Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

«Я даю вид на жительство только тем, кто мне симпатичен»

04.02.2010 | Урманцева Анна | № 03 от 01 февраля 2010 года

О чем Эмир Кустурица говорил с Дмитрием Медведевым


144-48-01.jpg

«Повлиять на мир могут только большие творческие индивидуальности».
В Москву приезжал Эмир Кустурица. На этот раз не с новым фильмом или концертной программой: в зале церковных соборов храма Христа Спасителя сербскому кинорежиссеру вручали премию «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов» имени патриарха Алексия II. Этой же премией отмечен и президент Дмитрий Медведев. На следующий день режиссер и президент уединились за закрытыми дверями для обсуждения «важных вопросов». Каких — Эмир Кустурица рассказал The New Times


Если не секрет, о чем вы говорили с Дмитрием Медведевым?
О реализации одного совместного проекта, связанного с музыкой. Это не касается бизнеса, денег, это чистое творчество. Я в этом проекте буду выступать в качестве организатора. Больше пока ни слова.

Правда ли, что вам предлагали снять фильм о Южной Осетии?
Да, такой разговор был. Но — ничего конкретного. Сценария не было. Как часто случается в моей жизни, это предложение породило миф, который мифом и остается. Я сейчас связан с двумя фильмами, над которыми предстоит работать. Там все серьезно, существуют контракты. Здесь же был лишь один разговор, который журналисты интерпретировали на свой лад: «Кустурица сделает фильм о Южной Осетии».

И что вы сейчас снимаете?
Большой фильм о мексиканском революционере Панчо Вилье — он изменил мое отношение к революции. Съемки пройдут в Испании, на главные роли я пригласил Сальму Хайек и Джонни Деппа. Вторая работа рассказывает о несчастной судьбе палестинца.

Вы приняли православие лишь в 2007 году. Что сподвигло вас на это?
Вообще в работе на фильмами я всегда был глубоко религиозен, просто не понимал этого или не определял это так. А несколько лет назад я прошел через очень сложный личный кризис, который психологи называют «кризисом идентичности». Именно крещение помогло мне его преодолеть. К тому же я думал о традициях своей семьи, которая была православной. На протяжении двух веков из-за войн на Балканах, в связи с захватом Сербии Османской империей эти традиции были потеряны. Семья разделилась. Чтобы улучшить свое положение в обществе, один брат стал мусульманином, другой остался православным. Так что мое крещение — это еще и возврат к корням. Для меня это глубокий и продуманный шаг.

В своих ранних интервью вы называли себя мусульманином...
Сейчас уже могу раскрыть секрет: веры не было никакой. Вообще.

Вы часто приезжаете в Россию. Что думаете о процессах в нашей стране?
Мой первый визит в Россию состоялся уже давно, в 1988 году. Я привез на Московский международный кинофестиваль фильм «Дом для повешения». И когда я сопоставляю ту Россию с нынешней — разница огромна. Я думаю, что в процессе глобализации, который идет по всему миру, самое важное, чтобы такая страна, как ваша, была владельцем своих энергетических богатств. Плохо только, что слишком многое сконцентрировано в Москве, вся остальная Россия живет совсем по-другому. Вообще одной из главных проблем России является отсутствие так называемого среднего класса. Ключевой вопрос, смогут ли те люди, что находятся сейчас у власти, помочь подняться среднему уровню.

Ходят слухи, что вы собираетесь перебраться в Россию и даже купили в Москве какую-то недвижимость…
У меня нет потребности переселяться в Москву. Зачем мне переезжать, когда у меня есть свой личный город?

В каком смысле «личный»?
Я являюсь мэром своего города Кюстендорф, это в 250 километрах от Белграда, в окрестностях деревни Мокра Гора, в горном районе Златибор. Это идеальное для меня место жительства, потому что, во-первых, город построен по моему архитектурному проекту, а во-вторых, все горожане выбраны лично мной — я даю вид на жительство только тем, кто мне симпатичен. Только что в городе прошел кинофестиваль, уже третий по счету. На первом фестивале почетным гостем был Никита Михалков, на втором — Джим Джармуш, на последнем — Джонни Депп. Сразу после него я и приехал в Москву.

Какие направления в современном кинематографе вы поддерживаете?
Я поддерживаю режиссеров, которые доказывают своим творчеством, что кино — это не только развлечение, но и воплощение художественной идеи. Проблема сегодняшнего кинематографа в том, что он все чаще использует в своей терминологии слово «проект» и все реже слово «автор». Обязательным условием является финансовый успех, независимо от темы, на которую снимается фильм. Когда я пришел в кино, в мире творили великие мастера, которые были нашими кумирами. А сегодня — безумное число режиссеров, фамилии которых зачастую нам неизвестны, но они делают «большое кино». Зрители, словно стадо овец, идут смотреть «Аватар» и мечтают о том, чтобы их объединили такие вот глупости. А они не могут объединить! Повлиять на мир могут только большие творческие индивидуальности — такие как Бергман, Тарковский, Феллини...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.