Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кавказ

Клан клином вышибают

12.02.2018 | Зульфия Гаджиева — специально для The New Times, Махачкала

В Дагестане прошли чистки, беспрецедентные как по масштабу, так и по итогу: на важнейшие посты в республике пришли «варяги». The New Times разбирался в происходящем

867579.jpg

Временно исполняющий обязанности главы Республики Дагестан Владимир Васильев Фото: krasnodar-sochi.ru

В Дагестане горячая зима: каждую неделю ждут очередных громких арестов. Начали с мэра Махачкалы Мусы Мусаева и главного архитектора Магомедрасула Гитинова. Потом — четыре ключевых члена правительства во главе с тогда врио премьера Абдусамадом Гамидовым. В республиканских СМИ циркулирует информация, что ордера на обыски и задержания выписаны еще на 207 чиновников. И о том, что аннулированы загранпаспорта всем служащим из руководства Дагестана. Хотя сами они это отрицают. Все шестеро арестованных чиновников также отрицают свою вину. Они подозреваются в создании коррупционных схем, хищении бюджетных денег. Все эти аресты стали возможны после проверок, проведенных 38 прокурорами из российских регионов, которых пригласил новый глава республики, бывший замглавы МВД России Владимир Васильев (до сентябрьских выборов он имеет статус врио). Который в свою очередь назначил новым премьером Артема Здунова, в прошлом — министра экономики Татарстана.

Нашествие «варягов»

867583.jpg
Председатель правительства Республики
Дагестан Артем Здунов Фото: zaria-online.ru

На место арестованных дагестанских чиновников приходят «варяги». Врио главы Дагестана Владимир Васильев ищет и находит кадры в Москве (руководитель администрации главы и правительства Дагестана — Владимир Иванов, бывший руководитель аппарата фракции «Единой России» в Госдуме), Хакасии (прокурором назначен Денис Попов из Хакасии), а теперь и в Татарстане. 7 февраля по предложению Васильева дагестанский парламент утвердил премьером Артема Здунова, мордвина по национальности. В истории современного Дагестана это первый председатель правительства, назначенный извне.

Некоторые влиятельные люди в республике уже не скрывают возмущения. К примеру, владелец футбольного клуба «Анжи» Осман Кадиев через мессенджер призвал дагестанских депутатов избрать премьера из своего состава. «Мы все гордимся своим героическим прошлым, именами Имама Шамиля, Героев Великой Отечественной войны, космонавтами, поэтами, академиками, нашими Героями Олимпиад. А чьи имена будут гордостью для ваших детей и внуков?! Даже при коммунистах в Дагестане руководитель был дагестанец», — пишет Кадиев.

С одной стороны, очевидное богатство коррумпированных чиновников на фоне общего низкого уровня жизни в Дагестане раздражало жителей республики. С другой стороны — приход чужаков и ощущение, что все решают за них, задели чувство гордости многих дагестанцев

В день утверждения Артема Здунова перед зданием правительства устроил одиночный пикет человек с плакатом «Если дагестанцам дороги их честь и достоинство, то они должны проголосовать против». Пикетчиком оказался глава администрации села Дагбаш Омаргаджи Хайбулаев. «Меня возмущает факт назначения чужих людей, — заявил он корреспонденту NT. — Даже Васильев тут не нужен, не то что Здунов». Однако против кандидатуры премьера проголосовали всего 5 депутатов, а 68 — за.

Обычные жители республики — в основном в Facebook — разделились в своих оценках происходящего. По WhatsApp «гуляют» многочисленные аудиосообщения как от «благодарных дагестанцев», так и от возмущенных переменами в республике. Дело в том, что, с одной стороны, очевидное богатство коррумпированных чиновников на фоне общего низкого уровня жизни в Дагестане раздражало жителей республики. С другой стороны — приход чужаков и ощущение, что все решают за них, задели чувство гордости многих дагестанцев.

К назначению Васильева, кстати, в Дагестане относятся спокойнее, чем к назначению Здунова. Во-первых, Васильева назначил сам Путин, а выступать против высочайшей воли — дело серьезное. Во-вторых, Васильев в Дагестане с октября, и к нему уже привыкли.

Помнящие родство

867582.jpg
Экс-глава правительства
Абдусамад Гамидов
Фото: 
commons-wikimedia.org

«Я бы к слову «антикоррупционная кампания» добавил и «антиклановая», — говорит советник главы Дагестана Камиль Ланда в беседе с NT. — Потому что долгие годы руководящие места в республике распределялись по принципу клановости, а не профессионализма».

В 1990-е годы самым влиятельным считался клан Гамидовых. К нему, в частности, принадлежит главный арестованный по делу — экс-глава правительства Абдусамад Гамидов. Но в нулевые годы, когда клан Гамидовых разбогател, случился раскол. На первое место выдвинулся и сейчас остается самым влиятельным клан бывшего главы Дагестана Магомедали Магомедова. В него входят еще один бывший глава республики Магомедсалам Магомедов (с 2013 года — заместитель руководителя кремлевской администрации), бывший председатель Верховного суда республики и их многочисленные соратники в республиканском руководстве.

867578.jpg
Заместитель руководителя
кремлевской администрации
Магомедсалам Магомедов 
Фото: kremlin.ru

Кланов в республике великое множество — фактически каждая крупная политическая фигура возглавляет свой клан. Есть кланы, построенные по религиозному принципу — например, клан во главе с муфтием Ахмад-хаджи Абдулаевым и его сыном Магомедом, у которых имеются огромные материальные и информационные ресурсы. Однако для вступления в большинство кланов, особенно сильных, наличие родственных связей является обязательным условием. При этом такие олигархи, как Зиявудин Магомедов и Сулейман Керимов, могут влиять на ситуацию через Москву, не прибегая к помощи клановой системы.

Однако непотизм — при всех очевидных его отрицательных сторонах — позволял сохранять баланс политических и национальных сил в республике, где проживает свыше 90 народностей и где на протяжении десятилетий — если не столетий — складывался принцип формирования центральной власти. Так, в Дагестане есть три ключевых поста: глава республики, спикер парламента и премьер-министр. Они всегда разделялись между представителями трех крупнейших дагестанских народов: аварцами, даргинцами и кумыками.

Высшие посты делили между представителями трех крупнейших дагестанских народов: аварцами, даргинцами и кумыками. Арестованный глава правительства Гамидов — даргинец из клана Гамидовых. Спикер — Хизри Шихсаидов — кумык. У него, соответственно, шихсаидовский клан, состоящий из кумыков

Этот баланс сохранялся до осени прошлого года, когда Москва впервые (не только для этой горной республики, но и вообще для Северного Кавказа) назначила руководить Дагестаном чужака, Владимира Васильева, сына русской мамы и казаха-отца. До него главой республики был Рамазан Абдулатипов, аварец. Оппозиция считает, что у него был мощный собственный клан. Но по словам собеседников NT в Махачкале, Абдулатипов долго работал в Москве, где не имел собственного клана, и только вернувшись в Дагестан стал собирать вокруг себя людей.

Арестованный глава правительства Гамидов — даргинец из клана Гамидовых. Спикером пока остается Хизри Шихсаидов, кумык по национальности. У него, соответственно, шихсаидовский клан, состоящий из кумыков.

Абдулатипов, кстати, критично оценил происходящие в республике события: «Тут надо очень осторожно, очень разумно действовать, потому что могут быть очень негативные последствия от этой кампанейщины. Надо, чтобы избежали этого налета недоверия и подозрения в отношении Дагестана и дагестанцев. Никто и никуда не убегает, никто не прячется, поэтому нет необходимости архитектора города брать большой группой с масками. Это архитектор города, у него кроме карандаша и планшета ничего нету», — заявил он.

Деньги в челночных сумках

Почему чистки начались именно сейчас? По мнению политолога, старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Руслана Курбанова, Москва прекрасно знала о масштабах хищений в Дагестане. Значительная часть расхищенных денег банально привозили самолетами в Москву в огромных сумках, в каких раньше челноки возили турецкие джинсы. Известны случаи задержания таких «черных инкасаторов». Так, 28 марта 2013 года во Внуково полиция остановила сотрудников дагестанского охранного предприятия «Карат-1», у которых в сумке были 645 млн руб. Еще 600 млн руб., принадлежавших этой группировке, были найдены в частном коттедже в Химках. Что, впрочем, не мешало течению основного финансового потока.

По словам политолога, во время правления Рамазана Абдулатипова (с 2013-го по октябрь прошлого года) в республике возобновились разборки, характерные для 1990-х годов, вплоть до похищения дагестанского министра строительства и ЖХК Ибрагима Казибекова, при передаче 30-милионного выкупа за которого похитители были задержаны. Основным фигурантом в этом деле следствие считает начальника управления охраны здания правительства Дагестана, полковника Магомеда Омарова. Сопоставив место рождения подозреваемого и главы республики, некоторые посчитали, что заказчиком является Рамазан Абдулатипов. По мере того, как это мнение стало утверждаться в народе, пресс-служба главы даже вынуждена была сделать официальное заявление о непричастности Абдулатипова к этому делу.

Во время правления Рамазана Абдулатипова в республике возобновились разборки, характерные для 1990-х годов, вплоть до похищения дагестанского министра строительства и ЖХК Ибрагима Казибекова, при передаче 30-милионного выкупа за которого похитители были задержаны

Кремль не мог это больше терпеть, считает Курбанов.

Однако, помимо версии «накипело», есть и другие предположения. Так, Кремль не скрывает, что Дагестан — всего лишь первый опыт. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ситуацию с арестами дагестанской верхушки назвал «антикоррупционной кампанией» и добавил, что одним Дагестаном она не завершится. То есть, возможно, в условиях катастрофического сокращения доходов бюджета Кремль пришел к выводу о необходимости заткнуть коррупционную дыру на Кавказе, в которую утекают бюджетные миллиарды.

Попытка Колесникова

Мало кто помнит, что в 1998 году в Дагестане уже проводилась подобного рода кампания. Первый замглавы МВД РФ Владимир Колесников приезжал с внушительной делегацией следователей. Были возбуждены уголовные дела на ряд чиновников и общественных деятелей.

Колесников напрямую обращался к ним по дагестанскому телевидению. «Шарапудин Мусаев (председатель Пенсионного фонда.NT), Надыр Хачилаев (депутат Государственной думы.NT), мы всех вас ждем в МВД!» — говорил он с экрана. Но ничего другого сделать не мог: кто-то скрывался в горах, а кто-то — в Чечне. На призывы замминистра они, разумеется, не откликнулись.

Пресс-секретарь председателя Госсовета Дагестана Эдуард Уразаев сейчас вспоминает, что тогда под боком была еще независимая Ичкерия, а в самой республике были сильны позиции криминальных группировок. Поэтому Колесникову не удалось довести дело до конца. У многих сложилось мнение, что его тогда или задобрили, или он получил приказ бросить все и возвращаться в Москву.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.