#Мнение

Выборы сегодня: ценность или фарс?

05.02.2018 | Федор Крашенинников*

Почему ошибочна стратегия, по которой 18 марта следует прийти на участок и испортить бюллетень
867547.jpg
Фото: komcity.ru

Новости для избирателей — плохая и хорошая

В романе Александра Исаевича Солженицына «В круге первом» есть абзац, с которого в России хорошо бы начинать любые разговоры о том, что делать с бюллетенями, если на выборах никого не выбирают. Позволю себя процитировать этот отрывок: «Наконец, в первые послевоенные выборы его задавленная жажда высказаться прорвалась, и на избирательном бюллетене подле вычеркнутого им кандидата он написал мужицкое ругательство. Это было время, когда из-за нехватки рабочих рук не восстанавливались жилища, не засевались поля. Но несколько лбов-сыщиков в течении месяца изучали почерки всех избирателей участка — и Хоробров был арестован. В лагерь он ехал с простодушной радостью, что хоть здесь-то будет говорить от души. Да не свободной республикой оказался и лагерь! — под доносами стукачей пришлось замолчать Хороброву и в лагере».

Хороброва, хоть это и персонаж романа, жалко: он попытался сказать правду, сходив на выборы, но в итоге его отправили в лагерь. Хуже того, он, по сути, помог системе сломать себя, не нанеся ей никакого ущерба.

Как кажется, нынешние проповедники переругивания с властью путем писания чего-нибудь на бюллетенях все еще полагают, что их послания будут изучаться с той же тщательностью, которая описана в романе Александра Исаевича, и вызовут какую-то реакцию у власти, ну или сам факт писания кем-либо чего-либо на бюллетенях будет осмыслен властью и повергнет в депрессию.

Для людей, которые хотят что-то написать на бюллетене, у меня две новости: хорошая и плохая. Хорошая новость — даже если вашу писанину на бюллетене и прочитают члены избирательной комиссии, в наше время вам ничего не грозит. Плохая новость заключается в том, что даже членам избирательной комиссии все равно, что и зачем вы написали на бюллетене. Они на работе, их задача — сначала выдать бюллетени избирателям, а потом пересчитать то, что обнаружено в урне. В некоторых случаях у них есть и специфические задачи, но они все равно никак не связаны с чтением надписей на бюллетенях.

Если мы говорим о голосовании в марте 2018 года, то описанная выше стратегия еще более смехотворна. Тем удивительнее, что за нее агитируют такие люди, как профессор Андрей Зубов, зампредседателя «Парнаса». С учетом его авторитета среди части общественности нельзя пройти мимо его выступления на телеканале «Дождь», где он изложил весьма странную концепцию неучастия в фарсе с помощью участия в том, что некоторые все еще почему-то называют выборами.

К чему нас «толкают»

«Выборы — это ценность, которую мы не имеем права отдать власти. Сколько лет, начиная со сталинской Конституции 1937 года, нас, в общем-то, морочили этими выборами без выбора, издевательство полное. Я сам видел, как в этом участвовали, пытался никогда не ходить на выборы. Но что же делать сейчас? Опять, как в сталинское время, опять, как в хрущевское время? К этому нас толкает Путин? Но я думаю, что мы должны поступить иначе», — говорит профессор, и сразу возникают вопросы.

867548.jpg
Плакат Р. Дементьева «Все на выборы!
За расцвет колхозной жизни!», 1961 год
Изображение с сайта klim-ua.blogspot.ru

Действительно, у нашего народа большая история участия в псевдовыборах. По сути, все советское время людей загоняли на выборы, на которых они никого не выбирали, потому что победители всегда были известны заранее. И сам профессор Зубов честно признается, что он старался не ходить на советские псевдовыборы. В то время это была популярная стратегия среди диссидентов: как и сейчас, власть больше всего волновало обеспечение «всенародной явки» на участки. Люди старших поколений должны помнить, как в конце выборного дня члены комиссий начинали буквально ходить по квартирам и звать людей на участки — потому что за низкую фактическую явку тогда наказывались местные власти.

Сейчас мы вернулись к той же самой ситуации: выборы как процедура есть, а выбора — нет, победитель известен. Но тут с логикой у профессора Зубова что-то случается. Почему вдруг нынешние выборы без выбора становятся ценностью? Почему участие в голосовании, по итогам которого неизбежно победит Путин, имеет бóльшую ценность, чем участие в каких-нибудь советских выборах в 1930–1970-х годах, где тоже победитель всегда был известен? И самое главное — к чему именно, по мнению профессора Зубова, его толкает Путин?

Почему участие в голосовании, по итогам которого неизбежно победит Путин, имеет бóльшую ценность, чем участие в каких-нибудь советских выборах в 1930–1970-х годах, где тоже победитель всегда был известен?

Достаточно послушать, к чему призывают организаторы «выборов» и все официозные спикеры вообще, чтобы убедиться: все они с утра до вечера призывают к одному — прийти на участки и там проголосовать за кого-нибудь из предложенного списка кандидатов. Нигде ни разу не приходилось слышать призывов к оппозиционерам не приходить на выборы — во всяком случае, со стороны власти и по ее каналам вещания. То есть, с одной стороны, профессор как бы намекает, что не надо поступать так, как хотел бы Путин, но потом призывает своих слушателей сделать именно то, что от них ждут на их избирательных участках — явиться туда.

И вот после всех филиппик про советские выборы без выбора профессор Зубов не просто призывает слушателей прийти на участки и взять бюллетень, но и советует поучаствовать в самой процедуре голосования: «Мне кажется, что каждый человек сознательный, который не хочет в этом фарсе принимать участие, должен прийти на избирательный участок, взять полагающийся ему по праву бюллетень и в нем или отметить, скажем, если Явлинский будет участвовать в выборах, близкого ему по духу кандидата, может, Ксению Анатольевну… или написать… того человека, которого он видит президентом России, вычеркнув все эти другие имена».

Давайте вдумчиво рассмотрим слова уважаемого профессора. С одной стороны, выборы — фарс, и вроде как господин Зубов с этим не спорит. Но тут же призывает тех, кто не хочет принимать участие в фарсе... принять участие в фарсе! «Те, кто не хочет участвовать в маскараде, должен надеть маску и прийти на маскарад!» — вот как выглядит предлагаемая логика. Нет, ну правда: если выборы — фарс, то при чем тут «полагающийся по праву бюллетень»? В советское время всем тоже по праву полагался бюллетень — и что, это каким-то образом придавало безальтернативному голосованию смысл?

Позорное поражение как желанная цель

Чтобы понять всю порочность логики господина Зубова и всех тех, кто агитирует за участие в выборах в любом виде, надо ответить на простой вопрос: а что такое участие гражданина в выборах? И можно ли как-то поучаствовать в выборах, одновременно не поучаствовав в фарсе? Где грань между первым и вторым в реалиях весны 2018 года в России?

Если говорить юридически, то активное участие гражданина в процедуре голосования начинается тогда, когда он на избирательном участке расписывается за получение бюллетеня. Это и есть главная и, по сути, единственная развилка — или ты участвуешь, или нет. До получения бюллетеня гражданин не фиксируется как принявший участие в выборах, после — уже зафиксирован как принявший участие, чем бы он ни занялся потом. Потому что в графе «выданные бюллетени» с его помощью добавилась единичка. Собственно, дальше он волен поступать как угодно — взять бюллетень с собой домой, порвать его на глазах членов комиссии или же все-таки донести до урны и опустить туда — пустым, заполненным или испорченным.

Но вернемся к вопросу участия в фарсе: вот Зубов пришел на участок — это, получается, он еще не на фарс пришел, а на выборы. Потом он расписался в получении положенного ему по праву бюллетеня — и это тоже все еще не фарс, а благородная демократическая процедура. Притом, что рядом другие избиратели приходят и тоже расписываются за бюллетени — но если они потом голосуют за Путина, то они как бы уже участвуют в фарсе, не перепутайте! Кстати, а вот голосование за Жириновского или Титова — это как считается по-зубовски: как участие в выборах или все-таки участие в фарсе? И чем голосование за Ксению Собчак или Григория Явлинского отличается от голосования за Бориса Титова или Владимира Жириновского, если итог все равно один — победит Владимир Путин?

В общем, профессор Зубов и согласные с ним граждане (голосуя за Собчак или Явлинского или портя свои бюллетени) как бы повторяют чудо из старого еврейского анекдота: вокруг был фарс, а конкретно они, придя на участки, каким-то образом поучаствовали в выборах, которые — ценность. Или возвращаясь к маскарадной метафоре: если вы пришли на маскарад не в предписанном организаторами костюме Пьеро, а нарядившись Бэтманом или Чебурашкой, то вы тем самым не приняли участие в маскараде.

Мало что может так деморализовать и дискредитировать любую поведенческую стратегию, чем достижение результата в рамках статистической погрешности. В самом деле, чем 3% лучше 1% или даже 0,5%? Полпроцента — плохо, три процента — успех и триумф? Серьезно?

Но все-таки главное доказательство бессмысленности этой стратегии — в том, что сам автор идеи предлагает считать достойным одобрения результат ее реализации: «Конечно, этот бюллетень будет объявлен недействительным… Если вдруг окажется 2–3%, очевидно, что это политическая позиция, и тогда пусть даже будут скрывать, этот голос прозвучит».

Просто вдумайтесь в эти жалкие цифры, которыми профессор Зубов предлагает гордиться! Честно говоря, мало что может так деморализовать и дискредитировать любую поведенческую стратегию, чем достижение результата в рамках статистической погрешности. В самом деле, чем 3% лучше 1% или даже 0,5%? Полпроцента — плохо, три процента — успех и триумф? Серьезно?

Я не хочу участвовать в фарсе. Мне спокойнее и приятнее оказаться с теми, кто не видит смысла идти на избирательные участки вообще, чем доставить удовольствие организаторам фарса и помочь им хоть немножко поднять явку. К сожалению, у голосования 18 марта 2018 года возможен только один результат — объявление по его итогам победителем Путина Владимира Владимировича. С каким именно результатом он победит, кто и с каким результатом будет на втором месте, кто — на третьем и сколько процентов выданных бюллетеней будут признаны недействительными, 1 или 2, меня совершенно не интересует.

Да, мы вернулись к тому, от чего надеялись уйти после краха советской власти: к ритуальным выборам, на которых вопрос о власти не решается, потому что их исход запрограммирован. И есть только одна стратегия не участвовать в фарсе — та же самая, какая была и в советское время: не участвовать в псевдовыборах, не признавать их выборами, не признавать их результат. Все остальное — самообман, все остальное — соучастие, все остальное — игра по их правилам.

* Политолог, постоянный колумнист NT. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.