Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

«ЮКОС» был ведущей нефтяной компанией России

02.04.2007 | Ёлкина Ирина | № 08 от 2 апреля 2007 года

«ЮКОС» был ведущей нефтяной компанией России — а сейчас стал главным внерыночным инструментом регулирования бизнес-популяции. На прошлой неделе этот инструмент был применен к оказавшей сопротивление самому «Газпрому» ТНК-ВР.


Дело было так: «Газпром», чей аппетит к экспансии растет день ото дня, захотел прибрать к рукам Ковыктинское газовое месторождение, принадлежащее ТНК-ВР. Ни продавать, ни отдавать даром Ковыкту никто почему-то не стал. Представители ТНК-ВР пошли к Путину и долго о чем-то с ним говорили. Через два дня ТНК-ВР неожиданно приняла участие в аукционе по распродаже «ЮКОСа». И с видимым удовольствием проиграла «Роснефти».

Основной лот — 9,44% активов «Роснефти» — приобрела сама «Роснефть». Приобрела задешево — 197,84 млрд рублей, что на 22 млрд меньше текущей рыночной стоимости этих активов. ТНК-ВР оказалась единственным соперником госкомпании, но акции по дешевке почему-то оказались для ТНК-ВР недостаточно привлекательными. Теперь всех мучает вопрос: за что боролись?

После аукциона аналитики все как один заявляли, что ТНК-ВР решила поучаствовать в аукционе по убедительной просьбе Кремля. В то, что глава ВР лорд Браун просто хотел представить российскому президенту своего преемника на посту главы компании Тони Хейверда, никто не поверил.

«Визит к Путину, этот аукцион, ситуация с Ковыктой — все это связанные события. Это попытка ВР найти компромисс. С учетом конкретных экономико-политических реалий у ТНК-ВР не было экономических причин участвовать в аукционе по продаже активов «ЮКОСа», — сказал The New Times главный экономист «Тройки Диалог» Евгений Гавриленков.

Компания ВР одной из первых пришла на российский нефтяной рынок, вложила $7,7 млрд в СП с компанией ТНК. Иностранная доля компании составляет половину — это много для российской нефтяной промышленности. Однако в 2003 году, Кремль объявил Россию великой энергетической державой и в отрасли воцарились «Газпром» и «Роснефть», иностранным компаниям ничего не осталось, как довольствоваться второстепенными ролями. Единственной крупной полуроссийской нефтяной компании ТНК-ВР (с 50-процентным иностранным капиталом) постоянно приходиться доказывать свою лояльность к «государственной политике».

Безусловно, очередная — и самая крупная — любезность ТНК-ВР небескорыстна. Она пытается отстоять Ковыктинское месторождение — свою собственность. И у этого актива в последнее время одни проблемы: Генпрокуратура грозит отзывом лицензии на месторождение за «несоблюдение порядка освоения». С 2006 года компания должна добывать 9 млрд кубометров газа в год, но пока не может выйти на запланированные объемы. Одна из причин — ТНК-ВР не имеет права экспортировать газ. Только «Газпром» обладает законодательной монополией в этом валютоносном деле.

Сейчас «Газпром» и ТНК-ВР ведут переговоры об урегулировании конфликта, то есть о вхождении монополии в проект на «взаимовыгодных условиях». Похоже, на глазах изумленной публики нашумевшая история с вхождением «Газпрома» в проект «Сахалин-2» повторяется — никакого фарса, это снова трагедия.

Судьба первого — и последнего — полноценного нефтяного СП, ТНК-ВР остается под вопросом. Все чаще со ссылкой на высокопоставленных представителей «Газпрома» появляются сообщения о намерениях газового монополиста выкупить 50% акций нефтяной компании, которые сейчас принадлежат российским и американским миллиардерам: Виктору Вексельбергу, Михаилу Фридману, Герману Хану, Леонарду Блаватнику. Аналитики уже прикидывают цену вопроса — на такую покупку «Газпрому» придется опять занять несколько миллиардов или даже десятков миллиардов долларов (к слову, чистый долг «Газпрома» уже составляет 767,221 млрд рублей по международным стандартам финансовой отчетности. Исходя из нынешней капитализации ТНК-ВР за половину нефтяной компании придется выложить не менее $20 —25 млрд. Еще одним вероятным покупателем 50-процентной доли ТНК-ВР называют «Роснефть».

У ТНК-ВР уже есть опыт тесных отношений с последней: компании совместно разрабатывают два месторождения на Сахалине.

Учитывая, что подобные сделки совершаются на «самом верху», сложно оценить, насколько близкие партнеры торговались за остатки «ЮКОСа».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.