Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

«Я выступаю за то, чтобы мы как можно скорее сформировали позитивный миф о нашем прошлом»

19.03.2007 | Дусаев Олег | № 06 от 19 марта 2007 года

«Я выступаю за то, чтобы мы как можно скорее сформировали позитивный миф о нашем прошлом».

Владимир Рыжков — Олегу Дусаеву
Депутат Государственной думы, историк

Нужны ли государству, на Ваш взгляд, исторические мифы?
Ответ — да. Более того, вопреки расхожему мнению, что мифологизацией истории занимаются только тоталитарные режимы, мифология есть и в демократических государствах. Причем историческая мифология в демократических государствах является несущей основой мировосприятия. Возьмем самую мощную демократическую страну — США. Есть там мифы? Есть. Например, важный миф об отцах-основателях. Группа гениальных мыслителей — Джефферсон, Джей, Гамильтон, которые написали конституцию, заложили основу Великой Америки. Любой миф основан на реальных фактах, но он становится мифом лишь тогда, когда отрывается от реальной почвы и становится мечтой, эмоциональным образом. В Америке даже самый малообразованный человек знает об отцах-основателях. Он, может, не прочитал в жизни ни одной их строчки, может, даже не вспомнит их имен, но этот образ живет в его голове.

Второй миф Америки, на котором строится основа основ — гражданское и политическое равенство, — миф о том, что Америка — страна колонистов. На самом деле так оно и было. Но миф поднялся и над этим, он интерпретируется так: мы — страна переселенцев, и потому мы все равны. На этих двух мифах держится вся Америка.

А посмотрите на Германию — тоже хороший пример. Что представляла собой эта страна в 1945 году? Руины, коллапс, полная аберрация сознания. Та Германия, которая избрала Гитлера и шла за ним, оказалась уничтоженной, тотально проиграла. Надо было срочно что-то делать. Пожалуйста, тут же пригодились два мифа, которые, кстати, имели историческую почву. Мифы эти были вытащены Аденауэром, Эрхардом и другими. Первый миф о том, что Гитлер надругался и насильственно прервал историю демократической Веймарской республики, которая на самом деле была хорошая. И в результате за основу нового основного закона была взята старая веймарская конституция. Нынешняя конституция ФРГ — это осовремененная веймарская конституция. Был создан миф о прерванном демократическом развитии, к которому Германия спустя несколько лет после гитлеровского кошмара вернулась. Второй миф тоже очень интересен. Он о том, что Германия была раньше разделена на княжества, графства, королевства. История немецких государств была использована для создания мифа о федеративном государстве. Миф, но зато это две основы германского государства.

Во Франции находим еще один классический пример позитивного общественного мифа — Великая французская революция и ее лозунг «Свобода, равенство и братство». Опять мифология — республика равных. То, что называется национальной идеей и бесконечно ищется Россией, — на самом деле это и есть та общепринятая мифология, которая скрепляет народ. Мифология равно нужна как тоталитарным, так и демократическим государствам, просто ценностно эта мифология разная.

Россия остро нуждается в новой мифологии, за нее сейчас идет борьба. Мы на государственном телеканале видим сериал «Сталин. Live» — фильм, про который любой специалист скажет: ложь, ложь и только ложь. И тут же видим передачи о cталинском терроре. И те и другие борются за умы людей. Русское сознание раздвоено. Оно не знает, то ли оно сталинистское, то ли оно антисталинистское. В головах идет ежесекундная война разных мифов. Я выступаю за то, чтобы мы как можно скорее сформировали позитивный миф о нашем прошлом, тем более что нам есть чем гордиться. Мы можем создать свой позитивный миф о нашей демократии, о движении России к свободе и человеческому достоинству.

А Вам не кажется, что само понятие «миф» предполагает ложь?
Я бы говорил не о лжи, а о поэтизации. Есть, например, Александр Невский как историческая личность, а есть как миф в наших головах. Реально он был предателем и угнетателем своего народа, вылизывал все места ордынским ханам, сам собирал кровавой рукой дань с русских собратьев! Тот еще был деятель! А есть миф об Александре Невском как о великом князя, святом (кстати, он канонизирован нашей Церковью), который стоял за Русь, и так далее. Подобная же история с Мининым и Пожарским. В мифологии они безупречные герои, а на самом деле все было куда сложнее. Все это поэтизация истории в целях формирования общенационального мифа. Все общества придумывали мифы, основанные на реалиях. И нынешняя российская власть создает свои мифы. Главный «путинский миф» в том, что он возродил величие России. А какое это отношение имеет к реальности? Да никакого! Россия — шестнадцатая по размеру экономики держава в мире, на первом месте в мире по смертности, продолжительность жизни падает, качество образования и здравоохранения при Путине упало, а не повысилось... Есть реальность, а есть официальный миф о «возрождении России». Поэтому миф — не ложь, он всегда имеет некую историческую первооснову. Просто эта первооснова перерабатывается, иногда до неузнаваемости, сказочным, поэтическим образом. Чаще всего миф создается правящей элитой для того, чтобы сделать легитимным существующий режим. Нет ни одного государства в мире без доминирующей общественной и исторической мифологии.

Какую же цель преследует государство, мифологизируя историю?
Это делается для развития, процветания, преуспевания. Мифология может служить либо демократической консолидации и демократическому развитию, либо обожествлению диктаторов. Туркменбаши, например, — это ведь происходило на наших глазах. Если бы он прожил еще лет тридцать, все туркмены поверили бы в то, что они его физические дети. Они бы поверили в то, что были вылеплены из глины богом Туркменбаши.

А какая мифология нужна нашему государству сейчас?
Это зависит от цели. Если строим военизированную закрытую державу — тогда наши герои Иван Грозный, Петр Первый (тот еще был людоед), «Николай Палкин» с графом Бенкендорфом и, конечно, Иосиф Виссарионович как основа миропонимания. Это один путь, и есть мощные силы, которые толкают нас по этому пути. Если мы выбираем другой путь, экономической и социальной, культурной успешности, — это совершенно другая мифология. Тут нам понадобится Александр Второй с его великими реформами, Николай Второй с его конституцией и Думой и так далее. Я как демократ хотел бы, чтобы Россия развивалась как мирное, культурное, социально и экономически успешное государство. Для этого мы должны опираться на примеры либеральных открытых реформаторских эпох, которых у нас в истории было немало. Мы должны гордиться реформами Александра Второго, реформами Николая Второго, демократизацией Михаила Горбачева, и праздники мы должны иметь соответствующие. Праздновать надо принятие манифеста 17 октября, а не 4 ноября. Наши праздники в таком случае — это первое заседание Госдумы, указ Александра Второго об отмене крепостного права и так далее. В любой стране праздники отражают национальную мифологию. Я выступаю за опору на те исторические события и на те мифы, которые поднимают наше достоинство как свободной страны, свободных людей.

Что бы мы ни «опоэтизировали», останутся архивы. Найдутся люди, которые будут копать и вытаскивать правду.
Ничего страшного, уверяю вас. Во Франции выходит масса книг, разоблачающих миф о равенстве, свободе и братстве. Масса статей о том, что Франция остается кастовым классовым обществом. И английский миф о свободе критикуется в каждой газете по каждому поводу. Знание деталей не разрушит миф. Поймите, мифы, сидящие в головах миллионов, гораздо сильнее, чем книги, которые пишут профессиональные историки. Хотя правящий класс может сильно корректировать мифологию. И хорошо, что есть два измерения, два разных измерения! Это как в голове шизофреника — два параллельных мира, которые тем не менее взаимно питают и поддерживают друг друга.

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.