Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

«Показания свидетеля достоверные, поскольку даны лицом при исполнении»

23.04.2007 | Морарь Наталья | № 11 от 23 апреля 2007 года

«Показания свидетеля достоверные, поскольку даны лицом при исполнении». Эти крылатые слова впервые прозвучали в судебном участке № 369 Тверского района города Москвы, где слушалось дело «об административном правонарушении» одного из лидеров «Другой России» экс-чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова. Они принадлежат мировому судье Татьяне Неверовой и истории.


Каспаров был в числе нескольких сотен задержанных на «Марше несогласных». Но до суда дошло несколько десятков. Адвокат Каринна Москаленко, возглавляющая «Центр содействия международной защите», которая вела восемь таких дел, в том числе и дело Каспарова, прокомментировала The New Times некоторые подробности нового судопроизводства.

«Времени точно не помню,
поскольку имею
— два сотрясения мозга —
и одну контузию»

Из постановления по делу от 14 апреля 2007 года:
«Каспаров Г.К. совершил нарушение установленного порядка проведения шествия. Так, 14 апреля 2007 года в 13 часов 30 минут, находясь по адресу: г. Москва, ул. Тверская, д. 19, шел в большой группе людей, выкрикивая антиправительственные лозунги».

Адвокат Каринна Москаленко: Задержание Каспарова состоялось задолго до 13.30, о чем сообщили не только российские, но и мировые информационные агентства (указывалось время 12.00 —12.05. — The New Times), и это свидетельствует как минимум о неправильном отражении времени задержания. Об этом я заявила в суде. Свидетель обвинения, сотрудник ОМОНа Иванов В.В., возмутился и стал говорить, что он точно не помнит времени задержания и мог вполне ошибиться на полтора часа, хотя до этого не раз настаивал, что указал в протоколе правильное время задержания. Когда адвокаты защиты попросили объяснить противоречия в даче показаний, сотрудник ОМОНа сослался на то, что ранее он перенес два сотрясения мозга и одну контузию.

«Каспаров Г.К. в судебное заседание явился и показал, что виновным в административном правонарушении себя не признал. При этом Каспаров Г.К. пояснил, что 14.04.2007 г. примерно в 12 час. шел с друзьями по ул. Тверская гор. Москвы, в этот момент им дорогу перегородили сотрудники ОМОНа. Он попросил освободить ему дорогу, поскольку ему надо было перейти на другую улицу. Сотрудники ОМОНа в данной просьбе ему отказали. Через некоторое время сотрудники ОМОНа стали задерживать прохожих. Во избежание конфликтной ситуации он с друзьями зашли в кофейню, куда через несколько минут ворвались несколько человек в форме ОМОНа. Один из которых по рации сообщил: «Они здесь». После чего он был задержан и препровожден в автобус, а затем доставлен в ОВД Пресненского района гор. Москвы».

Адвокат: Единственный свидетель обвинения, сотрудник ОМОНа Иванов, заявил, что правонарушение, в связи с которым он задержал Каспарова, — выкрикивание антиправительственных лозунгов. Хотя есть масса свидетелей того, что при задержании Каспаров ничего не выкрикивал, поскольку находился в кафе. По словам свидетеля, это были якобы слова «Россия без Путина» и «Долой полицейское государство». Даже если допустить, что все было именно так, то статья, которая бы запрещала выкрикивать так называемые антиправительственные лозунги, просто отсутствует. Это прямое нарушение Европейской конвенции по правам человека, а именно статьи 10 (право на выражение собственного мнения. — The New Times) и статьи 11 (право свободно участвовать в митингах и демонстрациях. — The New Times). Более того, нет юридического понятия «антиправительственные лозунги». Сотрудник ОМОНа утверждал, что выкрикиваемые лозунги были направлены на свержение существующего государственного строя. Я его спросила, не будет ли тогда переизбрание Путина на третий срок весной 2008 года также сменой существующего строя? Он затруднился ответить и сослался на полученный им приказ.

«Иванов пояснил, что является сотрудником оперативного батальона ОМОН и 14 апреля 2007 года с 12 до 16 часов он согласно приказу руководства осуществлял охрану общественного порядка по адресу: Москва, ул. Тверская, д. 19. Им был получен приказ не допускать к проходу на Красную площадь г. Москвы организованных групп граждан для осуществления несанкционированных мероприятий».

«Показания достоверные,
— поскольку даны лицом —
при исполнении»

Адвокат: Мы подали по этому поводу ходатайство, но судья его отклонила. В постановлении по делу было сказано: «Суд находит показания Иванова В.В. достоверными, поскольку Иванов В.В. исполнял служебные обязанности, ранее с Каспаровым Г.К. знаком не был, причин для оговора не имеется, заинтересованности в результате рассмотрения дела не усматривается». Мы указали судье на то, что в случае, если действия Гарри Каспарова будут признаны законными, тогда действия этого сотрудника будут автоматически признаны незаконными. Это означает, что у свидетеля есть основания давать необъективные показания и он заинтересован в исходе дела. Это напрямую нарушает статью 6 Европейской конвенции (гарантия права на справедливое судебное разбирательство. — The New Times) — имело место необеспечение равенства сторон в суде. Судья нас не услышала.

«Помимо показаний сотрудника ОМОНа Иванова В.В., вина Каспарова Г.К. в совершении данного правонарушения подтверждается доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства».

Адвокат: Судья Неверова не вызвала ни одного свидетеля со стороны защиты по списку, который мы ей представляли. Это одно из самых главных нарушений, которое судья допустила в ходе дела. Это опять же нарушает статью 6: необеспечение равенства сторон, необеспечение справедливого разбирательства и необеспечение права на вызов свидетелей. Даже если Европейский суд откажется применять статью 6 — административные дела, в отличие от уголовных, подпадают под эту статью, только если этого требует серьезность обвинения или важность затронутых прав, — мы можем обратиться к статье 13 Европейской конвенции (право на эффективные средства правовой защиты. — The New Times). Она также была нарушена.

«В действиях Каспарова Г.К. суд усматривает нарушение порядка проведения шествия, поскольку в нарушение требований закона данное публичное мероприятие не было согласовано с соответствующими органами исполнительной власти. Приняв участие в шествии, Каспаров Г.К. не выяснил юридически значимые обстоятельства, а именно законность его проведения, чем нарушил установленный порядок».

Адвокат: Задержание человека за то, что он вышел на улицу и идет по тротуару, вообще недопустимо. Он имеет на это право, и арест в данном случае совершенно незаконен. Судья ссылалась на то, что действия ОМОНа были оправданы тем, что марш нарушал порядок проведения демонстраций, о чем организаторы знали заранее. Почему об этом должны знать люди, случайно оказавшиеся в этот момент на Пушкинской площади, совершенно непонятно. Так, у нас один обвиняемый всего лишь пошел забирать из ремонта мамин телефонный аппарат, у него даже была с собой квитанция. Он ничего не знал о запланированном марше, и все равно был задержан. Отпустили его только в понедельник в здании суда. Второй задержанный встречался с другом на Пушкинской площади, также ничего не подозревая об акции. Друга не дождался, был задержан и точно так же отпущен лишь в понедельник. Оба были приговорены к оплате штрафа в 1000 рублей. Здесь была явно нарушена статья 5 Европейской конвенции — право на свободу и личную неприкосновенность. По российскому законодательству задержанный по административному правонарушению может находиться под стражей не более трех часов. (В случае если статья предусматривает арест на несколько суток, человека могут задержать на 48 часов, но статья 20.2 ч. 2, по которой был осужден Каспаров, этого не предусматривает. — The New Times). Гарри Каспарова продержали более 11 часов.

В данном случае была также нарушена статья 18 Европейской конвенции (пределы использования ограничений в отношении прав человека. — The New Times). Согласно этой статье ограничения должны отвечать сразу трем требованиям: должны быть предусмотрены законом, должны преследовать легитимную цель и должны быть необходимы в демократическом государстве. В нашем случае были нарушены все три пункта.

«Руководствуясь ст. 29.9 —29.11, ст. 1.7 (1—2) Кодекса РФ об административных правонарушениях, мировой судья постановил: Каспарова Гарри Кимовича признать виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 20.2 ч. 2 Кодекса РФ об административных правонарушениях и подвергнуть взысканию в виде штрафа в размере 1000 (одной тысячи) рублей в доход государства. Настоящее постановление может быть обжаловано в Тверской районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления через канцелярию судебного участка № 369 Тверского района г. Москвы».

Адвокат: Ни одно из шести поданных нами ходатайств удовлетворено не было. Защита намерена подать жалобу в Европейский суд по правам человека незамедлительно после вступления решения суда в законную силу, то есть сразу же после подачи и рассмотрения апелляции. Мы обсуждаем вопрос о применении сразу шести норм Европейской конвенции — 5, 6, 10, 11, 13 и 18. Это будет коллективный иск, сейчас идет сбор заявлений от всех незаконно задержанных и пострадавших во время «Маршей несогласных».

Режиссер Владимир Бортко: «Марш несогласных» нам точно не нужен!»
Я просто не понимаю, в чем они несогласны, зачем и почему. «Марш несогласных» нам точно не нужен. Что это такое? Это называется — чем хуже, тем лучше. То есть раскачивание ситуации в стране. А собственно, с чем они не согласны?! Что вообще объединяет господина Каспарова и господина Касьянова? Что между ними общего?

Задача всего этого — произвести больше шума. Большое переплетение интересов: во первых, из-за рубежа — там выгодно раскручивать такую ситуацию в России. Это делается специально. Давайте мы сейчас сделаем что-нибудь, чтобы про нас написали, а потом про этот случай раструбят на Би-би-си.

Второе — личные амбиции товарищей, которые управляют всем этим делом, в частности эта тройка — Касьянов, Каспаров и иже с ними, Лимонов вместе с обманутыми и наивными людьми, которые поддерживают эту историю. Лимоновцев и касьяновцев соединить вместе невозможно. Но у них это как-то получается.

Касьянов, Лимонов и Каспаров просто хотят занять положение, которое они считают себя достойным. Ну, например, господин Каспаров хочет быть чемпионом мира, но уже не в шахматах, а в чем-то другом. Они хотят чего-то совсем другого, а не того, что декларируют.

А чего они хотят? Того, чтобы вы про это написали и еще кто-то. Зачем? «Как нехорошо в России! Здесь же подавляются всякие права!» Права кого, права чего — неизвестно, но подавляются! Вот чего они хотят! Власть применяет не те методы, которые им хотелось бы. Вот и весь марш! Понятна моя точка зрения?!


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.