Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Политика

Шесть месяцев лишения свободы условно и денежный штраф в размере 45 тысяч евро...

05.03.2007 | Микулик Сергей | № 04 от 5 марта 2007 года

Шесть месяцев лишения свободы условно и денежный штраф в размере 45 тысяч евро не помешают Гусу Хиддинку продолжить работу со сборной России.


 

Помните, как во всеми любимом фильме «Берегись автомобиля» Анатолий Папанов в зале суда утешает дочь: «Ничего, найдешь себе другого, честного»? Один злобный голландский прокурор, когда требовал для Хиддинка десять месяцев тюрьмы, видно, очень хотел, чтобы российские футбольные деятели срочно занялись поисками честного тренера, ведь за эти самые месяцы, то бишь до конца года, Хиддинк обязался вывести нашу сборную в финальную часть чемпионата Европы, а сидя в тюрьме, сделать это ему было бы несколько затруднительно. А чтобы у сидельца все это время настроение было совсем отвратительным, тот же прокурор хотел навесить тренеру еще полтора миллиона евро штрафа — и это за утаенные от казны налоги всегото за два года. Но адвокатам Хиддинка один год из этих двух удалось отбить, а за второй наказание вышло не таким уж и страшным. Свободу Гусу Хиддинку!

Перед Россией, кстати, голландец более чем чист: еще на самом начальном этапе переговоров он предупредил потенциальных работодателей, что с голландскими налоговыми службами у него могут быть «неприятности». Наши порешили, что в самом худшем случае обойдется штрафом, не сильно обременительным для Гуса с его двухмиллионной годовой зарплатой. Но когда запахло сроком, все слегка напряглись — наняли раз в жизни иностранца, а по нему, оказывается, тюрьма плачет. Своито, может, и тренируют поплоше, зато перед законом все до единого чисты. Да и вообще в РФС целых два эксперта по налоговым вопросам работают — проколы исключены. Вы вообще когда-нибудь слышали, чтобы у российских тренеров были проблемы с налогами?

А я вот слышал. За десять лет до приезда Хиддинка в Россию дело было. Сборная тогда хоть и прорвалась на Евро-96, но выступила там не ахти. Проигравший тренер Романцев скажет потом, что в команде его собрались не футболисты, а сплошные рвачи, озабоченные только размером премиальных и ничем иным (как будто не сам он людей этих отбирал). Этими же премиальными возьми да и заинтересуйся налоговая одна комиссия. Да и выясни, что в отборочном цикле, зарабатывая деньги, футболисты и тренеры ни с кем не делились. Не платил тогда налогов никто и никому. Не принято было.

Когда комиссия спросила: «Как же так?», ей ответили, что было распоряжение, да не кого-нибудь, а самого премьер-министра Черномырдина — все премиальные идут «чистыми». Комиссия попросила распоряжение это предъявить, но ей сказали, что было оно устным. Комиссию это не устроило — она въедливо подсчитала, сколько каждый должен внести в казну, и посоветовала сделать это побыстрее, пока дело не получило ненужную огласку.

Виктор Степанович Черномырдин слыл в спортивном мире чемпионом по обещаниям. Однажды он пообещал сборной победу, которая ему приснилась, а потом и премиальные без налогов

Тут надо сказать, что Виктор Степанович Черномырдин слыл в то время в спортивном мире чемпионом по обещаниям. «Спартаку» стадион нужен — не вопрос, готовьте бумаги, и все у вас будет. Сборную чем-то поощрить — скажу «ЛогоВАЗу», и они каждому по машине подкатят. А однажды премьер-министр пообещал сборной победу. Это было летом 94-го, на чемпионате мира в городе Детройте. Пришел по-простецки перед игрой со шведами в раздевалку и рассказал, что видел нынче ночью уже эту игру во сне: победа будет за нами, счет — 2:0, при этом, по версии В.С., противник еще и забьет первым. Игроки засомневались: как так, этот гол не засчитают, что ли? Премьер загадочно улыбнулся. А люди в раздевалке перевозбудились и «сгорели» — 1:3.

И о налоговом своем обещании Черномырдин в суете премьерских дел как-то позабыл. И тренер Игнатьев оказался в довольно интересном положении: с одной стороны, он должен был вернуть в команду перессорившихся с Романцевым, а с другой — объявить им некоторые суммы, к которым их приговорили налоговики. А суммы были, доложу вам, серьезными.

Помню, как сидели мы с одним из тренеров той сборной, готовым пойти на компромисс с налоговиками. С него пытались взыскать 45 тысяч долларов, поскольку евро тогда еще не придумали, — он соглашался выплатить 25. И я у него интересовался: что, с государством, оказывается, вот так можно торговаться?

«А пошло оно, государство это, — был ответ. — Наобещают с три короба, а потом все взад отыгрывают. Я, что ли, просил их от налогов освобождать? А теперь такие бабки выкладывай. Четвертак им отдам, если совсем прижмут, и больше ни копейки. Кстати, про машины те, логовазовские, помнишь? То их дарить собирались, а теперь выясняется, что надо за полцены выкупать».

Вот, к слову, задачка для голландских налоговиков: как с человека, расписывавшегося в ведомости за 300 (просто триста, а не тысяч) долларов зарплаты, могло набежать на полсотни тыщ налогов? Тут Хиддинк со своим фиктивным бельгийским адресом отдыхает.

Но кончилось тогда все, однако, удачнее, чем у Гуса. Кто надо объяснил кому надо в правительстве, что мы эдак сборную потеряем — при всем своем декларированном патриотизме люди сюда все-таки зарабатывать деньги приезжают, а не наоборот. И ограничилось все какими-то символическими выплатами, а на отвоеванный «четвертак» была куплена такая машина, что все козни плутоватого «ЛогоВАЗа» враз были забыты.

Поэтому зря этот Хиддинк сейчас платит налоги в Голландии — таково, говорят в РФС, было его пожелание. Нет бы с предшественниками посоветоваться, а то так всю жизнь на казенном «мерсе» и проездишь.

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.