Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

«Государство создало еще больше проблем для всех участников рынка»

03.02.2010 | Докучаев Дмитрий , Крылов Дмитрий | № 03 от 01 февраля 2010 года

Председатель совета директоров компании "Вимм-Билль-Данн" о новом законе о торговле

144-32-01.jpg

«Ограничения, заложенные в законе, — благодатная почва для коррупции».
С 1 февраля вступает в силу скандальный закон о торговле, вокруг которого было сломано так много лоббистских копий в прошлом году. Как законодательные новшества, призванные ограничить рыночную власть сетей, скажутся на взаимоотношениях производителей, ретейлеров и потребителей — The New Times расспрашивал председателя совета директоров одной из крупнейших агропромышленных компаний России «Вимм-Билль-Данн» Давида Якобашвили


Что меняется с 1 февраля для вашей компании, работающей со многими торговыми сетями?
Законодатель предусмотрел определенный период подготовки к меняющимся правилам. В частности, у нас есть время до июля, чтобы привести в соответствие с новыми требованиями тексты договоров.

Бонусы под запретом

Наиболее громкое нововведение — отмена всех видов бонусов (кроме скидки за объем — не более 10% от суммы поставки), которые традиционно требовали сети от поставщика. Разве это не предполагает изменения договоров?
Пока ничего кардинально не изменилось. Но на практике может быть так, что условия, на которых работали поставщики и ретейлеры, останутся прежними, а платежи будут завуалированы.

Когда закон принимали, многие говорили, что производители одержали лоббистскую победу над сетями, злоупотребляющими «накрутками». Однако сегодня многие поставщики выражают недовольство: вместе с бонусами ушли и гарантии «продвижения» товара на нужные полки.
Крупных производителей, таких как наша компания, сети никогда особо не притесняли. Принятия закона требовали в основном средние и мелкие производители, товарам которых действительно было сложно попасть на полку в магазин в силу поборов, практикуемых ретейлерами. Но работа над документом шла так долго, а текст так много раз переписывался, что изначальный смысл закона изменился. И теперь только жизнь покажет, что получилось: если сети откажутся от недобросовестных практик, значит, закон работает. Если нет, нам нужно будет обращаться к государству — в правительство и парламент, чтобы они вносили поправки. Нам нужен закон, который позволяет бизнесу развиваться.

А что в этом законе не так?
Мы предлагали законодателю ряд мер, которые так и не вошли в окончательный текст. Например, запрет продавать продукцию ниже себестоимости и той цены, по которой мы сдаем продукты сетям на реализацию. Поскольку сети зарабатывают от оборота, они могут устраивать такие «распродажи» по отдельным видам товаров с выгодой для себя, а поставщики страдают. Мало того что при таких действиях нивелируется значение товарного бренда, так еще и разоряются маленькие магазинчики, которые не могут себе позволить подобных действий и в результате теряют покупателей.
Нам до сих пор непонятно, как будет работать норма закона, согласно которой в зависимости от объема поставки производителю будет предоставлена скидка до 10% от стоимости товара. Это ведь ставит производителей в неравные условия конкуренции друг с другом.

Дешевле не будет

Что изменится с 1 февраля для потребителя?
Думаю, ничего не изменится, поскольку закон направлен на регулирование внутренних отношений поставщиков и ретейлеров. Давайте рассуждать логически: дешевле продукция стать не может — ей просто некуда дешеветь. У нас и так рост цен минимальный.* * Потребительская инфляция по итогам 2009 года составила 8,8% — самый низкий уровень, начиная с 1991 года. Дороже она тоже вряд ли станет, потому что в условиях кризиса у нас в России, как и по всему миру, заметно упала покупательская способность населения.

Но ведь один из аргументов в пользу принятия закона заключался в том, что с запретом бонусов исчезнут сетевые «накрутки», значит, товары на полках должны подешеветь. Разве не так?
Это все сказки! У всех есть издержки: оплата электроэнергии, топлива, нематериальные расходы и многое другое. С чего вдруг они понизятся? При этом понятно, что как бы ни строились взаимоотношения участников рынка, в конечном счете за все платит потребитель. Изменится только то, что контролирующие органы теперь будут следить за тем, чтобы не было недобросовестных практик, трансформирующих отношения между производителями и сетевиками. Следовательно, вероятность попасть на полки сетевых магазинов продукции тех производителей, которые раньше на них не попадали, должна увеличиться. В то же время полочное пространство ограниченно. По сравнению с другими странами в России вообще меньше сетевых магазинов в расчете на одного человека. Так что никаких особых изменений на полках магазинов произойти не может.

Простор для коррупции

Федеральная антимонопольная служба грозит серьезными штрафами — от 700 тыс. до 1 млн рублей — за нарушение запрета на включение бонусов в договоры поставки. Эта мера положит конец навязыванию тех самых недобросовестных практик, о которых вы говорите?
Я в принципе не сторонник применения таких мер, как штрафы, потому что контролирующие органы будут больше и чаще вмешиваться в ежедневную жизнь хозяйствующих субъектов, а значит, тормозить развитие их бизнеса. Возможно, государство от расширения своих административных функций и крепчает, но бизнесу это точно не идет на пользу.

Если вмешательство государства — плохо, какие существуют альтернативные варианты решения проблем между сетями и производителями?
Самый лучший выход — саморегулирование, но, к сожалению, он не сработал. Поэтому государство вмешалось в эту ситуацию, что, на мой взгляд, вызвало еще больше проблем и для производителей, и для сетевиков, и для всех остальных участников рынка. Когда государство сильно пронизано коррупцией, все меры по регулированию, которое оно на себя берет, создают только новые проблемы. Ситуация чревата дополнительной финансовой нагрузкой на бизнес, а следовательно, и на потребителя.

Значит, вы не верите, что буква закона будет сетями соблюдаться?
Мне бы хотелось в это верить. Но говорить об этом, пока закон не начал действовать, преждевременно. Думаю, со стороны сетей будут и злоупотребления, и «серые схемы», за счет которых будут скрываться поборы с производителей. Кроме того, все ограничения, которые заложены в законе, например, касающиеся максимальной доли доминирования сети в муниципальном районе 25%, — благодатная почва для коррупции. Кто-то ведь может насчитать 25,1%, а кто-то — 24,9%. Тем более что согласованной методики такого расчета, насколько я знаю, до сих пор у ФАС и Росстата нет.


Якобашвили Давид Михайлович родился в 1957 г. в Грузии, учился в политехническом институте. С 1988 г. занимался предпринимательской деятельностью в Москве. В начале 90-х был одним из основателей компании «Вимм-Билль-Данн» (крупнейшего в стране производителя соков и молочной продукции). С 2001 г. по настоящее время — председатель совета директоров ОАО «Вимм-Билль-Данн Продукты питания» (Москва). Член бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей.

The New Times подробно писал о лоббистской борьбе вокруг закона о торговле в № 39 от 2 ноября 2009 г. и № 45 от 14 декабря 2009 г.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.