#Мнение

Между Альенде и Пиночетом

22.11.2017 | Евгений Бай*

В Чили выработан иммунитет от авторитаризма, но радикальные силы  снова популярны

Результаты первого тура президентских выборов в Чили, по итогам которого ни один из кандидатов не набрал требуемые для победы 50% голосов, сильно озадачили чилийских политологов. Во второй тур, намеченный на 17 декабря, прошли кандидат от умеренных правых 67-летний миллиардер Себастьян Пиньера, который уже был президентом страны, и представитель левоцентристского блока Алехандро Гильер. Фаворитом, как и ожидалось, стал Пиньера, но вместо ожидавшихся 44% он получил лишь 36. Гильер довольствовался тем, что ему было предписано, — 22%. 

Настоящими же сенсациями стали третье место кандитата от леворадикального Frente Amplio («Широкого фронта») Беатрис Санчес, которая получила 20%, и неплохой результат кандидата от ультраправых Хосе Антонио Каста, которого называют «кандидатом Пиночета».

Frente Amplio, объединяющий около десятка левацких партий, был создан всего лишь в начале 2017 года. Во главе его стоят двое студентов, являющихся депутатами чилийского парламента, — Габриэль Борик и Хиорхио Хаксон. Их возраст (первому — 31 год, второму 30) не позволяет им баллотироваться в президенты, и они поддержали журналистку Беатрис Санчес, которая уже участвовала в выборах. Лидеры Frente Amplio не скрывают своих симпатий к бывшему президенту Сальвадору Альенде, который был свергнут во время военного путча в сентябре 1973 года. Вероятно, возраст молодых парламентариев не дает им в полной мере оценить негативный опыт правительства Народного единства, но радикальные левые идеи, широко распространенные не только в университетах Чили, но и по всему миру, будоражат их сознание. Платформа фронта схожа с позициями леворадикальной испанской Podemos и представляет собой набор популистских призывов с целью разрушить существующий неолиберальный порядок.

На крайне правом фланге 51-летний адвокат Хосе Антонио Каст, напротив, восхищается бывшим диктатором Аугусто Пиночетом и говорит, что если бы тот был жив, то непременно проголосовал бы за него. И, как показывают результаты первого тура, у адвоката немало сторонников: вместо 1–2%, которые ему прочили социологи, он получил 8% — в первую очередь, это голоса военных, которые с ностальгией вспоминают старые времена. Фаворит гонки Пиньера, кстати, всегда осуждал нарушения прав человека и в целом антидемократическую практику Пиночета. Но сейчас получается, что пиночетист, играющий на одном с ним электоральном поле, сильно затрудняет его шансы победить во втором туре. И аналогичная картина — на левом фланге, где молодые радикалы вставляют палки в колеса Гильеру, умеренному кандидату от левого центра, который будет противостоять Пиньере.

Значит ли это, что Чили, пережившая три года провального по всем социально-экономическим параметрам правительство Сальвадора Альенде, а потом 17 лет военной диктатуры Аугусто Пиночета, не может вырваться из плена бывших химер? 

Чилийцы называют свою страну, наряду с Уругваем, «белой вороной» на континенте. В этих двух государствах, переживших и власть военных, и партизанские войны левых боевиков, выработался определенный иммунитет к широко распространенному на континенте популизму и авторитаризму. В Чили и Уругвае — самые сильные в Латинской Америке политические институты, самый независимый от исполнительной власти суд и самые мощные СМИ. Международная организация Transparency International традиционно ставит Чили на первое место в списке стран с самым низким уровнем коррупции на континенте.

Альенде, который покончил с собой из автомата Калашникова, подаренного ему Фиделем Кастро, и Пиночет, который избежал тюремного заключения лишь благодаря старческому слабоумию, продолжают оставаться в Чили популярными фигурами прошлого

Президенты-левоцентристы находились во дворце Ла Монеда в течение трех десятилетий после краха диктатуры. Один из них, Рикардо Лагос, внес в Конгресс закон о сокращении президентского срока с шести до четырех лет без права немедленного переизбрания. Было решено, что эти четырех лет вполне достаточно, чтобы лидер смог проявить себя.

После этих трех десятилетий левоцентристы в 2010 году уступили власть правому политику Себастьяну Пиньере, и никакого землетрясения в стране не произошло. А в 2014 году была переизбрана президент-социалист Мишель Бачелет. Пиньера, несмотря на свой высокий рейтинг, уступил ей власть по новому закону. 

Теперь же происходит обратная рокировка. Но никто не видит в ней никакого драматизма. Предполагается, что Пиньера, самый богатый человек в Чили (Forbes оценивает его состояние в $2,7 млрд), лишь продолжит, хотя, возможно, и с бóльшим успехом, реформы, начатые Бачелет.

Как бы то ни было, радикалы, которых поддерживают чилийские бедняки, с одной стороны, и силовики — с другой, портят им игру. В итоге Пиньера вынужден был усилить свой антилевый дискурс, а Гильер будет неизбежно прислушиваться к мнению радикалов-студентов. И получается, что Альенде, который покончил с собой из автомата Калашникова, подаренного ему Фиделем Кастро, и Пиночет, который избежал тюремного заключения лишь благодаря старческому слабоумию, продолжают оставаться в Чили популярными фигурами прошлого.

* Евгений Бай — журналист, постоянный автор NT.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.