Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Профессор Кудрин предложил новую концепцию нефтегазового бюджета

05.03.2007 | Кудрин Алексей | № 04 от 5 марта 2007 года

Профессор Кудрин предложил новую концепцию нефтегазового бюджета. Речь идет о фонде, который после исчерпания ресурсов позволит поддерживать некий постоянный уровень потребления.

Алексей Кудрин
министр финансов, профессор Высшей школы экономики

 

Почему наши доходы — существенно уменьшатся — ...Темпы добычи нефти и газа в ближайшие годы существенно упадут. Дело в том, что мы сейчас работаем, как правило, на уже начатых разработках и месторождениях, и того прироста, который был на пике экономической активности России, больше не будет, мы вышли на предел нашей добычи, и в ближайшие годы прирост добычи нефти и газа будет не больше 2 — 3%, то есть будет меньше прироста экономики в эти же годы — 5 — 6%. Это означает, что добывающий сектор будет тянуть вниз прирост ВВП. Темпы прироста экспорта нефти и газа тоже будут снижаться. Доля товаров ТЭК в экспорте при этом существенно возросла с учетом высоких цен на нефть и на сегодняшний день достигает 63,3%, что говорит о преимущественно сырьевом характере нашего экспорта. Доля нефтегазовых доходов в составе бюджета выросла на недосягаемую высоту — до 32% в консолидированном бюджете страны, или до 44,5% в составе федерального бюджета. Если бы мы в нашем федеральном бюджете все эти деньги стали тратить и рассчитывать, что такая конъюнктура и такие доходы будут всегда, то, по-видимому, ошибались бы, потому что цены на нефть очень изменчивы, и начало этого года тоже показало, что мы уже ошиблись в прогнозе. При этом нефтегазовые доходы будут сокращаться в отношении к ВВП, причем очень большими темпами. Их доля сократится на 5 — 6% к 2010 году, если цена на нефть снизится до $50 за баррель. Это более или менее консервативный прогноз. Может быть и еще меньше цена, может быть больше, но тот прогноз, который принимается правительством России и многими аналитиками, говорит о том, что мы должны ориентироваться примерно на цену около $50 за баррель в 2010 году, а это означает, что наши доходы существенно уменьшатся. Они уменьшатся не только в связи со снижением цен на нефть, они уменьшатся в отношении к ВВП в связи с тем, что добыча газа и нефти растет медленнее, чем рост всей экономики, поэтому доля этого сектора также будет снижаться. И, наконец, есть еще фактор, связанный с курсом рубля, который, если он еще несколько в номинале укрепится, будет давать меньше дохода в рублях, соответственно, меньше в отношении к ВВП. Три фактора будут влиять на тенденцию уменьшения доходов нашего бюджета — это цена, это уменьшение доли этого сектора в нашей экономике и это курс. Впервые за последние годы мы вынуждены начать заимствовать на внутреннем или внешнем рынке, в основном на внутреннем, для покрытия расходов. Нашей экономике, которая очень серьезно зависит от углеводородных ресурсов, нужно быть готовой к вызовам, которые могут быть нам брошены пусть не через 10 лет, но, может, через 20 или 30. Как вести себя нашей экономике и прежде всего бюджету? Доля «не нефтегазовых доходов» в бюджете будет увеличиваться, притом что доля нефтегазовых доходов будет уменьшаться, но и общий объем будет тоже уменьшаться. Если взять все доходы, не связанные с нефтью и газом, и направить на расходы, сколько нам не хватит еще доходов? Мы в нашей методологии назвали это «не нефтегазовый дефицит», и он будет достаточно высокий, от 5,3 до 4% ВВП — как мы его будем закрывать? У нас возникает уникальная ситуация — с одной стороны, мы накапливаем стабилизационный фонд, а с другой стороны, заимствуем в экономике для увеличения расходов и платим за это процент, потому что увеличить количество денег в экономике не можем, и мы вынуждены на свои расходы брать из этой же экономики. Это финансовый план, который был одобрен в январе этого года. Сейчас я изложу предложение о переходе к другой методологии формирования нефтегазового баланса бюджета и использования нефтегазовых доходов на расходы... Концепция нефтегазового баланса бюджета должна представлять следующее: раздельный учет всех нефтяных, нефтегазовых и не нефтегазовых доходов, определение оптимальной величины нефтегазового трансферта, создание нефтегазового фонда из двух частей — из резервной части фонда сбережения и определения других источников покрытия финансирования не нефтегазового дефицита — сколько будем заимствовать для покрытия своих расходов. И источники этого нефтегазового фонда, то есть то, что мы относим к налогам, зависящим в полной мере от такой конъюнктуры, — это НДПИ на нефть и газ, ввозные пошлины на нефть и нефтепродукты, налог на прибыль от реализации нефтегазовой продукции, дивиденды и доходы «Вьетсовпетро». Сегодня я могу сказать, что эта методология в целом уже согласована министерствами и ведомствами. Соответственно, мы в первую очередь определяем объем резервного фонда, который страхует наши расходы бюджета. Давайте договоримся о некой нерастрачиваемой сумме, а потом будем говорить об остальных суммах, что с ними делать. Первая часть — это резервный фонд. Берем для начала $40 за баррель как некую среднюю долгосрочную цену. Если с 40 до 29 падает, то это примерно на три года мы хотим сбалансировать или застраховать выпадающие доходы, страховой полис на три года — это 7% ВВП. Если мы принимаем за долгосрочную основу среднюю цену $50, то 13,3% ВВП. А сколько же тратить? Мы исходим из того, что все запасы, которые мы поставили на баланс, будут иметь определенную тенденцию добычи, а добыча будет снижаться, это расчет Минприроды. Кстати, по данным Министерства природы, если мы не поставим новые запасы на баланс, то в 2046 году вся добыча исчерпается. Темп прироста ВВП принимается в среднем с учетом инерционного прогноза с 2022-го — 3%, хотя может быть больше. Прогноз инфляции после 2015 года — 3%, после 2030-го — 2,5%. Доходность резервного фонда и фонда сбережений будет разная — резервный фонд, это более консервативно размещаемые средства, будет в среднем 3,5%, более доходный фонд сбережений — 6,5%. — Сценарий на будущее — В этой связи дальше я должен сказать, что есть два сценария, как использовать эти средства. Первый сценарий — сберегаются все доходы, способ полного сбережения. Пример — Норвегия, она сберегает все доходы и живет на процент от размещения этих доходов на мировом рынке. Сегодня объем сбережения достиг 100% ВВП в Норвегии. Другие страны принимают правило постоянного потребления, постоянного трансферта, или правило средней цены. Оно ближе к тому, что было у нас с ценой отсечения. В настоящий момент мы говорим, что цена отсечения не обеспечивает стабильности формирования доходно-расходной базы бюджета, и мы должны были ее постоянно корректировать. У нас сейчас речь идет о создании фонда, который после исчерпания ресурсов, после 2046 года, позволит нам поддерживать некий постоянный уровень потребления.

Из лекции «Роль Стабфонда в обеспечении макроэкономической стабильности и расчет нефтегазового бюджета», прочитанной 28 февраля.

 

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.