#Мнение

Ажиотажный спрос

29.01.2018 | Владимир Абаринов*

Как русские олигархи взвинтили ставки вокруг доклада Минфина США

26 января Минфин США расширил санкции против России из-за Украины. Как разъясняется в сообщении Управления по контролю над иностранными активами (OFAC) Минфина, ведомство пошло на такой шаг, протестуя против «оккупации Крыма Россией». Таким образом, в расширенном списке лиц и организаций, на которых распространяются санкции Минфина США из-за политики России в отношении Украины, теперь 21 физическое лицо и около 20 организаций, включая замминистра энергетики РФ Андрея Черезова, директора департамента оперативного контроля и энергетики того же ведомства Евгения Грабчака, гендиректора компании «Технопромэкспорт» («дочка» «Ростеха») Сергея Топор-Гилку, компанию «Силовые машины» олигарха Алексея Мордашова...

Все они пополнят собой список граждан особых категорий (Special Designated Nationals, SDN), с которыми американскому бизнесу отныне запрещено вступать в какие-либо деловые (финансовые) отношения.

Санкции 26 января не только подчеркнули намерение США не отступать в политическом давлении на Россию — они добавили нервозности российской элите, пребывающей в тревожном ожидании: 29 января администрация США в исполнение закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) должна передать в Конгресс так называемый «кремлевский доклад» Минфина США с подробным перечнем бизнесменов и чиновников, входящих в «ближний круг» Путина. В отношении всех фигурантов этого списка могут быть введены персональные санкции.

На грани паники

Когда 16 марта 2014 года США в ответ на аннексию Крыма ввели самые первые персональные санкции (в списке значилось всего 11 имен), для пострадавших это стало поводом для упражнений в остроумии. Так, например, помощник президента России Владислав Сурков гордо заявил, что считает полученное отличие «политическим Оскаром». «Вот оно и пришло ко мне — настоящее мировое признание!» — шутовски ликовал вице-премьер Дмитрий Рогозин. Были и юродствующие: не найдя себя в списке, они требовали от Обамы записать и их. Санкционный список стал чем-то вроде VIP-карты в модном закрытом клубе.

Но теперь, спустя четыре года, настрой совсем другой. Русские олигархи с тревогой ждут появления «кремлевского доклада», куда, как они ожидают, запишут их всех. Судя по многочисленным публикациям, настроения потенциальных фигурантов близки к паническим. Нанятые ими вашингтонские лоббисты роют землю носом, но не могут найти способ отвести угрозу от своих клиентов.

Парадоксальным образом именно эта суета вокруг «кремлевского доклада» сильно взвинтила ставки. Когда в августе 2017 года президент Трамп подписал закон CAATSA, в Вашингтоне никто не придавал значение содержащемуся в нем положению о докладе. Мало ли докладов пишется по требованию Конгресса! «Ожидали, что список засунут в долгий ящик и забудут о нем сразу же после публикации, как это часто бывает с подобными докладами», — пишет The New York Times. Юристы твердили, что нет никакой причины нервничать: список не санкционный, никакого автоматического наказания не влечет.

Но как тут не нервничать? Ведь ясно же, что список — заготовка для нового витка санкций. В список же попадают за близость к Путину, а без близости к Путину большого бизнеса в России не бывает. И еще неизвестно, какие гадости там про тебя напишут и как потом добиться, чтобы тебя исключили из списка: в отличие от санкционного, из которого президент вправе вычеркнуть любое имя или название, процедура исключения из этого отсутствует.

Особенность «кремлевского доклада» в том, что он создает неопределенность. Адам Смит, вашингтонский юрист и бывший советник Минфина США по санкциям, говорит в интервью The New York Times: «Одно дело — сказать банкам, что такой-то состоит под санкциями. И совсем другое — выразиться так: «Этот парень в списке. Думайте сами, что с этим делать»

«Токсичные» партнеры

Ажиотаж русских олигархов придал еще не опубликованному докладу вес и значение.

Насчет заготовки — справедливо. Многие не дочитали до конца статью 241 закона CAATSA, которая требует от администрации доклада об олигархах, их семьях, деловой активности и размерах состояний. В самом конце этой статьи сказано, что авторы доклада должны просчитать возможный эффект от введения санкций как для фигурантов списка, так и для российской экономики в целом, а также для экономики США и их союзников.

Кроме того, как полагают эксперты, формальный режим санкций в ряде случаев может и не потребоваться: инвесторы будут сторониться «токсичных» партнеров просто из осторожности.

Особенность «кремлевского доклада» в том, что он создает неопределенность. Адам Смит, вашингтонский юрист и бывший советник Минфина США по санкциям, говорит в интервью The New York Times: «Одно дело — сказать банкам, что такой-то состоит под санкциями. И совсем другое — выразиться так: «Этот парень в списке. Думайте сами, что с этим делать».

17 января, пользуясь своим правом предлагать кандидатуры для внесения в список, четверо сенаторов-республиканцев — Роджер Викер, Марко Рубио, Кори Гарднер и Линдси Грэм — направили письма идентичного содержания должностным лицам, отвечающим за составление списка: госсекретарю Рексу Тиллерсону, министру финансов Стиву Мнучину и директору национальной разведки Джону Коатсу. В этом послании сенаторы призывают включить в список два имени: Юрий Чайка и Алишер Усманов. Каждое имя сопровождается справкой, составленной на основании материалов Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального и Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ).

Своим предложением законодатели дают понять, чего они ожидают от доклада и какого уровня лица должны оказаться в списке.

Что ж, ждать осталось совсем немного...

* Владимир Абаринов, вашингтонский журналист, постоянный автор NT

 Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.