Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Эстонское События, произошедшие в Эстонии, вызвавшие такой бурный протест в России, невозможно рассматривать вне исторического контекста

14.05.2007 | Креймер Марк | № 13-14 от 14 мая 2007 года

События, произошедшие в Эстонии, вызвавшие такой бурный протест в России, невозможно рассматривать вне исторического контекста.

Марк Креймер
директор Центра по изучению холодной войны Гарвардского университета США

А контекст этот следующий. Эстония получила государственную независимость — впервые в своей истории — в конце Первой мировой войны. Однако независимость оказалась чрезвычайно скоротечной. Советские войска вошли в Эстонию в середине октября 1939 года в результате договоренности с нацистской Германией. Согласно пакту Молотова — Риббентропа Советский Союз получил контроль над тремя прибалтийскими государствами — Латвией, Литвой и Эстонией. Первоначально контингент советских войск составил 25 тысяч солдат и офицеров, но в течение следующих восьми месяцев он вырос еще на 100 тысяч за счет солдат Красной армии и дивизий НКВД. В июне 1940 года советское правительство предъявило Эстонии ультиматум, после чего марионеточному правительству ничего не оставалось, как принять решение инкорпорироваться в состав Советского Союза. Официально присоединение Эстонии к СССР было представлено как добровольное (это же вновь стали повторять официальные лица администрации Владимира Путина). На самом деле это было все что угодно, но только не добровольный шаг: Эстонию, равно как Латвию и Литву, принудили пойти на это.

Советская оккупация Эстонии с июня 1940 года по июль 1941-го отличалась чрезвычайной жестокостью. Около 18 450 эстонцев были убиты или отправлены в советские лагеря и тюрьмы, наиболее массовые депортации во всех прибалтийских республиках произошли в ночь с 13 на 14 июня 1941 года. Впрочем, то же, если не худшее, происходило и в восточной части Польши, также оккупированной СССР: как минимум 1,5 млн поляков были депортированы в ГУЛАГ, многие погибли во время рейдов НКВД. О том, что произошло в марте 1940 года в Катынском лесу, где были расстреляны 15 тысяч польских офицеров, хорошо известно.

Ужасы советской оккупации Прибалтики, в том числе и Эстонии, не могли не сказаться на отношении населения к вошедшим на их территорию нацистским войскам. Когда немецкая армия вошла в Эстонию в июне 1941 года, а советская армия и войска НКВД вынуждены были покинуть ее, многие эстонцы думали, что хуже уже не будет — возможно, будет даже лучше, чем под властью Советов, и республике удастся вернуть себе государственность. Пропаганда советского времени, да и нынешняя, времен президента Путина, нередко представляет эстонцев как народ, с готовностью принявший идеологию национал-социализма. Это далеко не так. Действительно, в Эстонии были крайне правые, разделявшие взгляды германских нацистов, тем не менее нельзя сказать, что эта идеология была принята широкими слоями населения — тем более когда эстонцы поняли, что немцы вовсе не собираются предоставлять Эстонии независимость. Правда и то, что в Эстонии был антисемитизм, но в значительно меньшей степени, чем в Литве или Латвии (как и в большей части остальной Восточной Европы), — в том числе и потому, что в Эстонии было небольшое еврейское население. До 1939 года оно насчитывало 2 тысячи человек (из которых около 500 были депортированы во время советской оккупации в 1940 —1941 годах), в то время как в Литве было примерно 220 тысяч евреев, а в Латвии — около 100 тысяч.

Формирование Estnische SS-Legion (эстонский легион СС) произошло на ранних этапах немецкой оккупации, когда эстонцы все еще надеялись, что сумеют договориться о возвращении им государственной независимости. Сначала было сформировано три легиона СС — каждый по 800 человек (в сумме — около 2400). Позднее батальоны выросли до бригад, и в конечном итоге была сформирована Estnische SS-Freiwilligen-Division (20-я эстонская добровольческая дивизия СС, позже переименованная в 20-ю гренадерскую дивизию Ваффен-СС). Она насчитывала примерно 11—12 тысяч эстонцев, которые находились под командованием немецких офицеров. В сравнении с общей численностью населения это соответствовало числу датчан, бельгийцев, норвежцев, шведов, финнов и голландцев, входивших в национальные легионы СС в период немецкой оккупации этих стран.

Безусловно, некоторые члены эстонских легионов СС вошли в их состав добровольно и вполне разделяли их идеологию. Но большинство было забрано туда по призыву. В отличие от Литвы, где немало и солдат легионов СС, и самых обычных людей добровольно соучаствовали в преступлениях нацистов, в уничтожении еврейского населения, большинство из тех, кто сражался в составе эстонских легионов СС, воевали не против мирного населения, а против Красной армии. Однако правда и то, что отделения эстонских легионов Ваффен-СС были участниками кровавой бойни в белорусском городке Новогрудок, где в августе 1942 года было уничтожено несколько тысяч евреев.

Что произошло с членами эстонских легионов СС, когда война была проиграна? Большинство из них были захвачены советскими войсками, которые вошли в Эстонию в конце 1944 года, и уничтожены. Но немало легионеров ушли вместе с немецкими войсками в Силезию, а потом в Чехословакию, где в конечном итоге оказались в плену, были убиты или отправлены в лагеря.

Когда Эстония вновь обрела независимость в 1991 году, было немало неоднозначных дискуссий по поводу того, как относиться к участию страны во Второй мировой войне. Еще в 1990 году появилась ассоциация «Эстонские борцы за свободу», в которую вошло большинство из тех 3 тысяч выживших эстонских солдат и офицеров, участвовавших в составе разных соединений в боях Второй мировой войны — в том числе и в эстонских легионах Ваффен-СС. С того времени ассоциация ежегодно проводит чествование битвы под Нарвой в 1944 году, в которой эстонские Ваффен-СС несколько месяцев сражались против советской армии. Собрания ассоциации носят частный характер и не имеют официальной поддержки, тем не менее ряд известных эстонских политиков, включая бывшего президента Леннарта Мери, обращались к ассоциации с приветствиями. Что не может не вызывать, мягко скажем, удивления, учитывая, кого объединяет и какие цели ставит перед собой эта ассоциация.

Надо сказать, что эстонское правительство предпринимало шаги, дабы местные власти не участвовали в чествовании памяти эстонских Ваффен-СС и их ветеранов. В 2002 году ассоциация «Эстонские борцы за свободу» на частные пожертвования установила в городе Пярну монумент, на котором запечатлен солдат в форме германских Ваффен-СС и высечена надпись: «Всем эстонским солдатам, кто погиб в годы Второй мировой войны за освобождение Отечества и свободную Европу в 1940 —1945». Однако установление памятника вызвало такой протест как в самой Эстонии (в том числе со стороны еврейской общины и ее главного раввина Шмуэля Кота), так и за ее пределами, что это вынудило правительство приложить усилия к тому, чтобы памятник был снесен. Ассоциация «Эстонские борцы за свободу» в 2004 году попыталась установить тот же памятник в Лихула, и снова правительство вмешалось и приказало убрать монумент. В конце концов в 2005 году памятник был установлен в частном музее в Лагеди (ближний пригород Таллина), где и находится по сию пору.

Эстонское правительство также заблокировало закон, предложенный представителями двух крайне правых партий парламента, которые хотели официально объявить ветеранов СС «борцами за свободу». Однако правда и то, что правительство не предприняло достаточных усилий, чтобы наказать тех сограждан, в том числе и участников кровавой бойни в Новогрудке, кто замешан в преступлениях, квалифицированных в Нюрнберге как преступления против человечества. Эстонские власти проводили расследования в отношении целого ряда ветеранов 20-й гренадерской дивизии Ваффен-СС, однако приняли решение, что нет достаточных оснований для выдвижения против них обвинений. Возможно, в каких-то случаях достаточных оснований и не было, но очевидно, что во многих других они были.

Нет сомнений, что история участия Эстонии в событиях Второй мировой войны далеко не относится к тем страницам, которыми можно было бы гордиться. Хотя надо заметить, что коллаборационисты, помогавшие нацистам, были практически во всех странах Европы, в том числе и в самой России. Нельзя сказать, что Эстония сделала все, чтобы разобраться со своим неприглядным прошлым. Впрочем, в некоторых странах с этим ситуация обстоит еще хуже.

Однако представляется циничным, когда российские официальные лица, порицая Эстонию, забывают, что и сама Россия так и не разобралась со своим собственным кровавым прошлым. Как минимум в Эстонии есть свободная пресса, в которой не утихают споры о том, как следует относиться к военным страницам истории страны. Подобные дебаты необходимы, дабы Эстония в конце концов смогла осознать свое прошлое. В то же время в самой России подобные дискуссии практически сошли на нет ...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.