Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Ельцин показал: здесь могут уважать свободу, атаковать безделье и жажду «халявы», здесь может появиться демократия

30.04.2007 | Дондурей Даниил | № 12 от 30 апреля 2007 года

Ельцин показал: здесь могут уважать свободу, атаковать безделье и жажду «халявы», здесь может появиться демократия.

Культуролог, главный редактор журнала «Искусство кино»
Даниил Дондурей

По поводу кончины Бориса Николаевича Ельцина в последние дни было много суждений как политических лидеров и деятелей культуры, так и обычных людей. Сказано очень много здравого и точного, и все были едины в том, что он сломал хребет советскому строю, самой социалистической цивилизации. Он решился это сделать, и главное — у него нашлись для этого силы. Необходимые характер, воля, смелость, ресурсы и внутреннее богатство личности. В этом смысле я согласен с теми, кто утверждал, что Ельцин — детище российской культуры. И если Ленин и Сталин — это злые гении, выдающиеся кукловоды, демиурги с дьявольским и людоедским потенциалом, то Ельцин как раз очень светлый.

«Он атаковал святая святых
— российскую ментальность —
и русское феодальное сознание»

Однако о двух вещах, мне кажется, никто не говорил. Во-первых, о том, что у культурологов, интеллектуалов, философов, людей рефлексирующих есть ощущение, что с российской культурой ничего нельзя поделать, что она, в сущности, после татаро-монгольского ига не меняется, универсально проникает в каждый элемент российской социально-экономической, политической, психологической жизни. Пронизывает все социальные сословия — от разнорабочих до лидеров государства. Поистине вездесуща. Такие транслируемые сквозь время культурные матрицы диктуют определенные принципы существования независимо от толщи социальной и культурной жизни, типов экономических формаций. И кажется, что все это вечно: отсутствие законов, наплевательское к ним отношение, юридическая жизнь «по понятиям», делегирование властителю всех полномочий, всей ответственности, предоставление чиновникам возможностей править — сесть на кормление, тысячелетняя коррупция, подчинение вышестоящему и насилие над нижестоящим, эффективность воровства как особой формы хозяйствования в России. Все это — навсегда! Такое убеждение у нас всех — у политиков, ученых, простых людей, бизнесменов… Мне кажется, главное достижение Ельцина в том, что он дал надежду элите, а значит, и народу, более того, показал на практике, что если есть воля политического лидера, то он может — в состоянии — добиться консолидации нашего непростого общества, развитого в образовательном смысле, продвинутого российского общества, и мы можем атаковать святая святых — российскую ментальность и русское феодальное сознание. Ельцин показал: здесь могут уважать свободу, атаковать безделье и жажду «халявы», здесь может появиться демократия, могут, в принципе, договориться о том, что воровство — не самый эффективный способ распределения национального продукта, могут относиться к инородцам и иноверцам не как к врагам и подонкам.

Никто за эти скорбные дни не сказал, что Ельцин атаковал российскую ментальность, будучи лучшим сыном, взявшим все лучшее у нее. Широту характера, медвежачьи повадки, отвагу, какую-то невероятную возможность своим ростом взять дубину и ударить по кому угодно, если это противник раскрепощения его Родины. Он имел на это полное право, поскольку был чистый русак, и тем не менее именно он атаковал гигантские творческие, они же стагнационные и мертвящие матрицы русского протофеодального сознания. Абсолютно уникальное свойство и предназначение Бориса Николаевича.

Интеллигенция начала
— атаковать все нововведения —

Второе очень важное обстоятельство связано с тем, что основным защитником и хранителем феодальных отношений России является интеллигенция. Не Кремль, хотя он и не против этого, и не народ, который в большинстве своем не может, просто не умеет самостоятельно интерпретировать жизнь. В условиях медийного общества интеллигенция сразу же — в начале 90-х — начала атаковать все нововведения и модернизацию страны в целом. Она имеет колоссальную власть в России, как бы она ни прикидывалась, что это не так, что существует только президентская власть, фээсбэшно-правоохранительная, прокурорская. Важнейшим принципом управления современным обществом является принцип: власть — это интерпретация реальности. И здесь у интеллигенции, естественно, колоссальные возможности. Она формирует повестку дня, отбирает, что важно выделить, высветить из потока жизни, а что нет. Интерпретирует сюжеты, диктует способы упоминания, фокус, масштаб, направленность общественного внимания — будет ли это показ премии MTV, высказывания Ксении Собчак, уход от принца Уэльского его девушки или мюнхенская речь Путина. Это миллионы слов, их цвет, ракурс, вкус, которые говорят нам про важнейшие вещи жизни.

Так вот, все годы после 1993-го элита говорила против Ельцина. Как бы ни плакали, что бы ни утверждали в последние три дня по телевидению, интеллектуальная и творческая элита нашей страны — надо иметь смелость это признать — на 80 —90% Ельцина не приняла, более того, она его ненавидела. И научила народ объявить его виновным во всех тяготах и трудностях эпохи перемен. Именно элита запретила распространять информацию о положительных результатах модернизации.

Она объявила Чубайса, Гайдара, всех либералов и демократов извергами, монстрами. Объявила 90-е годы самыми несправедливыми в российской истории. Потом все успехи приписала Путину, нефти и газу. Живой пример — это Лужков, замечательный лидер, который на протяжении 15 лет громил «горе-реформаторов», «радикал-реформаторов», и при этом все прекрасно знают: каждый миллиметр московской жизни основан на использовании гигантских возможностей рынка. Интеллигенция — писатели, режиссеры, художники, ученые, а особенно все телеведущие, кроме Познера, Архангельского, Толстой, Смирновой, Прошутинской, каждую неделю говорят «эти страшные 90-е». Почему страшные? Это же волшебный мир свободы, раскрепощения, предоставления каждому колоссальных возможностей.

Миллионам так и не объяснили схемы приватизации, многие до сих пор думают, что приехали несколько Абрамовичей и у доярки Сидоровой отняли несметные по стоимости алюминиевые комбинаты. Как можно так зачумить народ? Как можно не понимать природу событий, самих экономических отношений. В этом, конечно, виноваты и правые либералы, которые были в то время у власти. Они до сих пор не умеют и не хотят ничего объяснять своим одураченным соотечественникам. Им вообще кажется, что экономика существует и развивается без людей. Действуют этакие агрегированные процессы — инвестиции, цены, правильная валютная политика, профицит бюджета…

Ельцин, к сожалению, не понимал основной драмы современной России — того, что люди в своих поведенческих практиках живут одной жизнью — рыночной, буржуазной, а в представлении о ней руководствуются социалистическим сознанием. Опросы месячной давности показывают, что 68% населения нашей страны, включая молодых, страдают и болеют о конце социализма, об СССР. Можете представить, что было бы с населением страны, и тем более с идеологическими отделами ЦК КПСС, если бы в результате научных исследований Сталин в 1934 году узнал, что через 15 лет после Октябрьской революции семь из десяти советских граждан обожают монархию и Николая II? Что было бы со страной? А именно это сейчас происходит с Россией.

Подавляющее большинство населения не любит Ельцина. Лишь один процент (!) наших граждан хотели бы сегодня жить в его время. Интеллигенция раскрутила все необходимые для этого массовые мифологии.

Телевидение было в эти три дня достойным, благородным и доброжелательным по отношению к усопшему. А ведь еще недавно при его жизни из каждых 100 слов 95 были направлены против него. Ельцина постоянно дискредитировали, а он не обижался. Всегда терпел. В результате народ относится к нему гораздо хуже, чем к таким властителям, как Ленин и Сталин. Отношение отрицательности соизмеримо чуть ли не с отношением к Гитлеру. Это какая-то страшная дурманящая нашу национальную культуру и национальную совесть неблагодарность! Может быть, хотя бы своей смертью он прекратит это... Хотя я в это не верю, потому что выходящие из своих «Мерседесов» ведущие телевизионных токшоу считают, что страна при Ельцине жила страшно, как никогда прежде. Но, может, будет дана человеческая команда это не продолжать, была же она дана в эти три дня. То, о чем я говорю, не звучало по телевидению, не было опубликовано в прессе и даже в интернете… Мы достойно почтили память этого великого человека, уже хотя бы потому, что он привел — с собой — к власти нашего президента. Но вот если страшная неблагодарность к своему бесстрашному лидеру продолжится, то нашей стране будет трудно выйти из того сверхрискованного лабиринта собственной культуры и ментальности, из которого Ельцин самоотверженно пытался ее вывести.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.