Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

С кем скандалим?

05.03.2007 | Милов Владимир | № 04 от 5 марта 2007 года

С кем скандалим? Тайна тайн — по какому принципу российская власть выбирает себе и нам друзей и врагов за пределами Отечества. В друзьях — «нерукопожатные» лидеры террористических организаций — таких, как палестинская ХАМАС, или политики, обещающие своим народам то, через что мы сами уже так мучительно прошли, — вроде президента Венесуэлы Уго Чавеса. А ругаемся мы, напротив, с теми, кто является естеcтвенным союзником России, — с государствами бывшего СССР, с которыми у нас общая история, общий язык общения — русский, общие радости и общие горести в прошлом. Кому это выгодно? Или, напротив, бьет и по имиджу, и по карману?

Владимир Милов
президент Института энергетической политики

 

Российские власти традиционно объяс- няют свои весьма агрессивные действия на международной энергетической арене соображениями прагматизма, заботой об экономических интересах России. Добиваясь резкого повышения цен на газ на постсоветском пространстве, получения контроля над газотранспортными системами соседей, строя нефте- и газопроводы в обход стран, российские руководители утверждают: никакой политики здесь нет, дело исключительно в экономике.

Однако в реальности все оказалось несколько по-другому: потеря ряда рынков из-за чрезмерного прессинга, повышение транзитных тарифов сделали нетто-выигрыш как минимум скромным и несообразным масштабу раздутых конфликтов с соседями. Мало того: даже там, где удалось заработать, значительная часть прибыли досталась не России, а сомнительным посредникам, и строительство, например, газопроводов в обход «неудобных» для руководства России стран оказывается настолько дорогим мероприятием, что приведет к серьезным экономическим потерям.

Украине
— доплатили $730 млн —

Хотя многие подробности газового соглашения от 4 января 2006 года между Россией, Украиной и трейдером «РосУкрЭнерго» настолько непрозрачны, что делают детальные подсчеты невозможными, тем не менее некоторые результаты этого предприятия уже можно оценить.

По этому соглашению Украине пришлось приобрести 41 млрд кубометров туркменского газа, 8 млрд узбекского и 7 млрд казахстанского газа. Однако выгода от этого1 досталась вовсе не российскому «Газпрому», а компании «РосУкрЭнерго». Но мало этого: России пришлось еще и доплатить Украине около $730 млн в год за повышение тарифа на транзит газа (с $1,09 до $1,6 за тысячу кубометров голубого потока).

Пошли дальше. По соглашению «Газпром» переуступил «РосУкрЭнерго» право реэкспорта в Европу 15 млрд кубов законтрактованного прежде казахстанского и узбекского газа. Упущенная выгода «Газпрома» составила $1,9 млрд. Возможно, «Газпром» и добрал упущенные доходы, подороже продав «РосУкрЭнерго» 17 млрд кубов газа, однако — вот незадача! — эта самая «РосУкрЭнерго», согласно данным официальной финансовой отчетности самого «Газпрома», оказалась в минусе и по итогам девяти месяцев закончила прошлый год с убытком в $535 млн. В результате «Газпром», который контролирует 50% акций «РосУкрЭнерго», дивидендов тоже не получил.

В 2007 году к власти в Киеве пришел, как утверждают, «пророссийский» премьер Виктор Янукович, с которым на 2007 год Россия подписала контракт о поставке 55 млрд кубометров газа по цене $130 за тысячу кубов. Возможности для дальнейшего повышения этой цены ограничены: Украина вступает в очередной предвыборный период, и задирать цены на газ для «дружественного» премьера Кремлю будет весьма непросто. Зато давление «Газпрома» на Украину спровоцировало резкое повышение цены на туркменский газ: Ашхабад послушал российскую риторику, подумал, прикинул, подсчитал, сколько теряет от перепродажи туркменского газа Украине, и решил вернуть себе часть газовой ренты. Другими словами, устроив публичные разборки с Украиной, мы «научили» Туркменистан, от импорта газа из которого серьезно зависим, и разбудили его аппетиты. Результат — долгие и продолжительные аплодисменты со стороны ашхабадских товарищей: цена на туркменский газ выросла в 2,25 раза всего за девять месяцев.

В итоге покупаем газ у Туркменистана на туркмено-узбекской границе по $100, перепродаем Украине на российско-украинской границе по $130, а транспортировка обходится примерно в $30 — и в чем же здесь бизнес, если нетто-эффект от российско-украинского скандала всего лишь через год оказался равен нулю?

Белорусский конфликт
— испортил репутацию —

Газовый конфликт с Белоруссией принес «Газпрому» более явную выгоду. Дополнительные доходы «Газпрома» от повышения цены на газ в 2007 году составят за вычетом расходов на оплату транзита по территории Белоруссии $1 млрд. При этом «Газпром» взял на себя обязательства в течение четырех лет приобрести 50% акций газотранспортной компании «Белтрансгаз» за $ 2,5 млрд2, а взамен получает в собственность лишь 50% акций, в то время как белорусское правительство сохраняет «золотую акцию» и, по сути, командные высоты в компании.

Еще $500 млн в год Россия выиграла, добившись введения таможенной пошлины на экспорт российской нефти в размере $53 за тонну. Дополнительные $100 —150 млн пойдут на оплату выросших после кризиса ставок на транзит нефти через Белоруссию.

Однако эти выгоды были достигнуты ценой серьезного репутационного ущерба (перекрытие нефтепровода «Дружба»). Последствия проявятся позже в виде изменений условий контрактов с российскими компаниями и повышения уровня санкций в отношении наших экспортеров за подобного рода «нефтегазовое хулиганство». На политическом же уровне масштаб репутационных потерь огромен.

Азербайджан проживет
— без российского газа —

Борясь за резкое повышение цен на газ для стран СНГ, Россия потеряла ряд важных рынков сбыта газа. Прежде всего Азербайджан. Эта страна, богатая газом, пока лишь начинает разрабатывать собственные запасы и потому зависит от его импорта. Россия в одностороннем порядке разорвала заключенный ранее контракт с Азербайджаном и потребовала покупать российский газ по $230 (вместо $110). Тогда Азербайджан вообще отказался от покупки газа в России. Если учесть, что объем покупки газа в 2006 году составлял 4,5 млрд кубометров, Россия потеряла рынок емкостью примерно $720 млн в год. Кроме того, Азербайджан заявил еще и о намерении прекратить транзит своей нефти через территорию России по нефтепроводу Баку — Новороссийск: исходя из того, что в 2005 —2006 годах объемы перекачки нефти составляли около 4,5 млн тонн, это означает потерю Россией доходов от транзита на сумму более $70 млн в год.

Молдавия и Грузия
— задавлены ценами —

Что в активе? Увеличение цен продажи газа в Молдавию (суммарный рост доходов примерно на $160 млн в год) и Грузию — примерно 37 дополнительных миллионов долларов в первом квартале 2007 года. В эти страны мы поставляем немного газа (2,5 млрд кубометров в Молдавию и 1,5 — в Грузию), причем в результате российского ценового давления Грузия, подобно Азербайджану, может отказаться от дальнейших закупок российского газа, и мы потеряем рынок емкостью $150 —200 млн в год (контракт на покупку российского газа заключен лишь на первый квартал 2007 года).

— Итоги —

Шумная кампания по повышению цен на газ для постсоветских стран закончилась практически ничем:
получить дополнительную прибыль от поставок газа на Украину из-за спровоцированного роста цен на туркменский газ не удалось;
мы потеряли на росте транзитного тарифа;
увеличение доходов от продажи газа Белоруссии, Молдавии и Грузии почти уравновешивается потерей азербайджанского и возможной потерей грузинского рынка;
испорчены отношения с соседями;
нанесен репутационный ущерб России как партнеру на энергетическом рынке.

Неумение вести переговоры
— стоит $12,5 млрд —

Не менее противоречива и ситуация с транзитными трубопроводами. Нас уверяют, что строительство новых нефте- и газопроводов, позволяющих обойти транзитные страны — Украину, Белоруссию, Польшу, поможет минимизировать транзитные риски. Но какова цена этого?

История с «обходными» трубопроводами началась с отказа «Газпрома» строить вторую нитку газопровода Ямал — Европа по территории Белоруссии и Польши в пользу идеи строительства Северо-Европейского газопровода (СЕГ) по дну Балтийского моря. Причина? Разногласия «Газпрома» с польской стороной по поводу увеличения его доли в компании-операторе газопровода — Europolgaz — с 48 до 50% акций и приемлемого для «Газпрома» уровня транзитного тарифа. Работа над строительством второй очереди трубы Ямал — Европа3 фактически прекра- тилась. Решили строить североевропейскую нитку по дну моря, что обойдется в четыре раза дороже: как признал в ап- реле 2006 года «Газпром» — в $10,5 млрд. Однако очевидно, что цена эта еще вырастет за счет расходов на часть трубы, что пойдет под водой (около 2 тысяч км) до германского Грайфсвальда. Таким образом, общая стоимость проекта, скорее всего, составит не менее $15 млрд: другими словами, за то, чтобы наказать поляков и сделать приятное бывшему канцлеру Германии, а ныне сотруднику «Газпрома» Г. Шредеру, заплатим в лучшем случае $8 млрд, в худшем — все $12,5 млрд.

Такова стоимость неумения вести переговоры. При этом вовсе не факт, что тарифы на транспортировку газа по СЕГ в итоге окажутся ниже тех самых тарифов на перегон газа по территории Польши, вокруг которых разгорелся спор. Экономический смысл первоначального спора с Польшей, таким образом, полностью теряется.

Ну и что же в сухом остатке? А в сухом остатке — стране, то есть гражданам, придется заплатить, как показывают расчеты, немалые суммы в миллиарды долларов за непрофессионализм российского руководства и практикуемые им уличные методы коммерции. А ведь казалось, что время малиновых пиджаков прошло.

 

 

 

 

 

 

 

______________________________________________
1 Порядка $1,7 млрд за выче- том стоимости центральноази- атского газа и транспортных расходов.
2 По мнению мно- гих экспертов, цена завышена.
3 Строительство второй ветки обошлось бы примерно в $2,5 млрд.

 

 

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.