Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Кто ответит за гос­ко­опе­ратив

29.01.2010 | Вардуль Николай | № 02 от 25 января 2010 года

В 2009-м госкорпорации наделали много шума, став предметом громких препирательств двух первых лиц государства. И вот 18 января Дмитрий Медведев снова вспомнил о них. Президент нацелил главу Счетной палаты Сергея Степашина на очередную проверку, на этот раз инвестиционных программ госкомпаний, включая, естественно, и гос­корпорации. Удивившись тому, что на инвестиции все госкомпании готовы потратить всего 2,5 трлн рублей, Медведев подчеркнул: «Если же говорить об инновациях, модернизации экономики, о создании современных средств управления — это нич­тожные цифры».
Похоже, на ринге битвы за госкорпорации начинается третий раунд. В первом инициатива была у президента. Начатая им прокурорская проверка, как и следовало ожидать, выявила в деятельности доселе неприкосновенных (даже для налоговых проверок — в соответствии с адресными законами, каждый из которых вносился в Думу от лица тогдашнего президента Владимира Путина) госкорпораций букет самых разнообразных нарушений, открыты десятки уголовных дел. Мало того, в ноябрьском послании Федеральному собранию Медведев, казалось бы, нанес нокаутирующий политический удар, заявив буквально следующее: «Госкорпорации, которые имеют определенные законом временные рамки работы, должны по завершении деятельности быть ликвидированы, а те, которые работают в коммерческой, конкурентной среде, должны быть со временем преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством».
Однако последовал второй раунд, в котором очки набирал уже Владимир Путин. 3 декабря президент получает от премьера ответ наотмашь. Общаясь в телеэфире со страной, Путин заявляет: «Госкорпорации — это не хорошо и не плохо. Они необходимы». Боя во втором раунде не было. Если не считать того, что еще один помощник президента, Аркадий Дворкович, получил фигуральную пощечину. Если раньше он утверждал, что первыми «уже в 2010 году» своего статуса лишатся «Российские технологии», «Роснано» и ВЭБ, то после телеэфира премьера вынужден был сказать уже совершенно иное: «Внешэкономбанк и его партнеры могут быть спокойны и могут спокойно реализовывать поставленные задачи». Дворкович, пытаясь сохранить лицо, уточняет, что Внешэкономбанк будет преобразован в акционерное общество, но теперь не в первоочередном порядке. «По нынешним понятиям (надо отдать Дворковичу должное, он нашел точное слово. — Н.В.) быстрее может быть преобразована госкорпорация «Ростехнологии».
И вот гонг третьего раунда, в котором президент считает, что для еще вчера «приговоренных» им к ликвидации структур сегодня потратить 2,5 трлн рублей налогоплательщиков — маловато будет. Происходившее до сих пор смахивало на балаган, хотя на кону алгоритм развития страны. Ведь новая проверка, порученная президентом Счетной палате, по сути, должна дать ответ на вопрос: почему модернизация так и не начата, хотя созданы мощные госкорпорации, которые должны были стать штыком прорыва? Тем более если речь идет о хозяйственных образованиях, которые могут быть прозрачными настолько, насколько сами захотят.
Вот только штык не самый подходящий инструмент модернизации. Чтобы последняя имела шанс на успех, необходимо, чтобы она была выгодна субъектам рынка и гражданам. Однако такая задача ни перед ­го­­скорпорациями, ни перед правительством, увы, не стоит. Госкорпорации, конечно, приносят немалую выгоду, но лишь приглашенным на госкорпоратив.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.