#Армия

#Сирия

Война до востребования

11.12.2017 | Александр Гольц

Военная операция России в Сирии оказалась эффективной из-за отсутствия ограничений по числу жертв среди мирного населения. Но войну остановить не удалось

875648-1.jpg

Фото: vebus.ru

Российские генералы в очередной раз продемонстрировали как способности к стратегическому предвидению, так невиданную оперативность. Не успел Владимир Путин объявить, что намерен вновь возглавить страну, как начальник Генерального штаба Валерий Герасимов заявил: «На сегодняшний день территорий, подконтрольных ИГИЛ*, на территории Сирии не существует». А сам президент сообщил журналистам, что за два часа до того, как он поведал российским гражданам о судьбоносном решении их снова возглавить, министр обороны Шойгу сообщил ему об успешном завершении военных действий в ближневосточной стране: «Операции на восточном и на западном берегах Евфрата завершены полным разгромом террористов. Естественно, еще могут быть отдельные очаги сопротивления, но в целом боевая работа на этом этапе, на этой территории закончена, повторяю, полным разгромом террористов».

Прорвать блокаду

Таким образом, самая успешная операция Российской армии за последние полвека завершается так же, как и началась, — волевым решением начальника страны. Главное преимущество этой операции заключается в том, что ее, как и ремонт, нельзя прекратить, но можно в любой момент закончить. Два года назад Москва влезла в шедшую с 2011-го гражданскую войну. К тому моменту в ней, кроме дышавшего на ладан режима Асада и многочисленных группировок вооруженной оппозиции, уже участвовали как террористы из ИГИЛ*, отхватившей к тому времени значительный кусок сирийской и иракской территории и строившей там свой изуверский «халифат»*, так и воевавшая террористами международная коалиция, которую возглавляли США. Никаких существенных российских интересов в Сирии не просматривалось. Ну, если не рассматривать всерьез искреннюю и совершенно принципиальную готовность Владимира Путина поддерживать любого диктатора, которого пытается свергнуть собственный народ (в Кремле принято рассматривать революции исключительно как результат заговора ЦРУ и MI-6).

875648-0.jpg
Фото: politinform.su

Главной целью всей операции было заставить западных лидеров, прежде всего, американского президента разговаривать с Путиным, который за несколько месяцев до того подвергся унизительной обструкции на встрече G-20 в австралийском Брисбене. И это удалось. Когда российские самолеты уже были развернуты в Сирии, Обама скрепя сердце был вынужден встречаться с Владимиром Путиным. Волей-неволей Вашингтону пришлось договариваться с Москвой хотя бы о координации полетов своих летчиков. В противном случае возникала опасность противостояния вооруженных сил двух ядерных держав в сирийском небе. Американцы уступили. Владимир Путин вновь мог ощущать себя мировым лидером. Правда, за два года эффект от российских угроз существенно снизился. По крайней мере, на очередной встрече G-20, которая проходила во Вьетнаме, американский президент не стал встречаться с российским коллегой.

Успеху операции способствовало то, что Кремль освободил российских военных от любых ограничений из-за возможных потерь среди мирного населения. Вероятность таких потерь является одной из главных, если не самой главной, проблем для западных военных, планирующих любую операцию

Однако побочный результат операции, а собственно, военная ее часть — оказалась куда более успешной. За два года российские Воздушно-космические силы обрушили сотни тонн бомб на «врагов» Асада: к ним относили как силы ИГИЛ* и «Джебхат ан-Нусра»*, так и отряды вооруженной оппозиции. В результате российских авиаударов ИГИЛ* утратила контроль над значительной территорией, что и позволило Москве объявить о своей полной победе.

Успеху операции способствовало то, что Кремль освободил российских военных от любых ограничений из-за возможных потерь среди мирного населения. Надо сказать, что вероятность таких потерь является одной из главных, если не самой главной, проблем для западных военных, планирующих любую операцию. За последние полвека в общественном сознании невероятно выросла ценность человеческой жизни. Каждая ошибка при бомбежке мгновенно превращается в серьезнейшую проблему для военных. О гибели мирных жителей немедленно сообщают мировые СМИ. Однако, пользуясь тем, что районы боевых действий были недоступны для авторитетных наблюдателей, Москва спокойно игнорировала все обвинения в гибели женщин и детей. Мол, все это наветы западных недоброжелателей.

875648-3.jpg

Бомбардировщик Су-24. Его производство должно было быть закончено еще в середине 1990-х. Фото: rusvesna.su

При этом российское военное ведомство предлагало верить себе на слово. По официальным данным, были нанесены около 100 тыс. ракетно-бомбовых ударов. Основная тяжесть операции легла на очень старые бомбардировщики Су-24, производство которых должно было быть закончено еще в середине 1990-х. По большей части они использовали неуправляемые бомбы, которые были предназначены к утилизации. Представители военного ведомства доказывали, что старые бомбардировщики оснащены волшебными прицелами, позволяющими уничтожать выслужившими срок боеприпасами исключительно террористов. В отдельные моменты российское военное ведомство заходило еще дальше, когда объявляло точное количество уничтоженных в конкретной атаке террористов, которые прибыли из России. Скорее можно поверить данным правозащитных организаций, утверждавших, что в результате российских атак погибли не меньше 5000 мирных граждан.

Основная тяжесть операции легла на очень старые бомбардировщики Су-24, производство которых должно было быть закончено еще в середине 1990-х. По большей части они использовали неуправляемые бомбы, которые были предназначены к утилизации

Но, так или иначе, с помощью массированных ракетно-бомбовых ударов удалось подавить сопротивление запрещенной в России ИГИЛ*. Российские военные (а заодно и Кремль) ублажили свой комплекс неполноценности. В конце концов, им удалось организовать нечто подобное тому, что американцы проводили в 1999-м в ходе операции против Югославии и в 2002-м в Ираке. При этом российская операция хороша тем, что в отличие от военных действий, которые вели США, ее можно закончить ровно в тот момент, когда это захочется хозяину Кремля. И сейчас этот момент наступил. В ситуации внешнеполитической катастрофы Путину потребовалось хоть какое-нибудь доказательство его успехов на международной арене. И отечественное телевидение, можно не сомневаться, превратит сирийскую операцию в триумф. По крайней мере, в глазах россиян.

Все только начинается

На самом деле, победа эта, мягко говоря, сомнительна. По разным оценкам, в Сирии остаются от трех до двадцати тысяч бойцов ИГИЛ*. Показательно, что буквально на следующий день после объявления Кремлем полной победы над ИГИЛ* в Сирии силы международной коалиции атаковали по меньшей мере четыре группы террористов. Лишившись территории, которую нужно защищать, бойцы ИГИЛ* получили полную свободу маневра. И это тут же выяснилось, когда после громогласных заявлений российских военных о полной победе отряды террористов вдруг контратаковали правительственные войска в провинциях Дейр-эз-Зор и Хама. Они по-прежнему удерживают там небольшие территории и, как сообщают СМИ, спешно создают подпольную сеть для ведения партизанской войны. Кроме того, именно сейчас в провинциях Алеппо, Идлиб, Хама, Хомс и Дамаск активизировались отряды «Джебхат ан-Нусры»*. Так что, скорее всего, Сирия не закончила гражданскую войну, а вернулась в свою «партизанскую» стадию.

Лишившись территории, которую нужно защищать, террористы получили полную свободу маневра. И это тут же выяснилось, когда после громогласных заявлений российских военных о полной победе отряды террористов вдруг контратаковали правительственные войска в провинциях Дейр-эз-Зор и Хама

Дальнейшее предсказать не так уж сложно. Запрещенные в России ИГИЛ* и «Джебхат ан-Нусра»* будут продолжать сопротивление. Жителям России, как, впрочем, и США, и других государств, следует уповать, чтобы бойцы этих террористических организаций не стали возвращаться в некогда покинутые ими родные места. В свое время российские спецслужбы на Северном Кавказе немало способствовали тому, чтобы молодые радикалы отправлялись оттуда в Сирию. Худшее, что чекисты могли бы предполагать, — то, что исламисты, набравшись боевого опыта, вернутся домой. Если же это случится, то следует ожидать настоящей волны террористических атак. «К сожалению, мы вынуждены признать, что потеря ИГ* территории никак не повлияла на их способность инициировать террористические атаки, — заявила директор Национального контртеррористического центра США Лора Шияо, выступая в сенате, — возможности ИГИЛ* находить сторонников через соцсети остаются беспрецедентными». Речь уже идет ни больше ни меньше, как о создании некоего «киберхалифата».

Худшее, что чекисты могли бы предполагать, — то, что исламисты, набравшись боевого опыта, вернутся домой. Если же это случится, то следует ожидать настоящей волны террористических атак

Что до ситуации в самой Сирии, то в настоящее время страна поделена между режимом Асада, курдами и отрядами разношерстной оппозиции. Россия уповает на то, что ей удастся наладить диалог между силами, которые преследуют прямо противоположные цели. Конгресс сирийского народа, который собирались собрать в Сочи в ноябре, отложен по меньшей мере до февраля, и неизвестно, соберется ли он вообще. Только что делегация режима Асада прервала переговоры c оппозицией, которые шли в Женеве под эгидой ООН. Причины понятны: лидеры оппозиции считают максимальной уступкой то, что они ведут переговоры с диктаторским режимом.

Что до Дамаска, то вдохновленный российскими военными успехами Асад уже заявляет о намерении принять участие в грядущих выборах. Впрочем, линия российской дипломатии очевидна — при каждой вспышке боевых действий Москва будет уверенно обвинять Вашингтон в том, что он пригрел террористов и теперь использует их дабы срывать мирное урегулирование. Именно Минобороны сейчас твердит, что американские самолеты не имеют права действовать в воздушном пространстве Сирии.

На самом деле сирийская эпопея будет длиться еще очень долго. Но как только выяснится, что единственный инструмент России — военная сила, влияние Кремля на участников гражданской войны решительно уменьшится. До того самого момента, как боевые действия снова вспыхнут, а Москве понадобится новая победоносная война…

* ИГИЛ, ИГ, «Джебхат ан-Нусра», «халифат» — организации, запрещенные на территории РФ как террористические


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.