Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Про ненависть к критике

10.02.2010 | Юрий Гладильщиков | № 04 от 08 февраля 2010 года


Наконец-то становится ясно, чем отличается их достопочтенный американский «Оскар» от достославного нашего «Орла». Не только тем, что они нас в упор не видят, а мы подпрыгиваем перед ними, как карась на раскаленной сковородке.
Проблема во взаимоотношениях с кри­тикой.
Сравнивая «Золотого орла» (подведшего свои итоги 29 января) и «Оскара» (объявившего номинантов 2 февраля), приходишь к изу­мительному открытию, которое еще никем, кажется, не сформулировано. Обе премии считаются консервативными по отношению к мнениям кинокритиков. Но: «Оскар» и суждения американских рецензентов совпадают в этом году на сто процентов. Пять претендентов на лучшую режиссуру — это те пять фильмов, которые отмечены американской критикой: «Повелитель бури», «Мне бы в небо», «Аватар», «Бесславные ублюдки» и Precious, название которого переводят по-разному.
«Орел» же и главная премия нашей кинопрессы «Белый слон» — это, как в Одессе, две большие разницы. Общее между ними — лишь хорошее отношение к фильму Валерия Тодоровского «Стиляги», ролям Натальи Негоды в «Бубне, барабане» и Олега Янковского в «Царе». Всё. Михалковские академики поощ­рили, если говорить о номинациях, «Стиляг», «Обитаемый остров», «Палату № 6», «Тараса Бульбу». Отчасти «Анну Каренину», «Царя», «Петю по дороге в царствие небесное».
Кинокритики же признали достойными «Волчок», «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на Родину» (фильм старшего, между прочим, Хржановского, что говорит о том, что критики не зациклены только на молодых), «Сумасшедшую помощь», «Миннесоту», «Морфий», «Сказку про темноту», «Кислород», «Россию 88» (что почти политический вызов) — а также, кстати, «Стиляг» и «Царя».
Консерватизм, да, понятное дело. Коллективному бессознательному михалковской академии нравится только академично сделанное кино. Академия, помимо прочего, противопоставляет старообразный, верный киногенералам Московский фестиваль современному по духу «Кинотавру».
Но только этим разрыв не объяснишь.
Михалковская академия явно не любит все то новое русское кино, которое отбирают на зарубежные фестивали, — а туда отбирали в 2009-м, за парой исключений, лишь так называемое молодое кино.
Киноакадемия особенно не приветствует кино молодое, неподконтрольное, не признающее официальной иерархии. Говорухин «полил» его с трибуны Думы. «Орел», слава богу, не сделал заявлений по поводу трансатлантического кинозаговора против России (как сделал Михалков во время своего реваншистского съезда). Но молодое кино прокатил.
Надо бы радоваться обилию киномолодежи, но для представителей «Орла» это значит делиться в условиях новожлобского распределения государственных киносредств.
Наконец, «Золотым орлом» руководит элементарная михалковская, не раз заявленная им ненависть к критикам. Да, многие великие режиссеры ненавидели критиков. Но в ответ многие великие режиссеры вышли из критиков, чему примером вся до последней фамилии французская «новая волна». В случае академии «Золотой орел» это просто комплекс человека, который знает, что любая похвала в его адрес в нашей стране спущена сверху или заказана им самим. И что в официальных СМИ недопустимо ни слова критики в его адрес, а за намек на нее человека увольняют, как уволили из всех официальных СМИ известную радиоведущую и кинокритика Ольгу Галицкую.
То, что именно критики заговорили о намеке на новую молодую волну в России и поощрили это новое кино своей премией (и то, что эта волна зародилась сама по себе без инициативы старших товарищей по кинопартии), стало для академии Н.С. Михалкова лишним раздражающим фактором.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.