Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кампания-2018

Ксения Собчак: «У меня простое послание Путину — оставьте нас в покое»

09.02.2018 | Ульяна Малашенко, Нью-Йорк — специально для The New Times

Коррупция, Навальный, возвращение иммигрантов и постпутинская Россия — Собчак выступила в Нью-Йорке

867578-0.jpg

Библиотека Колумбийского университета, Нью-Йорк Фото: Flickr / InSapphoWeTrust

Не Бруклинская библиотека и не Брайтон-бич — для встречи с соотечественниками в Нью-Йорке, где продолжилось американское турне, Ксения Собчак выбрала Колумбийский университет на Манхэттене. Публика подобралась соответствующая: студены, преподаватели, журналисты. Пустых мест в зале не было, хотя мероприятие организовывали едва ли не в самый последний момент: по словам сотрудников Колумбийского университета, штаб Собчак связался с ними только неделю назад.

«Кроме политики, проблем в России — нет, — начинает свое выступление Ксения Собчак. — Россия — рай для коррупционеров, в то время как 20 млн человек живут за чертой бедности… Россия — великая страна, и ее народ способен на многое, особенно когда нужно объединиться перед лицом общей угрозы или наверстать отставание в экономике. У меня простое послание Путину — оставьте нас в покое и дайте спокойно выполнять нашу работу».

Собчак говорит по-английски, говорит энергично и почти без ошибок. В отличие от первого выступления в Вашингтоне, она больше не забывает слово «явка»

Собчак подробно останавливается на экономическом блоке своей повестки, предлагает уменьшить налоги и заменить менеджмент госкорпораций иностранными специалистами.

«Но главный пункт моей программы (в отличие от программы Путина, которую он еще не опубликовал) — это независимый суд», — подчеркивает кандидат.

Собчак называет Россию «моя страна» и часто использует выражение «я верю». Она упоминает кооператив «Озеро» и сожалеет об утраченной демократии времен избрания ее отца на пост мэра Санкт-Петербурга.

«Я уже много лет живу в Нью-Йорке, училась в Колумбийском, преподаю, — шепотом говорит сидящая неподалеку от меня женщина средних лет, одетая в строгий клетчатый костюм. — От политики я всегда старалась держаться в стороне, но теперь мне хочется познакомиться с Собчак. Мне в целом нравится идея женщины-президента».

«Мне очень жаль, что Россия всех вас потеряла, — продолжает кандидат, обращаясь ко всему залу. Надеюсь, однажды вы посчитаете возвращение на родину приемлемым вариантом, и тогда ваша помощь будет ценным вкладом в строительство новой России».

Собчак говорит по-английски, говорит энергично и почти без ошибок. В отличие от первого выступления в Вашингтоне, она больше не забывает слово «явка» и не просит подсказки у зала, пытаясь произнести на иностранном языке фразу: «Путин чувствует себя в ловушке». Про ловушку она, впрочем, теперь совсем не говорит. Но после серии открытых лекций в американской столице и Молитвенного завтрака с Дональдом Трампом, который она сочла «бессмысленным мероприятием», Собчак выглядит намного увереннее.

Слово берет модератор дискуссии — профессор Колумбийского университета и эксперт по России Тимоти Фрай: «Ксения, мой первый вопрос: почему вы здесь, если до выборов в России осталось так мало времени?»

Собчак: «Я — не обычный кандидат в президенты, и сейчас отсюда я, в первую очередь, обращаюсь к жителям России: «Я не боюсь приезжать в США, когда отношения между странами настолько усложнились. По государственному телевидению после этого объявят, что я приехала за зарплатой в Госдеп, но я не боюсь того, что обо мне скажет российская пропаганда. Я не хочу возвращения в СССР, когда любой контакт с иностранцем выглядел подозрительно. Я считаю, что двусторонним отношениям необходима перезагрузка».

«Великолепно!» — восклицает Тимоти Фрай и задает следующий вопрос: «Я хотел бы обсудить с вами проблему доверия к вам. Вас называют техническим кандидатом, задача которого — повышение явки. Как вы собираетесь доказывать свою независимость?»

«Никогда нельзя доверять одной точке зрения: когда говорят правду и когда врут — используют одинаковые выражения. Мы в России шутим о том, что каждый, кто что-либо предпринимает, — это проект Кремля. Я, по крайней мере, хороший проект: я критикую Путина без цензуры! (В зале смех). Когда при тоталитаризме тебя недооценивают и каждый день бросают в лицо обвинения в связях с шоу-бизнесом, это шанс выиграть, — продолжает Собчак. — Посмотрите, что происходит с теми, кого режим, наоборот, переоценивает, — их отправляют за решетку».

«Я, по крайней мере, хороший проект: я критикую Путина без цензуры! Когда при тоталитаризме тебя недооценивают, это шанс выиграть» 

Модератор просит конкретики: «Какая у вас цель? Победить Хакамаду, набрав более четырех процентов».

Собчак: «Я считаю, что эти выборы — не настоящие, и мы не можем изменить весь процесс. Но мы можем показать, что мы продолжаем борьбу. Мы также получаем важный ресурс в виде федерального телевидения, чтобы донести свою позицию до избирателей из отдаленных регионов. Если хотя бы 10 человек из миллиона начнут думать иначе, это уже будет результат».

Следует вопрос про отношения с Алексеем Навальным, который не так давно обвинил Собчак в подделке подписей, необходимых для регистрации кандидатом в президенты: «Мы были вместе много лет, но иногда происходит и такое. Может быть, я выражусь неполиткорректно, но, вообще-то, то же самое постоянно происходит со всеми российскими мужчинами: они не хотят уступать ни пяди своей территории, — говорит Собчак, и в зале снова раздается смех. — Бойкот я считают плохой идеей, он играет Путину на руку. Но реальность такова, что сейчас ни я, ни он (Навальный. — NT) победить на выборах не можем. Зачем делить шкуру неубитого медведя?»

Когда дело доходит до обсуждения постпутинской России (ведь есть же вероятность, что нынешний срок будет для него последним!), Собчак уверенно говорит, что российский народ не хочет революции, а кто будет заниматься передачей власти — нужно обсуждать отдельно. Главное, чтобы это был не (глава «Роснефти») Игорь Сечин. Сама она планирует остаться в политике после выборов и продолжать работу с партией «Гражданская инициатива».

К началу второго часа выступления наступает время общения с залом. К двум микрофонам мгновенно выстраивается очередь.

«Только, пожалуйста, без монологов! Тут не отбор на роль в бродвейском мюзикле!» — озабоченно произносит модератор.

Но монологов о роли лидера в истории и истинном патриотизме, свойственных электорату Брайтон-бич, нет. Правда, и абсолютной лояльности тоже. Коммуникация по-прежнему идет на английском.

Первый мужчина средних лет, подошедший к микрофону, говорит, что был профессором права в России. Он вежливо предлагает Собчак снять свою кандидатуру, а вместо участия в показных выборах подать в суд на Путина за количество его сроков. Эта идея у нее не вызывает энтузиазма.

Впрочем, настолько скептически были настроены далеко не все. Молодой человек из числа студентов Колумбийского университета заявил, что проголосует за Собчак и поблагодарил ее за поддержку LGBT-сообщества. «Российское телевидение покажет исключительно этот эпизод», — отвечает Собчак. Сотрудник телеканала «Россия», который находился в зале, в этот момент как раз готовился записывать стендап.

Другая девушка призналась, что еще в 2006 году хотела вступить в движение Собчак под названием «Все свободны», но жила в Ярославле, а движение было в Москве, и поэтому она решила присоединиться к «молодежным движениям Суркова» (Владислав Сурков — ныне помощник президента РФ, в середине 2000-х отвечал в администрации президента за внутреннюю политику. — NT). Правда, год назад она тоже уехала — учиться в Колумбийском университете. Теперь ее интересует, сможет ли она присоединиться к партии Ксении Собчак. Та отвечает, что факт работы на государство никогда не будет для нее черной меткой, если человек искренен в своих намерениях.

«Люди в Америке до сих пор помнят моего отца, и это для меня очень важно. Я хочу заниматься значимыми вещами, как и он», — говорит Собчак.

Студент Колумбийского университета заявил, что проголосует за Собчак и поблагодарил ее за поддержку LGBT-сообщества. «Российское телевидение покажет исключительно этот эпизод», — отвечает Собчак

Последний вопрос из зала — о первом указе Собчак-президента. «Освобождение политзаключенных, — отвечает она и после паузы добавляет: — Как говорит мой любимый киногерой в исполнении Джека Николсона: «Я как минимум попытался».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.