Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Только на сайте

Муки преодоления

26.03.2007 | Шендерович Виктор | № 07 от 26 марта 2007 года

Муки преодоления. Было бы неплохо, чтобы интеллигенцию изолировали от общества и народа, предложил журналист Виталий Третьяков. Уехали бы вы отсюда куданибудь лет на тридцать, добром попросил он чуть погодя, не обращаясь ни к кому конкретно, но, очевидно, имея в виду всю эту нашу либеральную шваль, которая мешается под ногами у государства и не дает строить великую Россию. Дело было на одноименном канале, на программе «Национальный интерес».


 

Несколько лет назад один мой знакомец, неожиданно для себя познавший вкус даровых бюджетных пирогов и находившийся от этого в состоянии острого когнитивного диссонанса, прилюдно заявил, что интеллигенция умерла. У него, надо признать, почти не было выбора. Как субъекту слюноотделения приятелю хотелось больших пирогов с финансированием, а как интеллигенту по старинному неписаному правилу положено было сторониться этой пекарни. Что-то одно должно было исчезнуть из его жизни навсегда, и он выбрал для исчезновения интеллигентность. Но, оставаясь человеком тонким и ранимым, решил заранее договориться с окружающими о том, что умерла не его личная интеллигентность, а интеллигенция вообще. Как понятие и класс. Чтобы не перед кем было краснеть, жуя пироги. Виктор Шендерович Умерла и умерла! Айда все к столам. У бюджетных столов с тех пор — без особых перемен, слюноотделяющие сменили только либеральную лексику на патриотическую, а чавканье то же. Все то же и с интеллигенцией: ничего она не умерла, конечно, и никуда не делась — те же предрассудки, те же неписаные правила: как не ходила к тем пирогам, так не ходит к этим. Продолжает следить за собой и передавать детям свои нехитрые табу, свои наивные коды, свою бессмысленную способность испытывать стыд... И вызывает страшное раздражение пошедших по столам! Парадокс, ей-богу. Чекист Патрушев, или бизнесмен Джабраилов, или телеведущий Малахов — они ведь, поди, никаких чувств к интеллигенции не испытывают вообще! А журналист Третьяков ее презирает и даже, пожалуй, ненавидит. Такие острые чувства обычно вызывает нечто очень близкое, с некоторой совместной историей… Ну да. Это ведь интеллигенция по отчаянному призыву Третьякова скинулась когда-то из своих последних советских сбережений, чтобы выжила и могла выходить его «Независимая газета». Это же интеллигенции он ни копейки не отдал, когда с появлением Березовского в газете появились деньги, и немалые. Как же теперь не презирать Третьякову интеллигенцию? Много мерзостей было говорено про живую Анну Политковскую, но самую большую мерзость вослед погибшей умудрился сказать именно Третьяков. По-человечески его можно понять: честность Анны была упреком всем нам — каково же было терпеть это Третьякову, полтора десятилетия ходящему по олигархическим и федеральным рукам от Березы до Гайдамака проездом через Суркова? Надо было преодолевать когнитивный диссонанс, ну он и преодолел. Так ненавидеть либеральную журналистику, как ненавидит ее нынешний главный редактор «Московских новостей», не может никакой Проханов. На такое личное чувство, ей-богу, способен только тот, кто приходил когда-то с листками первых текстов в кабинет Егора Яковлева… Бедный Виталий Товиевич, непростой души человек! Достоевского в студию. Ну а насчет желанной ему ныне изоляции интеллигенции от общества и народа — так это фактически уже, и можно особо не хлопотать. Стройте свою «великую» Россию, не отходя от столов.

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.