Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Снять Муху

20.01.2010 | Барабанов Илья | № 01 от 18 января 2010 года

Дагестан ждет нового руководителя

Между сыном и юристом.
В ближайшие дни Дмитрий Медведев определится с кандидатурой нового президента Дагестана. С вероятностью 99% нынешний глава республики Муху Алиев переназначен не будет. Кто возглавит один из самых проблемных регионов страны — разбирался The New Times


О том, что сохранить свой пост ему не удастся, президент Дмитрий Медведев сообщил Муху Алиеву на встрече в Кремле 11 января. Во всяком случае об этом уверенно говорят источники в администрации президента, в то время как официально встреча была посвящена вопросам безопасности и борьбе с преступностью. 6 января в Махачкале террорист-смертник взорвал себя у въезда на территорию базы ГИБДД: пять милиционеров погибли, более 20 человек получили ранения. Этот очередной громкий теракт окончательно переполнил чашу терпения Кремля, хотя неспособность Муху Алиева контролировать ситуацию в республике была очевидна уже давно. Вспомнить хотя бы убийство главы республиканского МВД Адильгирея Магомедтагирова в июне 2009 года (The New Times подробно писал об этом в № 26 от 6 июля 2009 года) или скандальные выборы мэра Дербента, результаты которых были отменены по решению суда.

Месяцы раздумий

Времени на раздумья у Дмитрия Медведева было достаточно: список потенциальных кандидатов на пост президента Дагестана был представлен ему председателем Высшего совета «Единой России» Борисом Грызловым еще два месяца назад, 19 ноября 2009 года. «Мы подготовили пять кандидатур на наделение правами президента Республики Дагестан, — сказал на встрече с Медведевым Грызлов, — сюда входит и действующий президент республики Муху Алиев. Всего пять кандидатур». «И три Магомедовых», — мрачно пошутил Медведев. «Да, и четыре члена партии и один сторонник «Единой России», — невозмутимо парировал Грызлов.
142-28-010.jpgСписок «Единой России» удивлял даже не наличием трех Магомедовых, а отсутствием в нем действительно популярных в Дагестане политиков, претендовавших на то, чтобы сменить Алиева в президентском кресле. Не было в списке ни главы Кизлярского района, олимпийского чемпиона по вольной борьбе Сайгида Муртазалиева, чьи позиции сильны на севере республики, ни главы Сулейман-Стальского района, бывшего прокурора Дагестана Имама Яралиева, которого поддерживают на юге, ни мэра Махачкалы Саида Амирова, считающегося одним из самых влиятельных людей в регионе. Вместо них в предложенном Медведеву перечне помимо президента Муху Алиева были: заместитель председателя правительства Дагестана Магомед Абдуллаев, советник председателя Совета Федерации Магомед Магомедов, депутат Народного собрания республики Магомедсалам Магомедов и руководитель республиканского Управления федерального казначейства Сайгидгусейн Магомедов. Этот список настолько шокировал депутатов Народного собрания Дагестана, что они даже пошли на демарш, предложив Медведеву провести дополнительные консультации: «Не все кандидатуры отвечают предъявляемым к ним требованиям, то есть обладают авторитетом, деловой репутацией, опытом публичной деятельности, необходимой для замещения этой должности», — написали парламентарии в открытом письме Медведеву. В Махачкалу срочно вылетели представители генсовета партии власти — скандал удалось замять.

Выбор из пяти зол

Из пяти предложенных президенту кандидатов наиболее слабыми, помимо президента Алиева, считаются Магомед Магомедов и Сайгидгусейн Магомедов. Первый, бывший сенатор от Смоленска, а ныне советник Сергея Миронова, не имеет в республике хоть сколько-то значимых связей, чтобы взять ситуацию в Дагестане под контроль. Хотя именно отсутствие связей может сыграть ему на руку, если Москва решит сделать ставку на «варяга». Второй пользуется, как говорят, поддержкой влиятельного гимринского клана и даже одно время входил в список потенциальных преемников другого бывшего главы республики — Магомедали Магомедова, но засветился в так называемом Северном альянсе: в 2004 году в него вошли руководители северо-западных муниципальных образований Дагестана, находившихся в жесткой оппозиции к Махачкале. К тому же возглавляемое им казначейство считается одним из самых коррупционных ведомств в республике.
«Темной лошадкой» и для наблюдателей, и для дагестанской элиты оставался до последнего дня Магомед Абдуллаев. На пост зампреда правительства он пришел лишь осенью 2009 года, а до этого, на стыке 1990/2000 годов, преподавал право в Санкт-Петербурге. Именно это обстоятельство дало повод говорить, что Абдуллаев имеет какие-то особые отношения с Дмитрием Медведевым. По некоторым данным, он учился в аспирантуре ЛГУ, когда Медведев там преподавал. О биографии Абдуллаева сведений очень мало, но свою педагогическую карьеру он начал не в родном для президента ЛГУ, а на кафедре теории права и государства в Университете МВД.

Возвращение «семьи»?

Наиболее перспективной кажется кандидатура Магомедсалама Магомедова. Во-первых, он пользуется поддержкой олигарха Сулеймана Керимова. «Он более чем кто-либо подходит под критерии президента Медведева: молод, активен, экономист-бизнесмен, — уверен главный редактор дагестанской газеты «Настоящее время» Ханжан Курбанов, — имеет опыт142-28-02.jpg политической работы, поскольку участвовал в нескольких созывах местного парламента. К тому же у него неплохие связи как внутри республики, так и в Москве». Связи в столице Магомедсалам Магомедов получил во многом благодаря своей семье. Он сын Магомедали Магомедова, который занимал пост главы Госсовета Дагестана без малого 16 лет — с 1990 по 2006 год, когда Владимиру Путину пришла в голову идея реформировать вертикаль дагестанской власти и ввести пост президента, который занял Муху Алиев. «В случае возвращения «семьи» к главному рычагу управления инициированную Москвой реформу можно считать проваленной, — говорит один из депутатов Народного собрания Дагестана. — Новая вертикаль не заработала, а уж стабильности при Магомедали Магомедове в республике было значительно больше, чем сейчас, и это при том, что в соседней Чечне полыхала одна война за другой». Наконец, этот кандидат подходит и по так называемому «кровному» признаку. Посты президента, главы правительства и спикера парламента в Дагестане традиционно делят между собой представители трех крупнейших народностей — аварцы, даргинцы, кумыки. Национальные квоты применяются и при разделе портфелей в кабинете министров или формировании парламента, только тогда в игру вступают и представители национальных меньшинств — лакцы, лезгины, русские. Дагестаном последние полвека правили поочередно аварцы и даргинцы. Председателя Госсовета даргинца Магомедали Магомедова сменил аварец Муху Алиев. В феврале 2010 года его по правилам должен сменить даргинец. Из пяти предложенных Медведеву кандидатов даргинцем является лишь Магомедсалам Магомедов, остальные четверо — аварцы.
Свой выбор президент России, скорее всего, будет делать именно между Магомедсаламом Магомедовым и Магомедом Абдуллаевым. И выбор этот, судя по тому, что президент затянул с ним до самых последних дней отведенного ему законом срока, не из простых.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.