#История/из архива NT

Личный интерес вождя

18.01.2018 | Бенедикт Сарнов

21 января 1930 года, в очередную годовщину смерти Ленина, Маяковский читал в Большом театре третью часть своей поэмы «Владимир Ильич Ленин»

На траурном заседании сидевший в правительственной ложе Сталин горячо аплодировал поэту. На Маяковского у него были свои виды. В накаленной обстановке борьбы за роль единственного наследника Ленина одна строка из поэмы Маяковского стала оружием убойной силы.

Личный интерес

«Говорили мне, что поэмы «Хорошо» и «Владимир Ленин» очень понравились наверху и что было предположение, что Владимир Владимирович будет писать такие же похвалы и главному хозяину. Этот прием был принят на Востоке, особенно при дворе персидских шахов, когда придворные поэты должны были воспевать их достоинства в преувеличенно хвалебных словах»* … Помимо «преувеличенно хвалебных слов» в поэме было одно место, которое не могло не вызвать у Сталина особый, личный интерес:

* Л.В. Горнунг. Встреча за встречей. Из дневниковых записей. В кн.: Воспоминания о Борисе Пастернаке. М., 1993

От гуда дрожит взбудораженный Смольный.
В патронных лентах внизу пулеметчики.
— Вас вызывает товарищ Сталин.
Направо третья, он там. —
— Товарищи, не останавливаться! Чего стали?
В броневики и на почтамт! —
— По приказу товарища Троцкого! —
— Есть! — повернулся и скрылся скоро,
и только на ленте у флотского
под лентой блеснуло — «Аврора».

763432.jpg
Евгений Кибрик «24 октября ночью в Смольный
прибыл В.И. Ленин»

Поэма Маяковского «Владимир Ильич Ленин» писалась осенью 1924 года. Как раз в это самое время в партии, в самых высших ее эшелонах, развернулась бурная дискуссия о роли Троцкого в событиях 25 октября 1917 года. Началась она с того, что Сталин выступил с разоблачением «легенды об особой роли тов. Троцкого в Октябрьском восстании».

«Я далек от того, чтобы отрицать несомненно важную роль тов. Троцкого в восстании. Но должен сказать, что никакой особой роли в Октябрьском восстании тов. Троцкий не играл и играть не мог, что, будучи председателем Петроградского Совета, он выполнял лишь волю со ответствующих партийных инстанций, руководящих каждым шагом тов. Троцкого... Факты, действительные факты, целиком и полностью подтверждают это мое утверждение.

Возьмем протоколы... заседания ЦК от 16 (29) октября 1917 года... Принимается резолюция Ленина о восстании большинством 20 против 2, при 3 воздержавшихся. Избирается практический центр по организационному руководству восстанием. Кто же попадает в этот центр? В этот центр выбираются пятеро: Свердлов, Сталин, Дзержинский, Бубнов, Урицкий. Задачи практического центра: руководить всеми практическими органами восстания согласно директивам ЦК. Таким образом, на этом заседании ЦК произошло, как видите, нечто «ужасное», т.е. в состав практического центра, признанного руководить восстанием, «странным образом» не попал «вдохновитель», «главная фигура», «единственный руководитель» восстания тов. Троцкий. Как примирить это с ходячим мнением об особой роли тов. Троцкого?.. Между тем тут нет, собственно говоря, ничего странного, ибо никакой особой роли ни в партии, ни в Октябрьском восстании не играл и не мог играть тов. Троцкий, человек сравнительно новый в нашей партии в период Октября. Он, как и все ответственные работники, являлся лишь исполнителем воли ЦК и его органов... Разговоры об особой роли тов. Троцкого есть легенда, распространяемая услужливыми «партийными» кумушками»**.

** И. Сталин. Об оппозиции. Статьи и речи 1921—1927 гг. М.—Л. 1928

Разоблачая эту легенду, Сталин, разумеется, противопоставлял ей другую — о своей выдающейся роли главного (после Ленина, конечно) вдохновителя и руководителя Октябрьского переворота.

Слово из песни

В 1924 году он вынужден был делать это с некоторой осторожностью. Но в 1938-м, когда он уже физически уничтожил чуть ли не всех участников Октябрьского переворота (считанные из них умерли естественной смертью), стесняться ему было уже нечего.

*** История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. 1938 год

«16 октября состоялось расширенное заседание ЦК партии. На нем был избран Партийный центр по руководству восстанием во главе с тов. Сталиным. Этот Партийный центр являлся руководящим ядром Военно-революционного комитета при Центральном Совете и руководил практически всем восстанием»***.

В 1924 году, оперируя протоколом этого «расширенного заседания», Сталин стремился доказать, что он, в отличие от Троцкого, входил в некий партийный центр, руководивший восстанием. Теперь уже как нечто безусловное утверждалось, что он (Сталин) был не одним из пяти членов этого партийного центра, а центр этот, который «руководил практически всем восстанием», был сформирован «во главе с тов. Сталиным».

В соответствии с этой новой (теперь уже бесспорной, непререкаемой) исторической версией были приведены и строки Маяковского, в которых упоминался «товарищ Сталин».

Теперь они печатались в таком виде:

— Вас вызывает товарищ Сталин.
Направо третья, он там. —
— Товарищи, не останавливаться! Чего стали?
В броневики и на почтамт! —
— Есть! — повернулся и скрылся скоро,
и только на ленте у флотского
под лентой блеснуло — «Аврора».

Механическим изъятием одной строки («По приказу товарища Троцкого») редактор (цензор), может быть, сам о том не помышляя, добился многого. В сцене восстания все теперь происходит иначе, чем было у Маяковского. Приказ: «В броневики и на почтамт!» исходит теперь не от «товарища Троцкого», а от «товарища Сталина». И флотский отвечает: «Есть!», выполняя распоряжение не Троцкого, а Сталина. И вообще во всей этой сцене есть теперь только один человек, отдающий распоряжения и приказы, которым все должны подчиняться. И человек этот — Сталин.

Чтобы внести эти коррективы (и в «Краткий курс Истории ВКП (б)», и в поэму Маяковского), Сталину пришлось пролить много крови. И на это ушло у него (с 1924 до 1938 года) четырнадцать лет.

А в 1924-м, когда Маяковский создавал свою поэму, борьба была еще в самом разгаре. В то время сшибка двух противостоящих друг другу легенд была едва ли не главным — во всяком случае, самым острым — проявлением политического противостояния двух главных претендентов на роль законного и единственного наследника Ленина.

Строка Маяковского «Вас вызывает товарищ Сталин!» в этой накаленной обстановке острейшей внутрипартийной борьбы обретала совершенно особый и крайне актуальный политический смысл. И Сталин не мог этот ее смысл не оценить.

Дар случайный

Но помимо этого у Сталина были причины, чтобы не просто оценить эти строки Маяковского, но и воспринять их как неожиданный и в ту пору необычайно ценный для него подарок.

Дело в том, что 25 октября, в тот роковой день, повернувший судьбу страны и определивший ее будущее на долгие годы, Сталина в Смольном не было.

Объяснить этот загадочный факт пытались многие историки Октябрьского переворота. Объясняли по-разному. Но наиболее правдоподобным представляется такое, поскольку оно исходит из понимания некоторых особенностей характера и личности Кобы, хорошо нам знакомым по множеству других фактов и обстоятельств его политической биографии:

**** Роберт Слассер. Сталин в 1917 году. М., 1989

«Сталина, разумеется, никак нельзя было упрекнуть в недостатке ума, но порой он с трудом воспринимал новую для себя ситуацию... Наиболее успешно он добивался своих целей тогда, когда действовал осторожно... »****

Сталин был осторожен. Он умел и любил выжидать. А главное — он всегда хотел быть уверенным в безусловном успехе предприятия, которое затевал или в котором собирался участвовать.

В тот момент такой безусловной уверенности в успехе у него, судя по всему, не было.

Но каковы бы ни были причины, из-за которых он в тот день не явился в Смольный, не может быть сомнений, что воспоминание об этом своем промахе было одним из самых тягостных в его жизни. Во всяком случае, более чем какие-либо другие факты и обстоятельства его биографии, мешающие созданию его образа как одной из ключевых фигур Октябрьского переворота. Можно поэтому представить себе, каким елеем пролилось на его сознание свидетельство Маяковского, нарисовавшего картину прямого и руководящего его участия в событиях 25 октября.

Впервые опубликовано в NT № 3 от 21 января 2008 года


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.