Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

Владимир Гельман: «В авторитарных режимах никакого порядка передачи власти нет в принципе»

27.11.2017 | Вопросы: Наталья Шкуренок, Санкт-Петербург

Переворот в Зимбабве: почему это произошло и может ли подобное случиться в России 

857467-12.jpg

Столица Зимбабве город Хараре

В Зимбабве, где последние 37 лет бессменно правил диктатор Роберт Мугабе, смена режима длилась чуть больше недели. 15 ноября ситуацию в стране взяли под контроль военные, спустя пять дней Мугабе согласился уйти в отставку, а уже 24 ноября был приведен к присяге новый глава государства, бывший вице-президент Эммерсон Мнангагва. За согласие добровольно уйти в отставку Мугабе получит $10 млн, иммунитет для своей семьи и неприкосновенность семейных бизнес-активов. Кроме того, как сообщила газета The Guardian со ссылкой на анонимного члена правящей партии «Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт» (ЗАНУ-ПФ), до конца жизни ему будут платить президентскую зарплату — $150 тыс. в год, а его жена пожизненно будет получать половину этой суммы. 

857467-10.jpg

На чем держался режим Мугабе и почему развалился как карточный домик — The New Times рассказал политолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге (ЕУ СПб) Владимир Гельман.



До свиданья, дедушка

NT: Военные Зимбабве настаивают, что переворота в стране не было. Тогда что же было?

Гельман: Это, конечно, военный переворот. Такие варианты смены правителей были очень распространены полвека назад, в 1960–1970-е годы, сейчас это большая редкость, о них стали забывать. Тем не менее в Зимбабве произошел именно переворот. И, да, это свержение диктатуры, что, как известно, сплошь и рядом влечет замену одной диктатуры ну другую. Вполне возможно, то же самое произойдет и в Зимбабве.

NT: Судя по телевизионной картинке, все произошло как-то слишком мирно: военного положения объявлено не было, тяжелую военную технику на улицу не вывели, только легкую, с Мугабе несколько дней вели переговоры об условиях отставки...

Военные перевороты бывают разные, здесь многое зависит от исторического и политического контекста. Мугабе, по сути, — создатель не только политического режима в Зимбабве, но и самого государства: те военные, которые его свергли, — это ветераны борьбы против режима Яна Смита в Южной Родезии, который проводил политику сегрегации, а в более широком плане — борьбы за независимость от Британской короны, которая увенчалась победой только в конце 1970-х — начале 1980-х годов*. После победы над режимом Смита, руководители партизанских отрядов, полевые командиры, стали частью истеблишмента, основой неформальной правящей коалиции во главе с Мугабе на протяжении большей части его правления. Поэтому для них было чрезвычайно важно обеспечить бескровный переход власти, большей частью — ради собственного будущего. И они с этой задачей справились.

857467-2.jpg

Фото: Flickr / Jon Martin

NT: Для самого Мугабе, на ваш взгляд, отставка была унизительна? Или в итоге обе стороны остались довольны друг другом?

Судя по информации в СМИ, Мугабе легко отделался. Силовой вариант свержения, особенно, если бы он сопровождался кровопролитием, обернулся бы гораздо бóльшими издержками и для тех, кто его свергал, и для страны в целом. 

«Для персоналистских режимов рано или поздно довлеющей проблемой становится проблема преемственности. Найти преемника, который устраивал бы все влиятельные группы в государстве, — это ведь немногим удается»

NT: А что, собственно, Мугабе сделал не так, что его вдруг отстранили? Пишут, что он решил передать власть своей жене и тем вызвал недовольство военных. Но разве сама 52-летняя Грейс Мугабе, в прошлом его многолетняя секретарша, не была органичной частью правящей верхушки? В чем президент-диктатор нарушил правила, устраивавшие всех?

857467-0.jpg

Грейс Мугабе очень надеялась унаследовать от мужа зимбабвийский «трон» Фото: flickr / alkhaleej online

Я бы не стал недооценивать того факта, что жена Мугабе, претендовавшая на все бóльшую власть, оказалась совершенно неприемлемой фигурой для военных, и ее амбиции стали той самой последней каплей, что переполнили чашу их терпения. 

Мугабе был хитрым политиком, ловким манипулятором, что и позволило ему так долго удерживать власть в своих руках, лавируя между разными группировками и проводя политику «разделяй и властвуй». Вспомните, как он проводил выборы — то приоткрывал окно для оппозиции, то закрывал**. Причем это был не самый кровавый и жестокий режим, особенно на фоне других африканских правителей. Это был классический персоналистский режим. А у всех режимов личной власти есть одна отличительная черта — они не способны к успешному воспроизводству, рано или поздно для них довлеющей проблемой становится проблема преемственности. Найти преемника, который устраивал бы все влиятельные группы в государстве, — это ведь немногим удается. То есть кому-то и удается, но то, что произошло с Мугабе, только подтверждает общее правило. 

Но у режима Мугабе было и отличие от других персоналистских режимов. В Зимбабве военные никогда не светились в первых рядах, однако же роль армии в политике страны с момента обретения независимости была довольно существенной. При этом Мугабе длительное время держал армию на расстоянии, не позволял военным выходить за установленные им рамки. Видимо, это тоже стало причиной недовольства властью Мугабе и поводом к его свержению: ведь неформально военные всегда составляли основу правившей в Зимбабве коалиции, но в последние годы не имели возможности влиять на принятие важных решений. 

NT: От Мугабе отвернулись даже те, кто шел с ним рядом все эти десятилетия, кто был ему обязан карьерой, — это его личный политический просчет или естественный ход истории?

Политиков в окружении Мугабе интересовали в первую очередь их собственные перспективы, их собственное будущее «после Мугабе» — это естественно для подобного рода режимов. В отличие от монархий, где передача престола наследнику узаконена и считается легитимной, в такого рода режимах никакого порядка передачи власти нет в принципе — кто оказался в нужный момент сильнее, тот и выиграл в борьбе. Те, кто входил в неформальную правящую коалицию, сделали свой выбор, исходя из своих личных стратегий и интересов. 

NT: Целую неделю Мугабе сопротивлялся, цеплялся за власть… На что он рассчитывал — что проскочит? Или это был банальный торг?

Готов предположить, что Мугабе, скорее всего, договаривался о безопасности для своей супруги, для кого-то еще из своего окружения и, конечно, для себя лично. Видимо, ему нужны были гарантии, что ему позволят остаться в стране или покинуть ее мирно, без эксцессов.

«Имя Мугабе оказалось у всех на устах главным образом из-за его провальной экономической политики, а не по причине его долгого правления» 

NT: На чем держался режим Мугабе — на его личном авторитете отца-основателя государства или на репрессивном аппарате? Почему его терпели так долго?

Этот режим, повторюсь, не был настолько репрессивным, как многие другие авторитарные режимы. Мугабе изначально ведь не был диктатором, он был довольно успешным и почти демократичным правителем в первые годы, после провозглашения независимости Зимбабве в 1980-м. Все помнят времена сумасшедшей инфляции в стране — к июлю 2008 года она достигла фантастической цифры — 231 000 000% в год. К концу того же года цены удваивались каждые 24 часа. А хорошие времена успели забыть. Тем не менее режим держался не столько и не только на репрессиях: да, оппозицию прессовали, но допускали до участия в выборах. Иначе говоря, режим сочетал и кнут, и пряник. И, несмотря на все провалы в экономике, очень важно, что это был изначально революционный режим, режим строителей независимости. А это известный закон: чем дольше такой режим удерживается у власти, тем меньше шансов у оппозиции отобрать эту власть. Один из самых выразительных примеров тому — Фидель Кастро. Вот так и Мугабе укрепил свою власть. 

Между тем в Африке есть и более живучие режимы, просто про них не вспоминают, — Камерун, Экваториальная Гвинея, другие. Имя Мугабе оказалось у всех на устах главным образом из-за его провальной экономической политики, а не по причине его долгого правления. 

NT: В Индонезии военные в 1965 году тоже сместили президента Сукарно, отца-основателя государства, но оставили его номинально у власти как некую ширму… Почему так же не поступили с Мугабе?

Главным образом потому, что Мугабе был уже очень пожилой человек, 93 года, а Сукарно было всего 70 лет. 

Ахиллесова пята вождя

NT: Сколько сегодня в мире осталось диктатур?

Если говорить об авторитарных режимах — а чаще всего под современной диктатурой понимают именно такой режим — то это десятки стран. Просто все авторитарные режимы разные, и в эту категорию попадут и Китай, и Иран, и Россия — а ведь это совершенно разные страны, по многим параметрам — несравнимые, между ними различий больше, чем между разного рода демократиями. 

NT: В чем, в принципе, самые слабые места авторитарных режимов?

Слабости у всех разные, но одна — общая и фундаментальная: преемственность власти. Желающих стать преемниками много, но к власти приходит один. 

Вот, к примеру, Сирия. Безусловно, это авторитарное государство, и пример Башара Асада показывает, что династические варианты передачи власти не в монархиях очень часто завершаются катастрофой. Если его отец, Хафез Асад, еще ухитрялся поддерживать баланс элит, то у Башара это плохо получилось. 

«После Второй мировой войны практически 70% авторитарных режимов потерпели фиаско не потому, что народ восставал, а из-за того, что происходили конфликты в элитах»

NT: Какие вообще варианты смены власти возможны в условиях автократии? Военный переворот — раз, узаконенная передача власти наследнику как в монархии — два. Какие еще?

Есть китайский вариант, где вопрос передачи власти решает высшее партийное руководство. Есть — мексиканский: в Мексике до недавнего времени президент правил 6 лет, потом уходил, назвав имя преемника, которого признавал истеблишмент. Но создать такой механизм передачи власти непросто, поэтому чаще всего смена главы авторитарного государства происходит либо в результате его смерти, после чего обычно следует переворот, либо — сначала переворот, а потом смена власти. После Второй мировой войны практически 70% авторитарных режимов потерпели фиаско не потому, что народ восставал, а из-за того, что происходили конфликты в элитах — окружение авторитарного лидера выступало его главным противником. 

Мугабе и Россия

NT: Какой вариант скорее будет в России?

Не отвечу на ваш вопрос. В России не было перехода власти, вот когда произойдет, тогда и можно будет говорить. А вообще, это как в спорте: во многих видах спорта используется мяч, но это разные виды соревнований. В России это просто другой вид спорта.

NT: И тем не менее есть ли в смене власти в Зимбабве некий урок для России? Можно ли, указав на Зимбабве, сказать — Россия, это твое будущее?

Скорее нет, чем да. В России роль армии качественно иная. В нашей стране с советских времен роль армии во внутренней политике и в борьбе за власть была второстепенной, в редких случаях отдельные элитные части играли важную роль, как, например, в аресте Лаврентия Берии. Но как институт армия во внутренней политике не участвовала. Даже когда военное руководство попробовало сыграть заметную роль, в частности, в августе 1991 года, реакция армии последовала достаточно жесткая, а в следующем эпизоде борьбы за власть, в 1993 году, армия фактически самоустранилась. Не думаю, что в России при участии армии произойдет что-то подобное тому, что произошло в Зимбабве. Когда-то — может быть, но не в ближайшей перспективе. И дело даже не в применении военной силы как таковой, а в том, как такие действия армии воспринимаются политиками и обществом. Шансы на то, что у нас истеблишмент и общество поддержат вооруженный захват власти, на мой взгляд, низкие.

Роскошные интерьеры, яхты, «роллс-ройсы», горы кэша — Роберт Мугабе ни в чем не отказывал не только своей жене Грейс, но и молодой поросли своего клана.

857467-6.jpg

Мишель и Ванесса Чиронга,  дочери магната Филиппа Чиянгва, племянника Мугабе Фото: instagram Chatunga Bellarmine Mugabe

857467-7.jpg

Слева — 25-летний Роберт Мугабе-младший — модник, весь в маму. Плюс личный преподаватель из Швейцарии и «роллс-ройс», а как же иначе. Справа — 32-летний Гениус Каджунгуре, еще один член клана Мугабе, хорошо разбирается в «роллс-ройсах» Фото: instagram Chatunga Bellarmine Mugabe

Читайте также: «Мугабе отстранен. Что дальше», «Переворот в Зимбабве: «Военные в первую очередь сместили жену Мугабе».

* Название «Зимбабве» страна получила в 1980 году, после победы на всеобщих выборах радикального крыла партии ЗАНУ — Африканского национального союза под руководством Мугабе. С 1978 по 1980 год страна называлась Зимбабве-Родезия, а до этого — Южная Родезия, которая с 1922 года была самоуправляемой колонией в рамках Британской империи. Независимость Южной Родезии от британской короны была провозглашена в 1965 году южно-родезийским премьером Яном Смитом, однако не получила признания в мире.

** В 2008 году Мугабе допустил до участия в президентских выборах лидера оппозиции Моргана Цвангираи и проиграл ему в первом туре. Однако официально победа Цвангираи не была признана. Более того, из-за нападений на своих сторонников Цвангираи отказался от участия во втором туре, и победа была присуждена Мугабе. На выборах 2013 года Мугабе, по оценкам независимых наблюдателей, также победил при помощи массовых фальсификаций.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.