для транзитной перекачки в Европу, компенсируя сокращение газпромовских поставок. Потом стороны пришли-таки к консенсусу, причем в контракте было прописано: если Украина начинает несанкционированный отбор, «Газпром» имеет право ограничить поставки ровно на тот же объем, либо и вовсе их прекратить.

Новое обострение газового спора, если приглядеться, напрямую связано с полностью изменившимся после начала в 2014 году украинского кризиса характером отношений Москвы и Киева. Но если для политического управления войной в Донбассе был создан Минский процесс, то для урегулирования газовых споров уже давно существует Стокгольмский арбитраж — тут ничего придумывать не надо.

_867564-0.jpg

Фото: Flickr / Алексей М

Суд по общим интересам

В декабре 2017 года и в феврале 2018-го в Стокгольме завершились два арбитражных процесса по взаимным претензиям «Газпрома» и «Нафтогаза Украины». Причем завершились они так, что наблюдатели задались двумя вопросами сразу: «Что это было?» и «Что же теперь будет?»

С первым вопросом удалось разобраться относительно быстро, хотя у непрофессионалов осталось недоумение по поводу того, что арбитры в Стокгольме не заставили участников делового конфликта неукоснительно выполнять положения их соглашений, а вынесли компромиссный вердикт. Ведь арбитраж — он именно так и работает. Это не суд по духу и букве закона, а поиск решения, которое учитывает интересы сторон и обстоятельства, выходящие за пределы договорных обязательств.

Доводы российского монополиста, указавшего на сокращение потребления газа в Европе, не сработали, поскольку одновременно «Газпром» начал прокладку новых газопроводов в том же направлении

_867564-13.jpg

Так, в декабре арбитры не согласились с требованием «Газпрома» взимать с «Нафтогаза» плату за газ, поставляемый в регионы Луганской и Донецкой областей, не находящиеся под контролем центрального правительства Киева. Их вердикт был таковым: объективно изменившиеся условия не позволяют украинской компании закупать оговоренные объемы газа — обязательные закупки по принципу «бери или плати» могут быть сокращены с 40 млрд кубометров в год до 4 млрд.

Что касается полученных ранее и неоплаченных объемов российского газа, то здесь предмета спора не было: украинская сторона, постановил арбитраж в Стокгольме, должна заплатить за них около $2 млрд.

Однако в феврале, напротив, в качестве должника оказался «Газпром». Рассмотрев иск «Нафтогаза», касающийся того, что «Газпром» произвольно уменьшил объемы транзита газа через Украину, суд в Стокгольме решил: россияне должны компенсировать украинцам убытки на сумму более $4,5 млрд.

_867564-14.jpg

Доводы российского монополиста, указавшего на сокращение потребления газа в Европе, не сработали, поскольку одновременно «Газпром» начал прокладку новых газопроводов в том же направлении.

Итого по сумме двух арбитражей с «Газпрома» причитается больше $2,5 млрд. После чего разгневанный Алексей Миллер заявил, что судьи в Стокгольме подвержены двойным стандартам: аргументы «Газпрома»-де не учитываются, тогда как аргументы «Нафтогаза» в схожей ситуации — очень даже.

Продавец с трудным характером

Вообще, при урегулировании таких споров арбитры руководствуются сложившейся практикой.

Поставщики газа — если ими движут коммерческие интересы и они не используются в качестве политического инструмента нерыночных сил — заботятся о сохранении и увеличении продаж. Они понимают, что столкнувшийся с финансовыми и экономическими трудностями клиент будет потерян, если принудить его к беспрекословному исполнению всех контрактных положений, и в подавляющем большинстве случаев идут навстречу, меняя условия поставок. Главное — сохранить свой собственный бизнес, а не наказать покупателя.

Декабрьское решение стокгольмских арбитров «Газпром» уже нарушил, отказавшись поставить положенный объем газа украинцам и вернув Киеву уже перечисленные деньги за него

Но если арбитраж может и должен учитывать все обстоятельства, помимо соглашения, то решение арбитров для обеих сторон окончательно, обязательно и обжалованию не подлежит. В конце концов, «Газпром» и «Нафтогаз» заранее оговорили это в двух подписанных двусторонних документах (пункт 8.3 в соглашении о поставках газа и 12.2 в соглашении о транзите).

И тут «Газпром» вдруг объявляет, что не согласен с таким порядком вещей и немедленно начинает процедуру разрыва обоих соглашений — в том же, кстати, Стокгольмском арбитраже (полное название: Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма), где он только что отверг решение арбитров! И не просто разрывает контракты с «Нафтогазом», но и обещает подать новый иск, выдвигая в качестве условия полную смену судей.

Гарантий того, что «Газпром» выполнит новое их решение, нет, понятно, никаких. Российская компания повела себя как не договороспособная сторона конфликта, не заслуживающая никакого доверия. Тем более что декабрьское решение стокгольмских арбитров она уже нарушила, отказавшись поставить положенный объем газа украинцам и вернув Киеву уже перечисленные деньги за него.


Увеличить Источник: gazprom.ru

Угроза для Европы

Что же теперь будет? Отвечая на этот вопрос, соглашение о поставках газа из России можно не принимать в расчет: поскольку украинская компания перестала импортировать российский газ еще в ноябре 2015 года и страна покрывает свои потребности за счет как собственной добычи, так и закупок у европейских трейдеров, которые реализуют газ, принадлежащий им, а не «Газпрому».

А вот с транзитным соглашением возникла огромная проблема.

Если Москва не договорится с Киевом, без российского газа останутся такие страны, как Греция, Болгария, Венгрия, Италия и все Балканы

Срок его действия истекает в 2019 году, и оно в любом случае потеряет силу, даже если «Газпрому» удастся затянуть новый арбитражный процесс о его расторжении года на два. В декабре 2014 года президент Путин поручил Алексею Миллеру начать переговоры с «Нафтогазом Украины» о подписании нового соглашения о транзите. Все понимали, что никакие обходные «потоки» через Балтику и Черное море не будут готовы в срок, чтобы заменить поставки газа в Евросоюз через украинскую территорию. Президентское поручение осталось невыполненным. Судьба транзита сейчас под вопросом.

_867564-5.jpg
Фото: Flickr / Ivan Sidorov

А это означает, что если Москва не договорится с Киевом, без российского газа останутся такие страны, как Греция, Болгария, Венгрия, Италия и все Балканы. Большинство из них не имеет альтернативных источников, способных покрыть нехватку топлива, особенно в зимний период.

Часть наблюдателей полагает, что «Газпром» сейчас попросту прибегает к вульгарному шантажу, пытаясь заручиться поддержкой европейцев для продвижения проектов «Турецкий поток» и «Северный поток-2». Тем не менее угроза энергетической безопасности членов ЕС вполне реальна. Более того, в Европе прекрасно понимают, что даже наличие новых трубопроводов из России в обход Украины не снимает главного риска — в виде непредсказуемости Кремля. Ведь Москва не раз демонстрировала на деле, что может перекрыть каналы поставки в любой момент, даже в зимние холода, по политическим причинам. Тогда как украинцы же ни разу не нарушили свои транзитные обязательства.

DOLYA GAZA_MAP.jpg

Увеличить Источник: gazprom.ru

Сценарии развязки

Чем ответит на российский шантаж Европа? Пока там пытаются усадить «Газпром» и «Нафтогаз» за стол переговоров. Одновременно можно ожидать принятия практических мер. Во-первых, будет ускорено строительство трубопроводов-интерконнекторов, позволяющих перебрасывать газ из страны в страну в случае перебоев в снабжении из России. Во-вторых, будут задействованы простаивающие мощности по импорту сжиженного природного газа и сооружены новые терминалы. Нельзя исключать и того, что пострадавшие в результате такого поведения «Газпрома» потребители газа начнут требовать через суды материальной компенсации на миллиарды долларов.

К тому же надо учесть и репутационные потери российского поставщика. Автору этих строк уже дважды звонили знакомые аналитики отрасли из Европы — они беспокоятся, что компании в их странах, связанные партнерскими отношениями с «Газпромом», теперь будут подозреваться в проведении «враждебной Евросоюзу политики Кремля». А это выльется не только в моральные, но и в материальные потери на рынке.

Пока же главным проигравшим в новой газовой войне с Киевом стал сам «Газпром», утративший доверие и подрывающий свои позиции на европейском рынке. А еще — российский бюджет, который недосчитается налогов с экспортной выручки газового монополиста. Ну и в конечном итоге — население нашей страны, чье благосостояние зависит от госбюджета.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.