#Фактчекинг

#Путин

Лукавые цифры Путина

14.12.2017 | вопросы: Константин Гликин

Глава Экспертной экономической группы Евсей Гурвич — о различиях между реальной экономикой и той, что видится Путину

857467.jpg

Фото: hse.ru

Проблемы роста

NT: Президент заявил, что ВВП вырос на 75% с 2000 года. Это действительно достижение?

Евсей Гурвич: На самом деле, за 17 лет (2000–2016 годы) рост даже больше — 88%. Но это все равно не так уж много. Это 3,8% в год, то есть примерно соответствует среднемировым темпам роста экономики. А страны нашей категории, те, что называют формирующимися рынками, растут в среднем даже больше. Важный вывод состоит в том, что если «очистить» результаты от влияния колебаний цен на нефть, то рост экономики у нас замедляется. Например, когда мы берем показатели за последние 12 лет (в 2005 году цены были такие же, как в 2016-м), то получаем средние темпы роста ВВП в 2,5%. А это уже заметно ниже и среднемировых показателей, и тем более стран нашей категории.

В будущем же ожидается дальнейшее замедление роста российской экономики. По прогнозам МВФ, в ближайшие 5 лет наш рост будет составлять лишь 1,5% в год. Негативная тенденция очевидна. Сам президент недавно ставил задачу довести темпы экономического роста к 2020 году до среднемировых. Это очень тяжелая задача, если вообще выполнимая. Во всяком случае, добиться данной цели можно лишь за счет сверхэнергичных реформ, проводимых по широкому фронту.

NT: Правда ли у нас, как говорит президент, наблюдается значительный рост во многих отраслях — в частности, в сельском хозяйстве?

Сельское хозяйство у нас — действительно достаточно успешная отрасль. Но все равно рост не потрясает воображение: в 2015–2016 годах он составлял 3–3,5%. Кроме того, эта отрасль мало что решает, так как доля сельского хозяйства в нашей экономике всего 4%.

Рост промышленности тоже наблюдается, но и он небольшой. В прошлом году — всего 1,3%.

«Сам президент недавно ставил задачу довести темпы экономического роста к 2020 году до среднемировых. Это очень тяжело, если вообще выполнимо. Добиться этого можно лишь за счет сверхэнергичных реформ»

NT: Действительно ли произошло удвоение прямых иностранных инвестиций? Есть ли тут качественный сдвиг?

В 2016 году они, действительно, выросли, составив $32 млрд, из которых $11 млрд дала приватизация «Роснефти» (то есть разовое событие). Это существенно больше, чем в 2015 году, но все равно намного меньше, чем было до введения против России финансовых санкций. С 2011 по 2013 год приток прямых иностранных инвестиций составлял в среднем более $50 млрд в год.

Цифры и «пряники» 

NT: Президент допустил повышение пенсионного возраста. Он даже упомянул цифры — 63 и 65 лет. Как вы смотрите на эту проблему?

И я, и другие эксперты давно говорили, что это необходимо и неизбежно произойдет. Это общепринятая практика, среди постсоветских стран лишь две еще не повысили пенсионный возраст — Россия и Узбекистан. Нам важно это сделать, так как растет продолжительность жизни, да и продолжительность здоровой, активной жизни. Страна, где продолжительность жизни повышается, а пенсионный возраст не растет, рано или поздно обанкротится. То, что президент впервые допустил такую меру, — большой прогресс, открывающий дорогу принятию решения. При этом во всем мире повышение пенсионного возраста политически труднейшая тема. Обычно перед выборами все ее старательно избегают. После выборов, я думаю, нам неизбежно придется это делать.

NT: Как эта реформа может помочь российской экономике?

Она поможет одновременно и бюджету, и самим пенсионерам, и бизнесу. Если ничего не делать, то либо у нас будет увеличиваться разрыв между пенсией и зарплатой, либо все бюджетные деньги будут идти на пенсии. Реалистично предположить, что на пенсии будут перемещаться расходы из других статей бюджета и разрыв между доходами пенсионеров и работников будет расти. Возможно, придется также повышать налоги, чтобы свести концы с концами. Все это плохо и нежелательно. Мы можем избежать всех этих проблем. Поэтому реформа крайне важна для стабильности экономики.

«Во всем мире повышение пенсионного возраста политически труднейшая тема. Обычно перед выборами все ее старательно избегают. После выборов, я думаю, нам неизбежно придется это делать»

NT: Путин заявил о том, что нужно освободить около 42 млн человек от налоговых задолженностей. Речь идет, по его словам, о 41 млрд руб. Грамотный ли это будет шаг?

В принципе это нехорошо, так как подрывает налоговую дисциплину. Люди начинают надеяться, что и в следующий раз им простят долги, и поэтому слабеют стимулы к уплате налогов. Понятно, что должники будут довольны. При этом для бюджета такая сумма ощутима, но не смертельна (тем более что значительная часть задолженности, скорее всего, никогда не будет уплачена). В целом данный ход очевидно политически мотивирован — это явный «предвыборный пряник».

Темпы не впечатляют

NT: Обсуждая российскую экономику, Путин употребил выражения «устойчивый рост», «устойчивая финансово-экономическая ситуация» и похвалил правительство. Согласны ли вы с такой оценкой?

Макроэкономическая ситуация у нас, действительно, устойчивая, хотя падение цен на нефть создало очень серьезные проблемы. В реальном выражении бюджетные доходы упали на четверть, то есть в федеральном бюджете образовалась очень серьезная «дыра». Но правительство достаточно твердо провело бюджетную консолидацию.

С другой стороны, были значительный всплеск инфляции и дестабилизация на валютном рынке. И опять же правительство и ЦБ взяли ситуацию под контроль. Сейчас у нас восстановлена макроэкономическая стабильность, доверие инвесторов, действительно, повысилось, начался приток инвесторов на рынок госдолга. Вот только темпы роста экономики не впечатляют. Если долго будут сохраняться темпы роста, как прогнозирует МВФ, в 1,5%, то мы не только не сократим отставание от развитых стран, но и позволим догнать нас тем, кого пока еще опережаем. Это, конечно, совсем не то, о чем можно мечтать.

NT: Президент защитил позицию главы ЦБ и ее жесткую политику. Что вы думаете о таком подходе?

Политика, проводимая Центробанком, в целом верная. Бизнесу хочется дешевых денег, но отчасти он был развращен сравнительно недорогими деньгами, доступными в последние годы. Судя по всему, Владимир Путин доверяет руководству ЦБ и не вмешивается в их политику, не «давит» на них. Это признак здоровой ситуации, характерной для развитых стран. Многие критикуют ЦБ, утверждая, что происходит огосударствление банковской системы. Упоминается вхождение ЦБ в капитал нескольких крупных банков — «Открытия», Бинбанка. Но это вынужденная мера. Если и можно ЦБ в чем-то упрекать, так только за то, что он не предотвратил возникшие проблемы этих структур.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.