#Мнение

Вторая жизнь кровавого навета

28.11.2017 | Иван Давыдов

Государственный антифашизм и перспективы пересмотра дела Бейлиса

Сначала это выглядит скверным анекдотом. Ну, например, так: «Г-н Учитель, в Вашем фильме не присутствует ли надпись, которая была обнаружена в подвале Ипатьевского дома сто лет назад, как раз к годовщине, которой Вами и подготовлена премьера издевательского фильма «Матильда»? Напомню содержание: «Здесь, по приказу темных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения России. О сем извещаются все народы». Конечно, это Наталья Поклонская в разгар подзабытой уже битвы против подзабытого уже фильма. И все смеются, хотя некоторая неловкость ощущается: все-таки нелепую и не очень старую фальшивку повторяет действующий депутат ГД.

Затем анекдот перестает быть смешным. Ну, например, когда некто безымянный из зала на Санкт-Петербургском международном культурном форуме (да, такая теперь культура), спрашивает министра культуры, затравленного творческими деятелями: «Не кажется ли вам, что в культуре тоже достаточно «иностранных агентов», которых тоже пора останавливать и вот да… за черту оседлости. Райкиных, Учителей и прочих людей». Министр и доктор специфических наук вздыхает, выдерживает театральную паузу, затем демонстрирует смирение: «Позвольте я промолчу».

И затем уж анекдот и анекдотом быть перестает. Когда, например, на лентах государственных информационных агентств появляется такая вот новость: «Следствие планирует назначить психолого-историческую экспертизу, чтобы выяснить, не являлся ли расстрел царской семьи ритуальным убийством, сообщила в понедельник старший следователь по особо важным делам СК РФ Марина Молодцова на конференции «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия».

Конференцию проводит РПЦ, у Церкви — масса неразрешенных пока вопросов к государственным комиссиям, которые пытались доказать, что найденные в начале девяностых под Екатеринбургом останки принадлежат царской семье. Это нормально, для Церкви это важный вопрос. В Церкви хватает мракобесов, не считающих кровавый навет наветом, но и это, как ни странно, почти нормально, по крайней мере, пока они от слов не переходят к делам. И даже депутат, цитирующий параноиков, — это не особенно страшно. В иной стране наличие в парламенте такого депутата могло бы что-то рассказать об избирателях, в нашей и того нет. Как нет давно уже никаких выборов.

А у нас есть министр, удовлетворенно кивающий антисемиту, решившему порассуждать на Культурном форуме (!) о черте оседлости. И Следственный комитет, назначающий экспертизы, чтобы проверить слухи о ритуальном убийстве последнего (пока) царя

Все это может копошиться где-то на обочине нормальной жизни, вдохновляться «Протоколами сионских мудрецов», и вызывать сострадание. Или насмешку. Издержки свободы, ничего не попишешь.

Ну, там, где есть нормальная жизнь. А у нас есть министр, удовлетворенно кивающий антисемиту, решившему порассуждать на Культурном форуме (!) о черте оседлости. И Следственный комитет, назначающий экспертизы, чтобы проверить слухи о ритуальном убийстве последнего (пока) царя.

И совершенно уже не важно, какой результат будет у назначенных СК экспертиз. Важно, что сам вопрос обсуждается всерьез. Не маргиналами на обочине жизни, а следователями по особо важным делам.

Это настолько стыдно, что содержательный комментарий дать просто не получается. В конце концов, это ведь и моя страна. Которую я привык считать европейской.

Общество в последнее время не без энтузиазма встречало государственные инициативы, нацеленные на деградацию и одичание. Даже интеллектуалы с радостью бросались обсуждать разнообразные животрепещущие вопросы: можно ли бить жену, и если да, то сколько раз в день? Надо ли лишать сирот права на жизнь в ответ на закон против нескольких чиновников, принятый за океаном? Ну а что, интересно ведь, давайте, действительно, поспорим. И спорили. А пока спорили, остроумцы гадали — что дальше? Дискуссия о допустимости похищать серебряные ложки?

Но главный остроумец у нас государство. Славное, кстати, антифашистскими традициями. Это сильный ход — предложить для обсуждения в двадцать первом веке вопрос: действительно ли евреи совершают ритуальные убийства младенцев и царственных особ?

Теперь, надо думать, на очереди пересмотр итогов дела Бейлиса. В 1913-м его оправдали по обвинению в ритуальном убийстве христианского мальчика (тоже экспертиза была, знаменитейшая экспертиза), теперь может и не уйти от ответа. К тому же несчастный Андрюша Ющинский был убит в Киеве, чем не подарок государственным антифашистам?

И напоследок – историю о таинственных надписях в подвале дома Ипатьева я впервые услышал лет двадцать пять тому назад от подвыпившего деда, стрельнувшего у меня сигарету. Дед продавал у метро какие-то черносотенные листки и неприятно пах. Его вариант был позамысловатей. Выяснилось, в частности, что Ельцин (то есть Борух ЕльцЫнд, разумеется), снес Ипатьевский дом как раз для того, чтобы надписи скрыть. Логично, правда? Надеюсь, СК возьмет важную информацию на карандаш. Двадцать пять лет назад перспективы России, говоря откровенно, не казались особенно радужными, но, если бы тогда мне кто-нибудь сказал, что в 2017-м версию поддатого дедка будут проверять следователи по особо важным делам, я бы посмеялся, конечно. Из сострадания к сочинителю скверных анекдотов.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.