Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Высшая мера ожидания

28.01.2010 | Юнанов Борис | № 02 от 25 января 2010 года

Сподвижник Саддама в четвертый раз приговорен к смерти

Высшая мера ожидания. Один из самых жестоких деятелей свергнутого иракского режима Али Хасан аль-Маджид в четвертый раз приговорен к смертной казни. На совести этого человека — как минимум 5 тысяч ни в чем не повинных жизней. Как заявил замминистра юстиции Ирака Али Реда, «аль-Маджид будет казнен в ближайшие дни...»


Судьба 68-летнего аль-Маджида по прозвищу «химический Али», казалось, стала вечной темой Высшего уголовного трибунала Ирака. Первый смертный приговор ему вынесли в июне 2007-го, казнь назначили на 4 сентября, потом отложили на 30 дней. В октябре отложили снова — «до окончания священного праздника Рамадан». После чего «праздник» затянулся уже надолго: второй судебный процесс над аль-Маджидом начался только в апреле 2008‑го. Но его адвокат Бади Иззат Ареф тут же объявил: подзащитный-де не может явиться в суд по состоянию здоровья — мешают болезни сердца, диабет, высокое давление. К тому же обвиняемый, со слов адвоката, объявил голодовку, из-за которой потерял сознание и угодил в американский госпиталь. В конце 2008-го — третий судебный процесс... И снова аль-Маджиду удалось остаться в статусе приговоренного к смерти. Так продолжалось вплоть до 17 января 2010 года, когда суд в четвертый раз назначил «вышку».

Газовый «табун»

16 марта 1988 года около полудня над городом Халабджа в иракском Курдистане появилась группа истребителей ВВС Ирака. Кровопролитная война с Ираном длилась уже семь лет, а исход ее был по-прежнему неясен. На севере Ирака саддамовский генштаб донимали курдские повстанцы, добивавшиеся полной независимости от Багдада. В марте 1988-го курды неожиданно атаковали и заняли Халабджу. Их дерзкая вылазка привела Саддама в ярость. Он поручил аль-Маджиду, своему двоюродному брату и заместителю по правящей партии Баас, координировавшему действия иракской армии и спецслужб на севере страны, «немедленно наказать бунтовщиков». Иракцы начали массированные бомбардировки Халабджи, партизаны отступили на близлежащие холмы, в городе остались только женщины и дети. Вот тогда-то над Халабджей по приказу аль-Маджида и появились иракские самолеты. В течение 5 часов они распыляли над городом смертоносную смесь: газы «иприт», «табун», «зарин» и VX.
143-44-01.jpg
На фото, сделанном в 1991 году: иракский
офицер осматривает тело одного из участников
восстания шиитов, жестоко подавленного
Али Хасаном аль-Маджидом
В результате массированной газовой атаки против мирного населения 5 тыс. человек погибли, сотни получили тяжелые ранения. «Герой-победитель» Али Хасан аль-Маджид получил от курдов клички «химический Али» и «палач Курдистана». Именно за это преступление Верховный трибунал Ирака приговорил его 17 января к смертной казни через повешение. Три предыдущих смертных приговора — адекватный ответ на другие похожие «заслуги» аль-Маджида. Химическое оружие не раз оказывалось «последним аргументом» саддамовского режима.

«Король пик»

Весной 2003 года, вскоре после начала военной операции в Ираке, американские военные распространили среди иракцев колоду карт с изображениями разыскиваемых сподвижников Саддама: «химический Али» значился в ней «королем пик». Вскоре его арестовали, говорят, по наводке бывшего охранника.
24 июня 2007 года на аль-Маджида, а также экс-министра обороны Ирака Султана Хашима ат-Тая и его подчиненного генерала Хусейна Рашида аль-Тикрити, еще одного родственника Саддама Хусейна, иракский суд возложил «всю полноту ответственности» за карательную операцию «Аль-Анфаль» (арабс. — «Трофеи») в 1987–1988 годах, когда путем применения отравляющих веществ были убиты 180 тыс. курдов. Ведь трагедия Халабджи стала, по сути, лишь эпизодом «Анфаля». На суде аль-Маджид не признал своей вины: «Да, это я отдавал приказы о разрушении деревень и переселении их жителей на новые места. Но мне не в чем оправдываться и не за что извиняться. Я не совершал ошибок». Эту же фразу саддамовский клеврет дважды повторил год спустя, в 2008-м, когда суд вынес ему еще два смертных приговора: за беспрецедентное по жестокости подавление восстания шиитов на юге Ирака в марте 1991 года и массовые убийства шиитов в 1999-м. В обоих случаях счет убитых идет на десятки тысяч.

Цена отмщения

Узнав о приговоре 17 января, иракские курды, включая высокопоставленных чиновников правительства, в один голос заявили о «торжестве правосудия». «Это победа не только курдов — всех иракцев. На репрессивной политике окончательно поставлен крест», — заявил министр культуры в правительстве курдской автономии Кава Махмуд. Тем не менее в воздухе все еще висит вопрос: а вдруг аль-Маджид избежит наказания и на этот раз? До сих пор власти вполне сознательно оттягивали его казнь. В последние годы они вообще избегали резких публичных шагов — прежде всего из опасения нарушить наметившуюся тенденцию на улучшение межконфессиональных отношений в стране, в частности, между шиитами, составляющими большинство населения, и суннитами. Аль-Маджид — суннит. После вынесения ему первого смертного приговора многие иракские сунниты заявили, что находящиеся у власти шииты и курды зачастую преследуют бывших соратников Саддама по религиозному признаку, напомнил The New Times эксперт по Ближнему и Среднему Востоку из университета Шербрука (Канада) Сами Аун: «Развернутая суннитами кампания, безусловно, сыграла свою роль в судьбе аль-Маджида. Но ни один приговор нельзя откладывать до бесконечности, иначе размывается сама суть правосудия», На 7 марта 2010 года в Ираке намечены парламентские выборы. Премьер-министр Ирака шиит Нури аль-Малики идет на них во главе политического блока с громким названием «Государство закона». Закон одинаков для всех, а политика есть политика. Казнь аль-Маджида, одного из наиболее ненавистных для иракских курдов и шиитов преступников, несомненно, добавит популярности и поднимет авторитет аль-Малики.
С другой стороны, все еще остается фактор, который до сих пор играл в пользу аль-Маджида — отсутствие единства в правящей команде по поводу того, как именно подводить черту под саддамовской эпохой, когда в Ираке, по данным правозащитной организации «Хьюман райтс уотч», погибли и пропали без вести 290 тыс. человек. Например, президент Ирака Джалал Талабани, курд по национальности, выступает против громких казней. «Талабани — сторонник торжества правосудия, но не отмщения любой ценой, он стремится заработать репутацию общенационального лидера-миротворца», — говорит Сами Аун. В канун выборов Талабани, уже выразивший готовность переизбираться на третий срок, нуждается в укреплении такой репутации, быть может, больше, чем прежде.

Есть консенсус?

Прежде чем аль-Маджид будет повешен, он должен быть передан из американской военной тюрьмы в Багдаде, где содержится под стражей последние 6 лет, местным властям. США не раз давали понять, что не намерены усложнять жизнь иракским политикам и желают консенсуса внутри правящей иракской команды относительно судьбы аль-Маджида. Заявление Багдада о скорой казни этого деятеля как минимум означает, что такой консенсус достигнут. Максимум, на что может рассчитывать «химический Али», — помилование со стороны президента Талабани и пожизненное заключение в иракской тюрьме.


143-45-01.jpg
Али Хасан аль-Маджид 
аль-Тикрити
(он, как и Саддам Хусейн, родом из местечка Тикрит) начал карьеру в 1968 году личным шофером Саддама. В начале 70-х по приказу диктатора убил своего родного брата и его сыновей. К началу 80-х стал одним из самых влиятельных людей в правящей партии Баас. В 1990–1991 годах — глава МВД Ирака, в 1991–1995 годах — министр обороны, член Совета революционного командования. 
Был губернатором оккупированного Кувейта. 

Как сложились судьбы других визирей саддамовского режима: 
Тарик Азиз, бывший глава МИД и вице-премьер Ирака,  приговорен к 7 годам тюрьмы; Садун Шакир, бывший глава МВД,  приговорен к 7 годам тюрьмы; 
Фархад аль-Джубури, бывший глава иракской военной разведки, приговорен к пожизненному заключению; 
Султан Хашим ат-Тай, бывший министр обороны, приговорен к 15 годам тюрьмы; 
Тахер Тауфик аль-Ани, бывший губернатор Мосула и глава комитета по делам Севера, оправдан за недостатком улик.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.