Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#ОМОН

#Политика

Технологии избиений и запугивания

23.04.2007 | Барабанов Илья | № 11 от 23 апреля 2007 года

Технологии избиений и запугивания.
Жестокость, с которой милиция и ОМОН разогнали «Марши несогласных» в Москве и Санкт-Петербурге, поразила даже видавших виды западных корреспондентов, поработавших во многих странах мира. Канцлер Германии Ангела Меркель, председатель ПАСЕ Рене ван дер Линден, Кристиан Хоман из Еврокомиссии, государственный департамент США потребовали от российских властей объяснений по поводу произошедшего. The New Times решил разобраться в технологиях разгона мирных демонстраций, которые, как выяснилось, отрабатывались на футбольных фанатах.


— Кровь —

Главный результат действий ОМОНа — кровь. В Москве во время шествия сотрудники правоохранительных органов разбили голову корреспонденту газеты «Майнити»1 Наоя Сугио. Газета уже потребовала от российского МИДа объяснений. В Санкт-Петербурге во время разгона толпы у Витебского вокзала пострадало несколько десятков человек. Журналист Илья Переседов, посетивший Мариинскую больницу, куда госпитализировали раненых, опубликовал на сайте Nazlobu.ru интервью с пострадавшими.

«У меня сломаны ребра и легкое пробито ребрами, — рассказал журналисту Александр Казанцев 52 лет. — Из легкого идет кровь». У члена федерального бюро партии «Яблоко» Ольги Цепиловой — черепно-мозговая травма, перелом костей носа, сотрясение мозга и обширная гематома лица: она получила удар дубинкой сзади, когда помогала подняться упавшей пожилой женщине. 56-летнему Борису Лихтенфельду врачи поставили диагноз «гемартроз» (повреждение суставов ног в результате ушибов).

— Как это делается —

Михаил2, в недавнем прошлом — один из лидеров фанатов ЦСКА, побывал на обоих «Маршах несогласных»: и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Действия властей ему показались весьма знакомыми. «На этих маршах ОМОН действовал так же, как он обычно действует на стадионах, просто раньше так не работали с оппозицией», — объяснил Михаил корреспонденту The New Times.

При разгоне футбольных фанатов сотрудники ОМОНа использовали обычно три главных приема.

Прием первый: рассечение толпы
На стадионах ОМОН вклинивается в толпу фанатов, разбивая их на группы. То же самое случилось в субботу в Москве, когда ОМОН, милиция и внутренние войска блокировали Пушкинскую площадь, где должны были собраться участники «Марша несогласных». Еще на подходах к площади омоновцы окружали отдельные группы молодых людей (от трех человек и больше) и тащили их в автозаки. В Москве, как утверждают правозащитники, было задержано от 200 до 400 человек, в Петербурге — 120 человек.

Прием второй: нейтрализация лидеров
«На стадионе всегда находился «сотрудник», который знает всех лидеров фанатов в лицо, и когда ему казалось, что ситуация может выйти из-под контроля, он просто пальцем показывал на конкретных людей, и ОМОН их выдергивал из толпы», — говорит Михаил. В Москве ОМОН действовал по схожей схеме, задержав в самом начале «Марша несогласных» лидера «Объединенного гражданского фронта» (ОГФ) Гарри Каспарова и попытавшись задержать экс-премьера Михаила Касьянова. Лидер «Авангарда красной молодежи» Сергей Удальцов рассказал The New Times, что в Санкт-Петербурге он стоял в стороне от колонны, когда на него указал омоновцам человек в штатском, после чего Удальцова задержали. Точно так же уже у входа на станцию метро «Пушкинская» в Санкт-Петербурге был задержан бывший депутат законодательного собрания Сергей Гуляев. Гуляев призывал людей расходиться и спускаться в метро, когда его на глазах у толпы атаковали сотрудники ОМОНа: Гуляев упал, и омоновцы били его резиновыми дубинками, пока не сломали руку.

Прием третий: «коробочка»
Людей берут в кольцо, не позволяя никому выйти: периодически ОМОН c разных сторон наступает, избивая всех подряд и задерживая тех, кто не успевает вовремя сориентироваться и убежать. В Санкт-Петербурге эту технологию использовали, когда толпа митингующих от площади перед Театром юного зрителя, где проходил разрешенный властями митинг, двинулась к метро: ОМОН окружил людей на площади перед Витебским вокзалом. Причем не спасало и удостоверение журналиста — скорее оно действовало как красная тряпка на быка: когда корреспондент The New Times попытался выбраться из «коробочки», показывая свою пресс-карту, он в ответ получил удары омоновским щитом. Избивали не только участников согласованного с властями, заметим, митинга, но и случайных прохожих. «Вместе со мной в отделении сидели пять человек, выходивших в этот момент из здания вокзала и не имевших никакого отношения к «Маршу несогласных», — утверждает Николай Ляскин, лидер движения «Смена». Тому подтверждение и появившиеся в интернете аудиофайлы и распечатки переговоров ОМОНа: «Всю группу, которая у вокзала, всех задерживаем. Никого за цепочку не выпускаем…» — приказал позывной «Алтай».

— Зачем это делается —

Ляскин, которого ОМОН «принял» дважды, то есть арестовывал и в Москве, и в Питере, уверен, что в Санкт-Петербурге перед ОМОНом была поставлена задача испугать демонстрантов. Расчет следующий: побывав один раз в «коробочке», которую ОМОН устроил на площади у Витебского вокзала, человек не выйдет больше протестовать. Отбить такое желание должно и попадание в милицию. «При задержании первый удар всегда идет по ногам, — объяснил The New Times Ляскин. — Человек уже не сможет убежать, а дальше с ним можно делать все что угодно». Бывший фанат ЦСКА Михаил это подтверждает. В качестве примера приводит побоище, которое в 2000 году ОМОН устроил на стадионе «Динамо» в Москве, когда в больницах оказалось несколько десятков болельщиков, наблюдавших за футбольным матчем Швейцария — Россия по установленному монитору.

При этом задержанные на «Маршах несогласных» подчеркивают одну любопытную деталь: объясняя причины ареста, омоновцы говорили: «А зачем вы били витрины и жгли машины?» «Все наши объяснения, что ничего подобного не было, впечатления не производили, — рассказал Ляскин. — Такое ощущение, что сотрудников заранее накачивали: мол, приезжают хулиганы, будут все громить». Михаил добавляет: «Раньше говорили: «Мы за вас в Чечне умираем, а вы тут фигней занимаетесь», теперь говорят то же самое, только глагол «умирать» уже в прошедшем времени».

— Петербургский полигон —

C жестокостью петербургских силовиков в Северной столице успели познакомиться — 2007 год в этом смысле выдался урожайным. В начале марта в Петербурге случился скандал с фанатами футбольного клуба «Спартак». Молодые люди, приехавшие на матч с местным «Зенитом», прямо с вокзала были доставлены милицией в огороженную резервацию на берегу Невы. Несколько часов люди стояли на ветру, а им не позволяли даже выйти в туалет. Буквально накануне марша в Петербурге такой же скандал случился с болельщиками футбольного клуба «Динамо». Молодых людей с вокзала доставили в отделение милиции и продержали там несколько часов, отпустив только тогда, когда матч завершился. Точно так же в день «Марша несогласных» в Питере прямо на Московском вокзале были задержаны журналист Александр Рыклин, исполнительный директор ОГФ Денис Билунов и помощница Гарри Каспарова Марина Литвинович, направлявшиеся на марш. Как рассказала The New Times Литвинович, которая в итоге до марша добралась, задержанные покинули отделение, оставив милиционерам свои паспорта.

Будет ли проведено
— объективное расследование? —

Депутаты Думы создали рабочую группу по анализу конфликта, возникшего между гражданами и милицией в Москве и Санкт-Петербурге. Итоги работы группы, впрочем, легко предсказуемы. Помимо независимого депутата Владимира Рыжкова, собирающего от пострадавших заявления для дальнейшей передачи их в судебные инстанции, в группу неожиданно вошел и представитель ЛДПР Сергей Абельцев, накануне марша назвавший «несогласных» «паршивыми овцами» и предложивший спустить на толпу бешеных собак. А спикер Госдумы и лидер «Единой России» Борис Грызлов заявил, что «главным вопросом разбирательства станет вопрос о том, кто провоцирует проведение таких акций, на чьи средства осуществляются такие провокации».

На разгон «Маршей несогласных» и многочисленные избиения на них работников СМИ жестко отреагировали журналисты. В четверг председатель правления телекомпании ARD Фриц Рафф и директор телеканала ZDF Маркус Шехтер обратились с открытым письмом к Владимиру Путину, возмущаясь отсутствием в России свободы прессы. С подобными обращениями выступили Союз журналистов России и рядовые работники СМИ.

В Петербурге, где в ходе разгона «Марша несогласных» пострадало около 15 журналистов, даже представители вполне лояльных СМИ вынуждены были обратиться с запросом о правомерности действий правоохранительных органов. Инициаторами обращения к руководству петербургских силовиков, главе ГУВД Вячеславу Пиотровскому и прокурору города Сергею Зайцеву, стали издания, принадлежащие близкому другу Владимира Путина Олегу Руднову. Руднов известен как один из создателей банка «Россия», который владеет Пятым телеканалом, а с недавних пор и телеканалом «Рен ТВ». Под обращением к главе ГУВД и прокурору города подписались руководители принадлежащих Руднову газет «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время», «Смена», радиостанции «Балтика», телеканала «СТО» и Балтийского информационного агентства.

Правозащитные организации также намерены собрать информацию о пострадавших, о чем в четверг сообщила глава Московской хельсинкской группы Людмила Алексеева. По словам Алексеевой, правозащитники обеспечат адвокатской поддержкой всех, кто решится обратиться в прокуратуру по факту нарушения своих прав на «Маршах несогласных». 26 апреля представители правозащитных организаций проведут свой митинг солидарности с пострадавшими 14 и 15 апреля в Москве и Санкт-Петербурге. В минувший четверг они призвали Европейский союз и Соединенные Штаты «закрыть двери перед виновными в преследованиях участников «Маршей несогласных». В список невыездных они включили министра внутренних дел Рашида Нургалиева, главнокомандующего внутренними войсками МВД Николая Рогожкина, губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко, а также мэров Москвы и Нижнего Новгорода Юрия Лужкова и Вадима Булавинова.

Из переговоров руководства ОМОНа во время разгона «Марша несогласных» в Санкт-Петербурге 15 апреля 2007 года

— Я «Алтай», я «Алтай»! Мероприятие на Пионерской площади завершено. Всем нарядам — готовность номер один.
— Оцеплению у ТЮЗа — уплотнить его только на выход, а не на вход. И граждан не пускайте туда.
— Я в зоне один, я «Алтай»! Всю группу, которая у вокзала, всех задерживаем, которые на проезжей части… никого за цепочку не выпускаем!
— Я «Площадь», у Витебского вокзала всех задерживаем и сажаем в автобусы. Срочно, срочно! Туда выдвигаете только ОМОН!
— Пушкинская, цель... вход, имей в виду, теперь тоже могут выйти!
— Гороховой угол, на проезжей части, давайте всех на тротуаре задерживайте тоже!

Из переговоров руководства ОМОНа во время разгона «Марша несогласных» в Москве 14 апреля 2007 года

— На углу у меня 30 журналистов стоят.
— Если автобус заполнен, через «Волгу» отправляйте.
— «Брянск-1», «Брянск-3». Кто там у вас, Николай?
— Кинотеатр «Пушкинский». Под лестницей стоят 25 человек пожилого возраста — это активисты «Другой России», хотят пройти на площадь.
— От Маяковки идут небольшими группами. Давайте задерживайте, задерживайте. В автобусы грузите. Чтобы никто к нам не проходил.
— Вот на Триумфальной дают 100 человек, есть такая цифра или нет?
— У «России» контингент какой?
— В основном пожилые, за 50 лет. Это представители «Другой России».
— Они внизу пандуса?
— Они под лестницей. От памятника, если смотреть с правой стороны.
— Вот мы смотрим. Это молодежь, похоже.
— 301-й, убирай всех оперативно!
— 461-й, где-то там люди. Чего они собрались? Чего хотят?
— В сквере что за люди?
— Тут стоят журналисты. Они показали аккредитацию.
— «Белгород» на связи.
— 121-й.
— «Птица» на связи.
— «Белгород», есть задержания у вас?
— Все пока тихо.
— На парапете убирайте людей.
— 693-й, 693-й, к входу метро подходи.
— Принял.
— «Брянск» «Алтаю»! От метро «Пушкинская» автозак подайте. Нужен еще один на Тверскую.
— У «Кофе-хаус», «Брянск-3», на пролете девять человек.
— 461-й, 461-й, «Алтай» на связи.
— В Тверское, в Тверское.
— Дошли до группы. Тут в основном журналисты и человек 12 непонятные. Подошли сотрудники ФСБ.
— Зачистите переход. Зачистите.
— У меня все 250 человек. Не начинали еще митинг.
— Из резерва человек 30 добавь в помощь «Брянску».
— Плакат тут держат «Нет третьему сроку» у кинотеатра «Россия».
— «Брянск-3», давай сюда еще резерв подтягивай.
— Группа лиц собирается без транспарантов, но с цветами.
— Задерживай!
— Подтягиваются непонятные люди. Возле «Шоколадницы» человек 30 пока.
— Задерживай, дорогой, задерживай. И помощь «Брянску»!
— Я отправил 30 человек туда и 20 со мной.
— «Сокол-1» «Ростову». Сообщение есть: идет группа в количестве 50 человек без транспарантов.
— Задерживайте.
— По возможности два основных проезда перекрыть. Есть информация, что могут пойти с тылу к нам.
— По 20 человек справа и слева от «России».
— Сколько человек? Задерживаем молодежь, всех подряд.
— Со стороны Триумфальной 50 человек подошли. Каспаров среди них.
— Задерживайте, задерживайте их.
— Пошли, покажу, кого задерживать.
— «Брянск». Задерживайте всех. Всех, кто есть, в свои автобусы. И чтоб Каспаров не ушел.
— Хакамада стоит дает интервью, направляет всех в сторону Пушкинской.
— Понял.
— Воронин на связи.
— Что они там скандируют? Кто у нас на крышу залез?
— Воронин, увози, увози задержанных.
— Задерживайте, я сказал, задерживайте.
— На крыше «Нокиа» и «Макдоналдса» флаг какой-то.
— Знаменка, Знаменка.
— 130-му, флаг НБП один отмечен на здании над «Макдоналдсом».
— Крупнов на связи.
—На связи «Брянск-1».
— Крупнов, Богданович, все резервы к Пушкинской, чтоб никто не подходил. Бегом, бегом.
— «Алтай» 461-му. У нас на перекрестке Малой Дмитровки собрались в основном все журналисты.
— Вы задержали их или нет?
— 20 задержанных.
— Хакамаду оттеснили и пошли на Малую Дмитровку.
— Хакамада пошла по Страстному бульвару.
— Понял, понял. Вот туда группа человек 20 побежала. Повнимательнее.
— Никого на проезжую часть не пропускаем.
— Богданович на приеме. Убираем, убираем. Поехали, поехали.
— На приеме «Марий Эл», елки зеленые.
— По Тверской в сторону области.
— Все в автобус в наш. Будьте готовы. Поедем оформлять.
— У меня проезжая часть чистая.
— Корреспондентов убирай.
— Провожу работу.
— Какую, на х..., работу? Толпы идут по твоей стороне!
— Команда «Алтая» растягивать до Маяковки, ОМОН выставлять.
— Наши наряды оттесняют его, он дает интервью журналистам.
— Осинин, что оттесняете? Задерживайте Касьянова. Дайте команду Осинину! Силы нужны?
— Достаточно сил.
— Всех задерживаем активистов, и в автобусы.
— В машины побыстрее, побыстрее.
— Тут забито все.
— Евсиков, толпа зевак на Тверском бульваре стоит. Расчищай. По тротуару вытесняй и задерживай.
— Касьянова отбили, он направился по Страстному бульвару вниз (двое из восьми охранников бывшего премьера были задержаны; утверждают, что у остальных якобы были удостоверения Федеральной службы охраны. — The New Times).
— Касьянов пошел по Страстному.
— Как Касьянов ушел? Кто его упустил, ребята?
— Кто с Касьяновым работает?
— Отбили его, он ушел в сторону Страстного бульвара к Петровке.
— Кто из ваших по Касьянову задержание делал?
— Он идет или что?
— Он ушел по Страстному.
— А за ним кто идет?
— Нет. Нет.
— Плохо очень.
— Каспаров задержан и отправлен в Краснопресненское.
— С Тверской резервы.
— Тверская площадь, где начальник резерва? Слушайте шестой канал. Липецкий ОМОН идет.
— Ноль пятый спрашивает, есть возможность толпу расталкивать, им люди мешают.
— Провожай, чтобы не сталкивали.
— Подскажите позывной резерва на Тверской площади?
— Морковин. — Морковин, б..., первый батальон. Липецкий ОМОН перемещай. Бегом, б..., козлы.

____________________

1 В переводе с японского «Ежедневная».
2 Михаилу 25 лет.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.