Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Свобода — это рабство?

11.02.2010 | Новодворская Валерия | № 04 от 08 февраля 2010 года


К черту политкорректность. Уважая иноземные обычаи и блюдя свободу совести, нельзя мириться с нарушением прав личности, ее дискриминацией и надругательством над ее достоинством. Откуда бы эта личность ни взялась: из Лиона, из стран Магриба, из России, с Марса... Кажется, французы думают так же. Начав с запрета появляться в учебных заведениях в хиджабах и платках, не говоря уж о парандже, они приняли закон о запрете ходить во всем этом в общественных местах, включая транспорт. На подходе следующий этап по преодолению дискриминации женщин: ходить в нарядах, смахивающих на мешки и намордники, символах неравенства и несвободы, будет запрещено вообще.
И что из того, что несчастные женщины, привыкшие быть жертвами, настолько принижены, что сами требуют свой платок или свою чадру? Что из того, что еще 10 лет назад летучие отряды иранских фанатичек сами хватали на улицах своих незадачливых сестер, у которых из-под черного платка выбивалась прядь волос? В самых диких и запущенных странах позволившая себе добрачную связь девушка может быть убита или даже сожжена заживо своим отцом или братом, причем и мать, и сестры находят, что это в порядке вещей.
За дикие страны, положим, Франция не отвечает. Но тот, кто вступает в ее пределы, находится под покровительством и французских законов, и европейских ценностей, в рамках которых запрет на дискриминацию по полу — аксиоматика.
И ведь хиджабом и чадрой дело не ограничивается. Теодор Ван Гог, голландский режиссер, был убит за то, что снял фильм о семейном насилии над женщинами-мусульманками. Как помочь тем, кто хочет остаться в рабстве? Начать с паранджи. 75 процентов французов — за общий ее запрет, за исключением собственной квартиры. Мужьям-мракобесам пойдет на пользу, если они не смогут глумиться над женщиной, ссылаясь почему-то на Аллаха, хотя никакой журнал исламских мод к Корану не прилагается, и мавританские принцессы Кордовы и Гренады никакого хиджаба не носили уже шесть веков назад. Те мракобесы, которые сжигали женщин на кострах под нехитрым предлогом, что они ведьмы, тоже ссылались на Бога, а надо было на Сатану…
Надеюсь, что Европа постепенно сформулирует закон: свобода не предполагает права на отказ от этой свободы. Или: лицензии на рабство никак не вяжутся ни с Декларацией прав человека, ни с Лиссабонским договором. Иначе придется вставать на платформу Оруэлла из «1984»: «Свобода — это рабство», а тот чудовищный факт, что школьница из Саудовской Аравии была приговорена к 40 ударам плетьми за пользование мобильным телефоном, придется считать местным обычаем. Зачем, кстати, нужен этот хиджаб? К чему паранджа талибам, саудитам и их коллегам по шариатскому неправовому государству? (Какое уж там право, если женщины не имеют права водить машину, выезжать за границу без разрешения мужа, иметь мобильник, а у талибов — еще и работать и показываться врачу-мужчине, даже если речь идет о срочной операции.) Оказывается, женские волосы или женские ноги даже в брюках, женские формы в купальнике и женские плечи в джемпере — соблазн для мужчин, и для их удобства женщина должна носить мешок и играть в маски-шоу. А может быть, стоит таким мужчинам надеть черные очки или просто зажмуриться? Похоже, Аллах ничему их не научил, и в преодолении соблазнов они выезжают за счет бедных женщин, чтобы как-то перебиться до обещанных райских гурий. Уж эти-то точно будут без хиджаба.
А далеко ли ушли мы со своей РПЦ от этой практики? Что-то у нас даже маленькие девочки из сиротских приютов ходят в платочках, и не только в храме… Не собирается ли РПЦ вводить у нас шариат?

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.