#Сирия

Поединки над Евфратом

18.12.2017 | Александр Гольц, военный обозреватель The New Times

Противостояние авиации России и США в сирийском небе гораздо опасней, чем может показаться на первый взгляд

756479.jpg

Фото: wallgen.ru

Глупо подозревать, когда все очевидно, писал Ежи Лец. Вопрос о том, вступили ли Россия и Запад в новую Холодную войну, все реже обсуждается специалистами. Все и так ясно. Деградация мер взаимного военного доверия, нарушение договоров, гонка вооружений, операции по разложению войск и населения потенциального противника, война разведок и контрразведок — эти элементы военного противостояния уже стали непременными во взаимоотношениях Кремля и окружающего мира.

В последнее время весь этот «спектр противостояния» естественным образом был дополнен поединками в воздухе над территорией третьих стран. Судя по сообщениям СМИ, такие схватки происходят сейчас в сирийском небе. Сначала в российской печати появились довольно хвастливые сообщения о том, как наш истребитель Су-35 «перехватил» американский сверхсовременный самолет пятого поколения F-22, который был якобы вынужден позорно ретироваться. Вскоре последовала американская «ответка»: СNN сообщило, что F-22, отстреливая тепловые шашки, не позволил паре российских штурмовиков Су-25 войти в беспилотную зону в районе Евфрата.

Сомнительные успехи

«Победы» в таких поединках, на которых, как водится, настаивает каждая из сторон, более чем сомнительны. Так называемый «перехват» состоит в том, что самолеты сближаются, захватывают «врага» в прицелы и с помощью маневрирования пытаются помешать тому выполнить свою задачу. Все это имеет лишь косвенное отношение к настоящему воздушному бою, если таковой, не дай бог, случится между российскими и американскими самолетами. В этом случае решающую роль будет играть максимальная дальность авиационных ракет, а вовсе не способность к маневрированию с использованием фигур высшего пилотажа, чем постоянно хвалятся российские летчики.

В 2017 году Россия дважды приостанавливала действие соглашения о безопасности полетов: после нанесения американского ракетного удара по сирийской авиабазе Шайрат и после уничтожения сирийского Су-22 южнее Ракки. Правда, всякий раз без особого шума возвращалась к сотрудничеству

Когда два года назад Россия начинала военную операцию в Сирии, там уже действовала авиация международной коалиции, которую возглавляют США. Кремль использовал тогда угрозу инцидентов в воздушном пространстве ближневосточной страны, чтобы заставить Вашингтон разговаривать с собой. И президент США Барак Обама был вынужден пойти на переговоры с Путиным. В результате в 2015 году была выработана договоренность о взаимном информировании о действиях в воздушном пространстве и предотвращении возможных инцидентов. Москва пыталась пользоваться этой договоренностью как средством давления. В 2017 году Россия дважды громогласно приостанавливала действие соглашения о безопасности полетов: после нанесения американского ракетного удара по сирийской авиабазе Шайрат и после уничтожения сирийского Су-22 южнее Ракки. Правда, всякий раз без особого шума возвращалась к сотрудничеству. По простой причине: другого средства давления на Вашингтон у Москвы нет.

756482.jpg
Российский истребитель Су-35 Фото: vpk.name

Сейчас представители российского Минобороны заявляют, что у США нет никаких особых прав на сирийское воздушное пространство. Но если так, то, спрашивается, о чем же в таком случае договаривались два года назад российские и американские военные.

Причина нынешнего противостояния в сирийском небе очевидна. Сейчас, после объявленного 11 декабря Владимиром Путиным решения о выводе российской группировки из Сирии, при всяком обострении ситуации Москва будет обвинять Вашингтон в том, что американцы пригрели террористов из разгромленного ИГ*, чтобы усилить антиасадовскую оппозицию.

По сути, в Сирии сегодня продолжается демонстративное военное противостояние России и Запада, которое еще недавно наблюдалось в небе над Балтикой и Черным морем. Там российские самолеты сближались с истребителями натовских государств. Показательно, что в 2016-м возникла инициатива о необходимости для всех военных самолетов, летающих в Европе, обзавестись транспондерами — устройствами, сообщающими информацию о воздушных судах. Однако Кремль тут же попытался воспользоваться ситуацией и предложил собрать международную встречу экспертов в Москве. И тем самым попытаться продемонстрировать, что никакой изоляции России после аннексии Крыма и войны на Донбассе не происходит. Натовцы, естественно, отказались. В результате все кончилось ничем: транспондеры на самолетах так и не появились. Безопасность в очередной раз принесли в жертву конфронтационной конъюнктуре.

В сторону моря…

Время от времени Путин рекомендует своим оппонентам «уйти в сторону моря». Вряд ли он знает, что эта армейская прибаутка появилась из сообщений ТАСС пятидесятых годов прошлого века. Тогда поединки между советскими и натовскими самолетами были регулярной практикой. В случае, если победа была за истребителями СССР, ТАСС бесстрастно сообщал, что попытка нарушения воздушного пространства пресечена и самолет-нарушитель «ушел в сторону моря». Формула была использована и в 1983-м, когда ТАСС передал первое сообщение о сбитом южнокорейском «Боинге»: опытные люди мгновенно поняли, что самолет уничтожен и пассажиры погибли.

Остановить конфронтацию в воздухе сегодня может только выдержка военных руководителей. Ее пока что продемонстрировал лишь американский министр обороны Джеймс Мэттис, который пообещал разобраться с пилотами, «шалившими» в сирийском небе

По неполным данным, в период с 1950 по 1983 год были зафиксированы не менее 40 случаев применения оружия самолетами ВВС СССР и НАТО друг против друга. Эти случаи не включают в себя боевые действия во Вьетнаме, Корее и на Ближнем Востоке. Как считают военные эксперты, в реальности боевых столкновений было значительно больше, но многие инциденты замалчивались обеими сторонами во избежание эскалации конфликта. Согласно американским официальным данным, погибли и пропали без вести около 150 американских пилотов.

756481.jpg
Американскй многоцелевой истребитель F-22
Фото: wallpaper-house.com

Остановить конфронтацию в воздухе сегодня может только выдержка военных руководителей. Ее пока что продемонстрировал лишь американский министр обороны Джеймс Мэттис, который пообещал разобраться с пилотами, «шалившими» в сирийском небе. В настоящее время действует лишь заключенное Москвой и Вашингтоном в 1972 году соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним. Тогда стороны обязались «не допускать: имитации атак путем имитации применения оружия по самолетам, любым кораблям, выполнения различных пилотажных фигур над кораблями и сбрасывания вблизи них различных предметов таким образом, чтобы они представляли опасность для кораблей или помехи для мореплавания». Это значит, что, строго говоря, подобного рода действия над сушей даже формально не ограничиваются.

Впрочем, даже наличие такого соглашения не предотвратило недавних инцидентов в балтийском и черноморском регионах. И вряд ли они прекратятся в ближайшем будущем. Ведь тот же опыт Холодной войны показывает: взаимные провокации в воздухе заканчиваются не раньше, чем заканчивается военное противостояние между государствами в целом.

* ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство» — организация, запрещенная в России как террористическая


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.