Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Взялись за козырек

19.01.2010 | Богомолов Алексей | № 01 от 18 января 2010 года

Реформа МВД забуксовала на старте

142-21-01.jpgСтране объявлено о начале реформы МВД. Сокращают милиционеров, пытаются ввести новые правила игры, но при ближайшем рассмотрении выясняется, что ее эффективность под большим вопросом. Почему?


Понимание необходимости реформы МВД к дуумвирату пришло не сразу, но после расстрела, учиненного в столичном супермаркете «Остров» главой УВД «Царицыно» майором Денисом Евсюковым, когда милиция в одночасье очутилась под увеличительным стеклом и каждое проявление некомпетентности, жестокости, а тем более коррупции, стало вызывать в обществе бурную реакцию, верхи поняли, что дальше медлить нельзя. Апофеозом полного развала и отсутствия какой-либо вертикали власти в МВД стала история, приключившаяся 31 декабря 2009 года, когда главе ГУВД Москвы Владимиру Колокольцеву пришлось в новогоднюю ночь лично извлекать из отделений задержанных на митинге в защиту Конституции. Среди прочих была задержана и 82-летняя правозащитница Людмила Алексеева. «Тогда стало понятно, что даже глава столичного ГУВД не контролирует действия начальников московских же ОВД, — говорит один из сотрудников центрального аппарата МВД. — Колокольцев требовал всех отпустить, а главы ОВД его приказы просто саботировали какое-то время, потому что ими руководят откуда угодно: из ФСБ, Генпрокуратуры, СКП — только глава ГУВД им не указ».

Пустая касса

Старт милицейской реформы не обошелся без конфуза. За день до прямого эфира, в котором Медведев собирался подвести итоги года и объявить о реформе, министр финансов Алексей Кудрин решил подстраховаться и на пресс-конференции заявил, что важнейшая часть реформы — полная федерализация милиции — в настоящее время невозможна, поскольку требует ни много ни мало 200 млрд рублей. Денег на это сейчас нет. На следующий день, 24 декабря, Медведев ограничился тем, что пообещал «сегодня подписать указ» и не стал вдаваться в подробности — уж слишком «кастрированным» этот указ получился.
При ближайшем рассмотрении ничего революционного реформа в себе не несет, а все изменения уже обкатаны на примере Москвы. Столица была выбрана испытательным полигоном будущей реформы, и, собственно, назначенный в сентябре 2009 года на пост главы ГУВД Москвы генерал-майор Владимир Колокольцев первые четыре месяца работы на новом месте занимался эдаким экспериментаторством.

Подопытная Москва

Уже в ноябре-декабре он сократил управленческий аппарат округов и главка, укрепив райотделы. Каждый район дополнительно получил 10–15 сотрудников групп немедленного реагирования, которые должны выезжать на вызовы. По задумке, за счет укрепления криминальной милиции должна снижаться нагрузка на участковых, и вместо расследования краж и угонов они должны начать заниматься своим непосредственным делом — профилактикой преступности. Еще одно столичное нововведение, нашедшее отражение в президентском указе: совершенствование системы отбора кандидатов для службы в органах МВД — введение персональной ответственности начальников за действия рекомендованных ими подчиненных. Когда три пьяных милиционера около метро «Кузьминки» были задержаны за убийство выходца из Абхазии, не только они сами были уволены приказом начальника ГУВД, лично приехавшего на их задержание. Командир их полка был также немедленно отстранен от должности. Впрочем, далеко не все опрошенные The New Times эксперты считают эту меру действенной. «Высокое начальство на каждую жалобу о милицейском беспределе реагировать не может, — говорит собеседник в центральном аппарате МВД. — Раньше милиционерам приходилось откупаться от проверок самим, чтобы закрывали глаза на их грешки, теперь откупаться за себя и своего подчиненного придется начальству. Так что единственный результат — проверяющие станут брать больше». Это же относится и к другому милицейскому нововведению. По нему все звонки в службу «02» с сообщениями граждан о незаконных действиях людей в погонах не просто фиксируются и передаются в управление собственной безопасности, как было раньше. По этим звонкам выезжает группа со следователем или дознавателем, проводится работа с заявителем, поиск свидетелей, доказательств, начинается полноценное расследование. Статистический итог этого эксперимента по итогам первых двух месяцев: число звонков с сообщениями о неправомерных действиях сотрудников милиции в Москве с 20–25 в сутки снизилось до 4–6. Но эксперты связывают это не с эффективностью принятой меры, а с первым испугом, который вскоре пройдет, и все вернется на круги своя.

Далее без палок

Главным достижением стартовавшей реформы должен стать отказ от печально знаменитой «палочной системы». Пресловутый приказ МВД РФ № 650 от 5 августа 2005 г., посвященный вопросам оценки деятельности органов внутренних дел, будет отменен. Будут внесены изменения в основанные на этом приказе документы региональных органов власти о стимулировании сотрудников органов внутренних дел. Конечно, в приказе № 650 есть и множество позитивных моментов: например, декларирование отказа от такого показателя, как «общий процент раскрываемости преступлений».* * П.5.1. Приложения № 2 к приказу № 650 — «Инструкции по оценке деятельности органов внутренних дел». Но как в 2006 году, так и позднее, милицейские начальники продолжали упоминать отмененный «процент раскрываемости» в своих докладах и отчетах. А вот «палочная система», то есть установление планов по поимке преступников и требование к милиционерам «сохранять общую положительную динамику», — это полный анахронизм, но вопреки здравому смыслу и в соответствии с приказом № 650 еще действующий. Местные органы власти, которые содержат милицию общественной безопасности, после принятия приказа № 650 разработали систему премирования сотрудников милиции. Например, в приложении к постановлению правительства Тюменской области № 309 встречались крайне интересные примеры и цифры. Скажем, милиционер патрульно-постовой службы мог получить 500 руб. единовременно за задержание лица, находящегося в розыске, 500 руб. в месяц за выявление не менее 30 административных правонарушений в городе или 10 в сельской местности. 3 тыс. рублей премии было положено за изъятие наркотиков, если это послужило поводом для возбуждения уголовного дела, столько же выплачивалось за раскрытие каждого преступления, совершенного в общественном месте, либо сочтенного особо тяжким. Главная проблема этого постановления заключалась в том, что 3 тыс. рублей для милиционера, которому удалось поймать наркодилера с поличным, — это копейки. По негласной таксе «отпускные» в таком случае составляют в небогатых регионах от 100 тыс. до 300 тыс. рублей единовременно, а в крупных городах — от 500 тыс. рублей. За раскрытие угона или кражи автотранспорта в той же Тюмени гаишник получит премию 3 тыс. рублей (за «нераскрытие» угонщики платят от 30 тыс.), за поимку 5 пьяных водителей — 1 тысячу («отпускные» — от 45 тыс. рублей в каждом случае, то есть в сумме в 220 раз больше премиальных).
В будущем работу милиционеров оценивать «палочным» методом перестанут. Согласно президентскому указу, в 3-месячный срок должна быть сформирована «научно обоснованная система оценки деятельности органов внутренних дел Российской Федерации». Главный вопрос теперь в том, что собой будет представлять эта «научно обоснованная система».

Люди и деньги

Обольщаться по поводу объявленного президентом 20-процентного сокращения штата МВД также не стоит. В 2010 году будут сокращены примерно 13%, достигнуто это будет за счет ликвидации вакантных должностей, выхода части офицеров на пенсию и, в теории, избавления от некомпетентных сотрудников. Рядовые милиционеры при этом допускают, что коррумпированные начальники, наоборот, воспользуются этим сокращением для увольнения чересчур независимых сотрудников. Остальные 7% придутся на 2011 год, право «остаться» надо будет «заслужить». В ближайшее время упразднят два департамента — обеспечения правопорядка на транспорте и обеспечения правопорядка на закрытых территориях и режимных объектах. Планируется, что в 2010 году будут закрыты или объединены с другими некоторые учебные заведения в системе МВД.
При этом решение финансовых вопросов 517 тыс. сотрудников милиции общественной безопасности, отрядов ДПС, подразделений особого назначения отложено, как следует из президентского указа, аж на 2012 год. Денег на повышение денежного довольствия сотрудников в стране нет. Расплывчато президент пишет и о решении квартирного вопроса. «Но без улучшения финансового положения сотрудников и повышения их социального статуса реформа невозможна, — уверены эксперты. — Только таким путем можно мотивировать милиционеров не брать взятки». Никак не решается и другая проблема: чтобы реформировать систему, необходимо уничтожить, разорвать ныне существующие связи, группы и кланы внутри МВД. Руководство МВД обещает, что в 2010 году начнется беспрецедентная ротация руководящих кадров: начальники многих главных управлений, просто управлений и более мелких подразделений будут переведены в другие регионы либо на другую, не связанную с предыдущей, работу. Но ситуацию даже такая ротация не спасет. По информации The New Times, когда реформа только замышлялась, Дмитрий Медведев поручил Игорю Юргенсу и руководимому им ИНСОРу подготовить предложения по реформе с учетом опыта других стран. Проект радикальной реформы был разработан. Учли не только чужой опыт, но и проект реформы, разработанной еще в 2000 году и так и не осуществленной. По нему милицию предлагалось разделить на два независимых друг от друга ведомства: федеральную милицию и муниципальную (что-то вроде службы шерифов). Предлагался также проект демилитаризации внутренних войск МВД. Но все предложения были зарублены на корню силовиками, которые выступили единым фронтом против радикальной реформы на Совете безопасности. «Николай Патрушев, Александр Бортников, Виктор Иванов доказывали, что реформа скажется на боеспособности МВД, а ему надо разгонять народ в случае волнений и роста социальной напряженности, — рассказал The New Times источник, участвовавший в разработке проекта реформы. — Силовики придумали страшилку о том, что кто-то где-то пойдет на штурм Кремля, и рубят под этим предлогом все инициативы. Они и сами боятся этой страшилки: взять хоть последний внесенный в Госдуму закон, предусматривающий за перекрытие митингующими федеральных трасс срок до двух лет лишения свободы. Стартовавшая реформа носит бессистемный характер. По большому счету, это и реформой-то назвать нельзя».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.