Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Украина

#Суд и тюрьма

У победителя нет выбора

18.01.2010 | Ослунд Андерс, Вашингтон, США - специально для The New Times | № 01 от 18 января 2010 года

Кто бы ни возглавил Украину, экономические реформы неизбежны

Оранжевый шанс.
К президентским выборам украинская экономика пришла в состоянии тяжелой одышки: темпы падения ВВП в результате кризиса в Незалежной оказались одними из самых высоких в Европе. Впрочем, правительство Юлии Тимошенко утверждает, что успешно справилось с основными финансовыми проблемами страны. Что на самом деле — узнавал The New Times

Мировой финансовый кризис жестоко ударил по Украине. Если с 2000-го по 2007 год ВВП страны в среднем рос на 7,5% ежегодно, а к августу 2008-го достиг 10,9%, то после сентября 2008-го начался затяжной спад, который к концу 2009-го составил 14% — хуже ситуация только в странах Балтии.

Ниже некуда

То, что украинская экономика упала так резко и сильно, не стало неожиданностью для специалистов, знакомых с ее проблемами. Главная из них — двузначная инфляция, в которой Украина захлебывается еще с 2004 года. В мае 2008-го она достигла 31%. Причина тому — значительные денежные вливания в экономику: в период с 2002-го по 2007-й количество денег в обороте увеличивалось на 40–50% в год. Отсюда — рост импорта и как результат — дефицит торгового баланса в размере 7,2% ВВП к 2008 году. В том же году внешний долг Украины достиг $103 млрд (57% ВВП).
Другой фундаментальной причиной финансового кризиса на Украине стало то, что Национальный банк Украины привязал курс гривны к доллару. Страна оказалась в ловушке трех разнонаправленных векторов: с одной стороны — фиксированный курс обмена валюты, с другой — ничем не ограниченные перетоки капитала из страны в страну и, с третьей, стремление проводить независимую денежную политику. Однако одно с другим плохо стыковалось: Национальный банк вынужден был поддерживать отрицательную реальную ставку рефинансирования, что приводило к дальнейшему росту денежной массы и, соответственно, инфляции. Кстати, в ту же ловушку попали и страны Балтии.
Ситуация в украинской экономике усугублялась еще тремя факторами: Украина, в отличие от прибалтийских стран, не является членом Евросоюза и поэтому поддержки от соседей не получила; Украина сильно зависит от экспорта стали; наконец, зарубежные инвесторы плохо себя чувствовали в условиях хаоса украинской внутренней политики.
Впрочем, кое-чего украинскому правительству удалось добиться: дефицит бюджета снизился до 1% ВВП, долг государства перед бюджетниками упал до 12% ВВП в 2007 году. Валютные резервы достигли $38 млрд в августе 2008-го.

В обнимку с МВФ

Когда пришел кризис, у украинского правительства выбора особого не было: оно отчаянно нуждалось в деньгах, а взять их можно было только в Международном валютном фонде (МВФ), куда Украина и обратилась с просьбой о выделении большого и срочного кредита в октябре 2008-го. МВФ отреагировал быстро, потребовав от Украины выполнения трех условий: бездефицитного бюджета, реального обменного курса и рекапитализации банковской системы.
Получив гарантии от правительства Украины по всем трем пунктам, МВФ пообещал двухгодичный кредит $16,4 млрд. До конца 2009 года МВФ успел перечислить тремя траншами почти $11 млрд. Однако падение украинской экономики эти доллары уже не могли остановить. Если первоначально МВФ предвидел снижение украинского ВВП на 3% по итогам 2009 года, то затем эта цифра была скорректирована аж до 14%.
Обычно МВФ не склонен покрывать бюджетный дефицит, но на встрече «Большой двадцатки» в Лондоне 2 апреля 2009 года было решено увеличить финансовые ресурсы МВФ в четыре раза. МВФ был назначен универсальным многосторонним кредитором для стран с финансовыми рисками. И это сыграло на руку Украине. Если изначально МВФ требовал сбалансирования бюджета, то для своего третьего транша Фонд согласился с бюджетным дефицитом 6% ВВП. Причем в эту цифру оказались не включены затраты на обслуживание долгов госкомпаний и рекапитализацию банков, которые составили 4%: соответственно, общий дефицит бюджета Украины составил 10% ВВП.
Несмотря на очевидные издержки, МВФ был удовлетворен антикризисным управлением на Украине: плавающий курс валют стабилизировался, рост дефицита бюджета был поставлен под контроль, с банковским кризисом власти справились.
Однако осенью 2009 года отношения с МВФ оказались практически свернуты. И причиной тому была разворачивающаяся кампания по выборам нового главы государства. Президент Виктор Ющенко стал в оппозицию правительству и противился дальнейшему финансированию со стороны МВФ. Парламентская оппозиция вместе со сторонниками Ющенко приняла в октябре закон о социальных стандартах, повысив минимальный размер оплаты труда. МВФ подсчитал, что это увеличит расходы бюджета на 7% ВВП в 2010 году и обратился к президенту с просьбой наложить вето на этот популистский законопроект — Ющенко немедленно его подписал. В результате, вместо того чтобы направить четвертый транш, МВФ вынужден был дать добро правительству Украины истратить $2 млрд международных резервов на бюджетные нужды.

Реформы без иллюзий

С ноября 2009-го украинская экономика вновь начала расти, и ожидается, что в 2010 году рост ее будет значительным. Международные резервы составляют почти $27 млрд, а это четверть ВВП. Приятным сюрпризом стало то, что 80% обязательств по внешнему долгу были рефинансированы в 2009 году. Прямые иностранные инвестиции превысили 4% ВВП, что в период кризиса выглядит весьма неплохо. Ни один иностранный банк не был ликвидирован, не было и больших акций протеста. Короче, правительство Юлии Тимошенко сумело справиться с кризисом.
И все же далеко не все украинцы смотрят в будущее с оптимизмом. Многие говорят то же, что Горбачев сказал Шеварднадзе в 1984 году: «Так дальше нельзя!»
Как и России, Украине совершенно необходимо снизить вмешательство бюрократии в экономику, что неизбежно порождает коррупцию. А для этого необходимо принятие целого ряда законов, которые не удалось принять в результате противостояния в Раде все 5 лет, прошедших после «оранжевой революции». Предполагавшаяся конституционная реформа так и не была завершена, в результате весь мир стал свидетелем бесконечного противостояния между президентом, премьер-министром и парламентом. Очевидно, что система разделения властных полномочий, принятая на скорую руку в декабре 2004 года ради завершения тогдашнего политического кризиса, так и не начала работать: каковы полномочия президента? каковы — премьер-министра? что находится в компетенции парламента? Все это по-прежнему неясно. И пока линии власти не будут строго очерчены, перетягивание каната между различными кланами будет продолжаться. Кажется, уже все основные политические игроки понимают, что вопрос конституционного устройства в пользу создания нормальной парламентской республики надо решать, и решать быстро.
Что касается экономики, то основные кандидаты на пост президента — Виктор Янукович и Юлия Тимошенко — достигли широкого консенсуса. Они оба умеренные центристы, оба сторонники современной рыночной экономики и оба полагают важным уделять особое внимание вопросам социальной защиты граждан. Украинские выборы — это не столько вопрос о том, ЧТО делать дальше, то есть какой курс выбрать, сколько вопрос — КТО этот курс будет проводить. Разница в идеологиях Януковича и Тимошенко минимальная, есть региональные противоречия между Западом и Востоком, которые, впрочем, тоже начали смягчаться.
Очевидно есть шанс, что после выборов реформы на Украине будут продолжены. Во-первых, тот, кто победит, будет иметь мандат граждан на реформы и, хочется надеяться, определенное большинство в парламенте. Во-вторых, скорее всего будут внесены поправки в Конституцию, которые позволят избежать политического хаоса последних лет. В-третьих, пережитый кризис, кажется, убедил украинцев в необходимости реформ. На смену эйфории, которую страна переживала после «оранжевой революции», пришло более трезвое понимание реальности, и это вселяет оптимизм, что ни отката назад, ко временам Кучмы, ни движения по российскому пути, в сторону авторитаризма, на Украине не произойдет. 



Андерс Ослунд — старший научный сотрудник Петерсоновского института международной экономики, автор книги «Как Украина пришла к рыночной экономике и демократии» (2009 г.)

Перевод с английского Анны Макаровой, The New Times


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.