Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Республиканцы и национал-большевики параллельными колоннами уходят в подполье

26.03.2007 | Барабанов Илья | № 07 от 26 марта 2007 года

Республиканцы и национал-большевики параллельными колоннами уходят в подполье. Уничтожение РПР и НБП еще будет оспариваться в судах, но кремлевские вердикты обычно обжалованию не подлежат.


Ликвидация Республиканской партии Верховным судом и признание национал-большевиков экстремистской организацией Генпрокуратурой, случившиеся в один день, в обеих партиях расценили как очередной виток кампании против оппозиции. Оппозиция переходит на нелегальное положение, причем этот переход происходит не без забавных конфузов. Решение Генпрокуратуры о запрете НБП повторило решение Мосгорсуда, датированное июнем 2005 года. «Запрет накладывается повторно, поскольку решение о ликвидации организации не выполняется», — объяснили свой шаг в Генпрокуратуре. При этом, запрещая повторно НБП, чиновники сами нарушили закон. Еще в июне 2006 года Росрегистрация и Росохранкультура запретили употребление самого словосочетания «Национал-большевистская партия». В Генпрокуратуре решение своих коллег проигнорировали, заставив журналистов размышлять: цитировать-ли решение следователей дословно, рискуя получить предупреждение, или редактировать послание подчиненных генпрокурора Чайки?

Лингвистической коллизии с РПР не случилось. Республиканцы разошлись с властью в понимании арифметики. Как объяснил The New Times лидер РПР депутат Госдумы Владимир Рыжков, республиканцы насчитали 45 тысяч членов своей партии в регионах, где существуют отделения РПР, 3,8 тысячи в регионах, где отделения были ликвидированы, и еще 9 тысяч там, где отделения создаются, но пока не зарегистрированы. Итого, по мнению руководства РПР, в партии 58 тысяч членов. Росрегистрация, однако, считать членов партии из незарегистрированных и распущенных отделений отказывается, а из 45 тысяч республиканцев, числящихся в существующих региональных структурах, признает только 40 тысяч. «Суд должен был решить, кому верить: партиям или Росрегистрации», — объяснил возникшее правовое расхождение Рыжков, добавляя, что в случае с РПР суд занял сторону чиновников.

Обе запрещенные партии — весьма разные в своих идеологиях: одни скорее консерваторы, другие — популисты с левым уклоном и склонностью к уличному протесту — благодаря Кремлю в итоге оказались в одной лодке. Причина известна: из всех политических партий только НБП и РПР поддержали оппозиционную коалицию «Другая Россия». Уживаясь в рамках коалиции, республиканцы с нацболами оказались, однако, вытесненными с официального политического поля. Не случайно и то, что решения по обеим партиям были приняты аккурат в период между тремя «Маршами несогласных»: один, собравший около 6 тысяч человек, прошел в Санкт-Петербурге 3 марта, второй состоялся в Нижнем Новгороде в минувшую субботу, третий обещают 14 апреля в Москве.

Лидеры НБП и РПР Эдуард Лимонов и Владимир Рыжков также склонны связывать в одну цепочку уничтожение двух партий. «Запрет РПР — не изолированное явление, — уверен Рыжков. — Где движение Сергея Глазьева, партии Ирины Хакамады, экологов и солдатских матерей?!» «Это очередной виток репрессий против оппозиции», — согласен с Рыжковым Эдуард Лимонов.

Признавая бесперспективность дальнейших препираний с властью, оба лидера при этом намерены бороться за реабилитацию своих партий. «Мы собираемся дать юридический отпор и отыграть партию назад, — заявил The New Times Эдуард Лимонов. — Будет новый суд и новое разбирательство. Только кривосудие российское остается старым. Начнем с Мосгорсуда, а затем дойдем и до европейских судов». Обратиться в Европейский суд намерен и Владимир Рыжков. При этом, понимая, что шансов зарегистрировать партию до выборов в Госдуму у республиканцев практически нет, Владимир Рыжков подтвердил, что продолжает переговоры о возможном объединении РПР с кем-то из зарегистрированных коллег по демократическому флангу. Основной партнер в этих переговорах — Союз правых сил. Впрочем, не списывают со счетов республиканцы и «Яблоко».

Как бы там ни закончилась борьба запрещенных партий на юридическом поле, одно уже очевидно: Кремль, не слишком задумываясь о последствиях, выдавливает оппозицию в подполье и на улицу. Внесистемный протест, как и писал The New Times в № 5, становится главным политическим трендом года, а число готовых принять участие в таких протестах, согласно последним опросам, выросло до 22%.

...

Мыльная опера: НБП окончательно запретят в 3000 году (от Олега Козырева)

Лето 2005 года
Мособлсуд ликвидировал национал-большевистскую партию.
Весна 2007 года
Прокуратура Москвы приостановила деятельность национал-большевистской организации.
Осень 2009 года
Верховный суд окончательно и бесповоротно запретил всякое упоминание НБП.
Осень 2010 года
Генеральный прокурор отчитался о ходе запрещения НБП перед Госдумой.
Лето 2011 года
Стартовал национальный проект по запрещению национал-большевиков.
Осень 2011 года
Создано министерство запрещения нацболов.
Зима 2011 года
В новогоднем обращении к стране президент уверил всех, что нацболов не существует.
Весна 2023 года
На селекторном совещании с президентом губернаторы отчитались об успехе закрытия отделений национал-большевиков. Больше всего — 400 отделений — было закрыто на Сахалине.
Лето 2031 года
Бестселлер года — «Краткий курс ликвидации НБП».
Осень 2036 года
Отделение нацболов запретили в Антарктиде.Утверждены планы по ликвидации их на Луне, Марсе и, если удастся, на Юпитере.
Лето 2057 года
Фраза года: «К 3000 году мы построим такое общество, которое сумеет закрыть НБП!»

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.