Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

СНГ по рублю

21.12.2009 | Васильева Кира | № 46, 47 от 21 декабря 2009


141-73-01.jpg

Зияющие высоты интеграции.
Москва создает очередное «ядро» постсоветского пространства стоимостью в миллиарды рублей. Во имя чего такие затраты — выяснял The New Times

С начала 2010 года на постсоветском пространстве заработает новая экономическая структура — Таможенный союз (ТС), в котором участвуют Белоруссия, Казахстан и Россия. Согласно официальным прогнозам, ожидаемый экономический эффект от создания ТС — $400 млрд к 2015 году. В официальных кругах «заинтересованных стран» на свеже­испеченный альянс делают большие ставки. Для создания «документальной базы» в проект вложено 5 млн рублей. Из российской, разумеется, казны.


Клон в клоне

О создании Таможенного союза заговорили внезапно и громко. На последнем саммите Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) 27 ноября в Минске президенты Белоруссии, Казахстана и России подписали ключевые документы о создании «тройки». Спустя две недели в Петербурге премьер-министры этих же стран презентовали документ с довольно расплывчатым названием «О формировании Таможенного союза и единого экономического пространства». Тут же обозначили и приоритеты нового блока. «170 млн человек — это рынок, который открывает дополнительные возможности для бизнеса и производителей наших стран, а также повышает инвестиционную привлекательность», — пояснил российский премьер Владимир Путин, особо отметив, что на пространстве создаваемого альянса «недопустимо появление «серых зон» и не возникнет препятствий для предпринимателей. По словам Путина, речь идет о «качественно новой интеграции» на постсоветском пространстве.
Однако именно к тезису о «новизне» эксперты относятся скептически: Медведев, Лукашенко и Назарбаев попросту «клонируют клон». «В 1992 году страны бывшего СССР уже пытались создать Таможенный союз. Через несколько лет это объединение было признано неэффективным, и на его основе в 2000 году создали Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). А теперь на базе ЕврАзЭС создается новая экономическая «тройка», — разъясняет The New Times директор Группы оценки рисков (Казахстан) Досым Сатпаев. По его словам, авторы прежнего «аморфного» Таможенного союза «не осознавали, как именно будет работать его механизм». Вот и Таможенный кодекс нового союза «тоже оставляет много вопросов». Другие эксперты высказывают мнение, что новая «тройка» будет практически полностью дублировать деятельность ЕврАзЭС, при рождении которого декларировалось, что оно станет «аналогом Евросоюза». И что же в итоге? «За ЕврАзЭС уже давно закрепился статус официального дискуссионного стола: разговоров о достижении мирового качества жизни много, но о результатах не говорят», — иронизирует в разговоре с The New Times Леонид Заико, глава белорусского аналитического центра «Стратегия».

Мясной рикошет

Начать жить в общем таможенном пространстве Белоруссия, Казахстан и Россия планируют с 1 июля 2010 года. К этому моменту они унифицируют таможенные пошлины по 11 тыс. наименований продукции. Но — внимание! Россия понизит ставки всего по 350 товарам, а повысит по 1,5 тыс. В результате, по данным Минэкономразвития, в 2010 году значительно вырастут цены на баранину, конину, козлятину, консервы из мяса. Кроме того, «внутри» союза до июня будут либо перерегистрированы по новым правилам, либо вовсе ликвидированы все магазины беспошлинной торговли (duty free). Навряд ли идея вызвала аплодисменты и в Казахстане. «Заработай новый Таможенный кодекс на практике, многие казахстанские бизнесмены просто не смогут конкурировать с россиянами и белорусами: в отличие от этих республик, у нас значительно слабее развита перерабатывающая промышленность и автомобильное производство», — поясняет Досым Сатпаев.

Нет Украины — нет перспективы?

Возникает вопрос: кому и зачем вообще нужна затея с новым ТС? «Причина — чистая политика. С помощью нового союза Москва попытается восстановить стратегические позиции на постсоветском пространстве, пошатнувшиеся от строптивости Украины и Грузии, — считает Леонид Заико . — Но удастся ли ей это с помощью экономических проектов — большой вопрос». После распада СССР, напомнил г-н Заико, речь шла о создании четырехугольного Таможенного союза — в него должна была войти также Украина: «Это интеграционное ядро представлялось наиболее перспективным, однако из-за стремления Украины уйти в Евросоюз проект не состоялся». Теперь же испорченные отношения с Украиной, гигантским рынком с хорошо развитой инфраструктурой, еще более сузили для России пространство для маневра внутри СНГ. Тогда откуда такая настойчивость Москвы, под чьей эгидой за 18 лет с момента распада СССР на постсоветском пространстве уже создано 7 крупных интеграционных проектов (мелкие, вроде телекомпании «Мир», оставим за бортом): Союз независимых государств (СНГ), Союз России и Белоруссии, Единое экономическое пространство (ЕЭП), Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и Таможенный союз (от 1992 года). Причина все та же — политика. А вернее, ее пафосная персонифицированная имитация. Ведь создание и развитие каждой из интеграционных структур всегда было связано с конкретными политическими лидерами. «Новый Союз — проект Медведева. Путин же в свое время создавал Единое экономическое пространство с участием Украины, но тот проект с треском провалился», — напоминает Леонид Заико.

Славянское коромысло

Между тем каждый из интеграционных проектов — это миллиарды рублей (а также тенге, «зайчиков» и т.д.), выброшенных на свалку истории. Это и неоправданные привилегии для задействованного в их реализации аппарата. На чиновников как манна небесная «падает» статус «международных» — с зелеными дипломатическими паспортами и не обремененной налогами зарплатой. Практическими же результатами их работы мало кто интересуется. Примером здесь может служить Союзное государство России и Белоруссии, зародившееся еще в эпоху Ельцина и воплотившееся в очередной мертворожденный альянс. Сегодня идея этого образования, полагают эксперты, поддерживается исключительно ностальгическими чувствами со стороны россиян и белорусов. А что завтра? «Союзное государство так и будет пребывать в полузамороженном виде, а чиновники — по-тихому «осваивать» деньги. Этот проект уже давно свое отыграл», — уверен Леонид Заико.
«Славянское коромысло» — так называют нестабильный альянс Москвы и Минска в экспертном сообществе. «Коромысло» поистине уникальное, не имеющее аналогов в мире. Вдумайтесь: за 10 лет существования у Союзного государства так и не появилось ни обещанной совместной конституции, ни общей валюты (а также герба, флага, столицы, наднациональных органов), не говоря уже об успешно реализованных проектах. Однако несмотря на постоянную критику в его адрес, бюджет Союзного государства год от года только увеличивается: если в 2003 году он составлял 2,3 млрд российских рублей, то в последние два года на поддержание альянса выделяется около 5 млрд рублей, из которых 3 млрд — из российского бюджета. При этом Союзному государству неоднократно высказывались претензиии по вопросам расходования бюджетных средств на содержание его структур: в ряде случаев проверяющие из российской Счетной палаты не могли досчитаться от 100 до 200 млн рублей. Но чиновникам-«интеграторам» все сходит с рук. Опять — «чистая политика»?

Вечный донор

В феврале 2009 года, в разгар кризиса, на базе ЕврАзЭС был создан Антикризисный фонд — наднациональная финансовая структура, призванная оказывать антикризисную помощь как странам — участницам альянса, так и стране-наблюдателю — Армении. Бюджет фонда — около $10 млрд. Основной донор — Россия, вложившая в проект $7,5 млрд. Один миллиард выделил Казахстан, 10 млн — Республика Беларусь. Взносы Таджикистана, Киргизии и Армении были «символическими» — по $1 млн. Из средств Антикризисного фонда участникам альянса должны предоставляться суверенные займы и стабилизационные кредиты. На эти же деньги планировалось финансировать межгосударственные инвестиционные проекты стран, входящих в ЕврАзЭС. Узнать, сколько реально тратит Россия на финансирование «интеграционных процессов», практически невозможно. Бюджеты таких, например, структур, как СНГ и ОДКБ, абсолютно непрозрачны — известно лишь процентное соотношение долей участников, где, естественно, опять лидирует Россия. Ясно, однако, что речь идет о сотнях миллиардов рублей, взятых из кармана налогоплательщиков. При этом российская власть, похоже, пребывает в уверенности, что этот карман — бездонный.

141-75-01.jpg
Дмитрий Анатольевич, Александр Григорьевич и Нурсултан Абишевич задумали сыграть новое интеграционное трио


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.